Армения и армяне в русских источниках летописного периода

НазваниеАрмения и армяне в русских источниках летописного периода
страница1/10
Дата конвертации21.05.2013
Размер1,29 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Р.Г. ХАЧАТРЯН

“РУССКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ И АРМЕНИЯ

(18 - НАЧАЛО 19 В.В. ) “ .

ГЛАВА I

АРМЕНИЯ И АРМЯНЕ В РУССКИХ ИСТОЧНИКАХ ЛЕТОПИСНОГО ПЕРИОДА


Часть I

Еще до образования Киевского государства армяне имели связи и общение со славянами Руси и их предками. В период образования и расцвета Киевской Руси между нею и Арменией установились экономические и культурные связи. Раннее освоение армянами Каспийско-Волжско-Балтийского торгового пути также способствовало тому,что в России, еще до татарского нашествия, появились армянские поселения. В средние века в Киеве, Москве, Нижнем Новгороде, в дальнейшем в Астрахани и в других центрах России поселяется много армян.
Важное значение для активизации русско-армянских связей, особенно духовных и культурных, имело также принятие христианства на Руси.
Указанными и другими факторами определяется то обстоятельство, что в русских летописях, литературных памятниках, церковных документах и других первоисточниках летописного периода русской исторической мысли имеется много интересных материалов, относящихся как к истории русско-армянских отношений, так и к истории армянского народа в целом.


Русские летописи и другие первоисточники летописного периода на протяжении столетий тщательно изучались русскими учеными. “Традиции изучения русских летописей уходят своими корнями в XVIII в., когда происходит превращение исторических знаний в науку”1. В ходе этого изучения в сферу внимания русских историков, естественно, попадали и материалы, относящиеся к Армении. Эти материалы получили двоякое отражение в трудах русских историков: они, во-первых, использовались при освящении русско-армянских отношений; во-вторых, рассматривались в специальных источниковедческих исследованиях, посвященных конкретным русским источникам.
Много подобных материалов из русских источников летописного периода, относящихся к Армении, использовано в целях изучения русской истории и русско-армянских отношений в трудах русских историков.

В этом плане, как видно будет из нашего исследования, первым ввел их в обращение В. Н. Татищев. В дальнейшем мы встречаем большое количество подобных материалов в трудах М. М. Щербакова, Н. М. Карамзина, С. М. Соловьева и других русских историков.
Что же касается источниковедческих исследований о конкретных русских источниках, в которых есть материалы, относящиеся и к Армении, то интересные труды, в этом плане, созданы академиками В. В. Бартольдом, Б. А. Тураевым2. Много русских и армянских источников летописного периода, связанных с русско-армянскими отношениями, изучено и проанализировано в трудах академиков Б. Д. Грекова 3, М.Н. Тихомирова 4 и Д. С. Лихачева 5 . Эти труды являются ценным вкладом в изучение средневековых источников по русско-армянским отношениям.


В трудах досоветских русских историков, посвященных русским историческим источникам летописного периода, также имеются интересные комментарии, относящиеся и к материалам об Армении.
В работах И. И. Срезневского 6, посвященных русским источникам летописного периода, в частности, имеющимся в них сведениям, - “О землях за Араратом”, в трудах Андрея Попова 7 о русских хронографах, в публикациях П. Сырку 8 и многих других содержатся ценные сведения и комментарии по интересующему нас вопросу.
Много интересных мыслей и замечаний, связанных с Арменией, имеется в трудах исследователей, изучавших наследие русских путешествеников XIV-XVII вв. Например, в публикациях и исследованиях И. Сахарова 9, С.О.Долгова 10, посвященных путешествию Василия Гагары, имеются обстоятельные и интересные комментарии, относящиеся к Армении. Весьма интересные данные о первой записи армянского алфавита в русских источниках дал М. П.-ий в связи с публикацией текста путешествия Федота Котова 11. Ценные сведения об Армении содержатся в двухтомном исследовании С. Белокурова, посвященном Арсению Суханову 12. Большую работу провели по изучению материалов, относящихся к Армении, в сочинениях Василия Гагары и Федота Котова, советские русские исследователи этих источников- В. П. Андрианова- Перетц 13 и Н. А. Кузнецова 14.
Уже в XIX в. внимание армянских историков привлекли к себе конкретные русские источники летописного периода, содержащие материалы по Армении и армяно-русским связям, а также общности, встречающиеся в русских и армянских средневековых источниках, свидетельствующие о непосредственных или опосредованных влияниях и связях русского и армянского народов в сфере духовного творчества.
Одним из первых оригинальных и ценных исследований в этом плане является труд известного армянского ученого XIX в. Н. Эмина об общих чертах в русских и армянских средневековых церковных источниках, относящихся к сказанию о святых Борисе и Глебе 15. Аналогичные интересные труды принадлежат также перу Г. Халатьянца 16. Исследования о русско-армянских связях и взаимоотношениях на основе русских источников летописного периода написаны и известным армянским историком Ал. Ерицовым (Ерицяном) 17.
Изучение русских источников летописного периода, относящихся к Армении, продолжено армянскими советскими историками. Интересные сведения по этим вопросам содержатся в трудах академика Я. А. Манандяна 18. Много ценных работ, относящихся к русско-армянским историческим связям, и в частности связям в сфере материальной культуры, архитектуры, искусства на основе археологических исследований и анализа источников летописного периода, создано академиком И. А. Орбели 19. Указанные вопросы рассмотрены также в исследованиях академика АН Армянской ССР С. Т. Еремяна 20.
Заслуживают в этом плане внимания работы члена-корреспондента АН Армянской ССР Л.М. Мелисет-Бека, являющиеся оригинальными исследованиями об отражении русско-армянских связей в русских письменных источниках, начиная с Х-ХI вв., в которых рассмотрены отдельные материалы из русских летописей, Киево-Печерского Патерика, сказания о Борисе и Глебе и некоторые материалы в русских хронографиях 21. Освящению этих вопросов, главным образом в связи с армянскими источниками, посвящены и некоторые труды академика АН Армянской ССР Л. С. Хачикяна 22. Исследователь русско-армянских культурных связей К. Н. Григорян также изучил и проанализировал многие относящиеся к

Армении материалы, содержащиеся в русских источниках летописного периода 23.
С целью анализа материалов, относящихся к Армении, нами, прежде всего, детально изучен и рассмотртен полный свод русских летописей 24.
Начиная с “Повести временных лет”, а также местных летописных сводов ХII - ХIII вв. (Новгородской, Воскресенской и других летописей) и далее на протяжении всей истории русского летописания, прослеживаются материалы по Армении, содержатся интересные сведения, относящиеся к Армении и к русско-армянским связям.


Часть II

Заслуживает внимания то обстоятельство, что в русских летописях с самого начала дается четкое представление об основном географическом разделении Армении на Великую и Малую, соответствующее принятому в армянской географии разделению. В “Повести временных лет” в традиционном рассказе о разделении земель между сыновьями Ноя, читаем: “Афету же яшась полунощныя страны и западныя; Мидия, Альванья, Армения Малая и Великая, Каппадокия...” 25 . Именно в такой формулировке упоминается Армения во всех русских летописях 26. При этом само наименование “Армения” встречается в разночтениях. Наряду с основным написанием “Армения”, применяемым в большинстве летописей, мы встречаем также ряд других написаний, как, например, “Армениа” 27, “Арвинья” 28, “Арменея” 29.
Армяне как народ, в собирательном смысле, фигурируют в русских летописях, в основном, под наименованием “армены”30. Это- наиболее широко распространенное наименование армян в русских летописях. Часто встречается наименование “ормены” 31, а также такие как “армане” 32, “армене”33, “аремены” 34.
Большое место в русских летописях и других источниках занимает библейский сюжет, связанный с горой Арарат, наименование которой применяется во множественном числе, в форме “Араратские горы”.
Естественно, что гора Арарат, прежде всего, фигурирует в разделах летописей, посвященных истории “сотворения мира”, в соответствии с библейской традицией, в связи с легендой о всемирном потопе 35. Из многочисленных примеров приведем лишь один: “И наведе Господь потоп на землю, и потопе всяка плот(ь). Егда же исяче вода от лица всея земля, изыде Ное ис ковчега и есть древо ковчега на горах Араратскых междоу Парфы и Армены и до ныне. И оттоле начаша корабли творити и по морю плавати” 36.
Изучение русской исторической науки показывает,что особый интерес к горе Арарат преемственно перешел и в труды русских историков ХVIII в.
В русских летописях встречаются также немногочисленные, но весьма ценные для истории армянского народа данные и сведения об армянах в России. Интересны, прежде всего, данные о проживании армян в Москве. Рассказывая о пожаре в Москве, летописец упоминает о доме “Авраама арменина” 37. Это первое упоминание об армянах в Москве относится к 1390 г. и свидетельствует о том, что уже , по крайней мере, с конца XIV в., можно говорить о фактах поселения армян в Москве. В “Казанском летописце”, в том месте, где описывается возвращение Ивана Грозного в Москву после взятия Казани (1552 г.) и торжественная встреча в столице, говорится, что в числе встречающих были “вси купцы иноязычныя, турцы, и армены, и немцы, и литва, и многия странницы...” 38. Здесь речь идет не об отдельных армянах, а, видимо, о сложившейся уже в Москве колонии армян.
В летописях имеется и ряд других интересных сведений. Представляют, например, большой интерес сведения русских летописей о сватовстве и браке русского князя Владимира с Анной - сестрой византийских императоров Василия и Константина, в связи с крещением Руси. Императоры Василий и Константин были, как известно, армянами, так же как и их сестра Анна, хотя последняя в летописях именуется “грекиней”. Говоря о князе Владимире, летописец пишет: ”Шестая у него была царевна Анна грекиня, ея же ради крестися Владимер, от нея име дщерь Марию. яже отдана бысть в возрасте своем в жену Первому Козимеру, королю Польскому”39.
Однако мы считаем необходимым упомянуть те некоторые материалы в летописях, которые, хотя и относятся к армянской церкви, но, на наш взгляд, имели для русского читателя тех времен и познавательное значение, содержали данные, связанные с историей армянского народа и армянских поселений в России.
В качестве одного из примеров подобных источников можно привести Киево-Печерский Патерик, который содержит интересные сведения об армянах В Киевской Руси в ХI в.40
“Печерский патерик, - писал акад. М. Н. Тихомиров, - красочно рассказывает о спорах печерских монахов с армянами, сирийцами, евреями, латинянами (католиками). Сказание об Агапите, “бездомном враче”, говорит о враче армянине (“арменин родом и верою, хитер бе врачеванию”) и его единоверцах, следовательно, о целой армянской колонии. Врач-армянин вращался в самых высоких феодальных кругах и лечил Владимира Мономаха и бояр” 41.
О популярности в русских церковных кругах основателя армяно-григорианской церкви Григория Просветителя свидетельствуют содержащиеся в русских летописях сведения о строительстве в России церквей, носящих его имя. В “Новгородской четвертой летописи”42 сообщается о том, что в 1535 (7043) г., в Новгородской земле, в Хутыни, была основана и в 1536 г. освящена “церковь камена святыи Григореи Великия Армении”. Из той же летописи мы узнаем, что и до этого была построена другая церковь имени Григория Просветителя, но не такая богатая и красивая, как эта новая, описывая которую летописец пишет,что она была “велми чюдна, яко таковыи несть делом в Новгородцкия земли: яко околная стена, еже округ церквы, имея углов восьмь, а двери пятеры, в высоту велми высока, на неи же версе и колоколы уставиша, толико велми чюдно лепо видети”.
Летописец сообщает, что “освящена бысть сия чюдная церковь в лето 7044, месяца августа во 6 день, при благоверном великом князе Иване Васильевиче всеа Руси; и свящал сам благолюбивыи архиепископ со честным игуменом тоя обители Феодосием”. Интересно, что летопись сохранила и имя мастера, строившего эту церковь - “а мастеры церькви тое святаго Григория Великия Арменья делали Тверския земли, большому имя Ермола”.


Часть III

С точки зрения наследия, полученного русской наукой от летописного периода, представляют большой интерес и немногочисленные данные об армянском языке, всречающиеся в русской средневековой литературе.
Интерес к армянскому языку в России, проявившийся с ранних времен, имел два параллельных аспекта: научный интерес, связанный с развитием языкознания, и практический интерес, связанный с необходимостью политического, экономического и культурного общения с другими народами.
Русский “Хронограф редакции 1512 года”, перечисляя “языци мнози”, упоминает среди них и армянский язык 43.
В России, уже в XIII-XV вв., стали составлять интересные словари - “азбуковники”. Это были словари смешанного типа, и языковые, и энциклопедические, целью которых было дать читателю сведения об интересных явлениях, помочь понять смысл сложных русских слов, а также разъяснить смысл многих иностранных слов, географических названий и личных имен, встречавшихся в русской литературе.
Весьма интересно то обстоятельство,что уже в подобных русских словарях и азбуковниках XVI в. встречаются интересные обращения и к армянскому языку, армянским географическим названиям и именам.
В словаре XVI в. - “Азбуковник и сказание о неудобь познаваемых речах, их же древнии преводници не удоволишася преложити на русский язык” 44 - мы уже встречаем отдельные обращения к армянским названиям и армянским словам.
Весьма интересно то, что в этом словаре дается слово “бог” в переводе на 6 языков, один из которых - армянский.
Еще интереснее то обстоятельство,что первое упоминание слова “бог” на армянском языке ( в русской литературе) из пока известных нам данных, восходит к самому началу XV в. Уже в “ Путешествии Иеродиакона Зосимы”, которое он совершил в 1420 г., мы встречаем перечисление слова “бог” на тех же языках, и в том числе - “армянский арствать” 45 .
Во “Втором Велико-Русском словаре”, списки которого относятся к XVII в., также имеются обращения к армянскому языку, о чем свидетельствует уже вступление к словарю, в котором читаем: “Ведомо буди, еже что ради каяждо речь в семъ буквице имать над собою красную букву внимай: аще над коею речью азъ красен, то есть сице: Арабски, Арменски, Еллински,Ефюпски...”46 и т. д.
Интерес к армянскому языку перешел в гуманитарную науку XVIII в., в частности, в историческую, и, как показывает наше изучение, нашел весьма интересные проявления в трудах Татищева, Болтина, Карамзина и других русских историков.
Мы рассматриваем имеющийся в них материал, относящийся к Армении и имеем в виду лишь русские хронографы XVI-XVII вв. (“Хронограф редакции 1512 года” и “ Хронограф западно-русской редакции”), которые концентрируют в себе основное содержание предыдущих хронографов, а также многих летописей. Главной характерной особенностью хронографов в сравнении с русскими летописями является то, что они посвящены не столько русской, сколько всемирной истории.
В “Хронографе 1512 г.” имеется много интересных сведений об Армении, в том числе повествуется о завоевании Армении древнеперсидским государством 47 .Основные материалы “Хронографа 1512 г.” вошли в дальнейшем и в “ Хронограф западно-русской редакции” 48 , который относится ко второй половине XVI в. Однако в последнем, как вообще, так и в Армении, добавлено и много нового. Поэтому мы ниже приводим материалы из этого хронографа.
“Хронограф западно-русской редакции” начинается с эпохи Александра Македонского, в отличие от “ Хронографа редакции 1512 года”, который начинается с “сотворения мира”. В самом начале этого хронографа, в разделе “Повесть о Александре Македонском”, где идет речь о его завоеваниях, упоминается и Армения. “Оттуду же, - пишет автор хронографа, - прииде на реку, глаголемую Акиян, иже облежит всю землю. Оттуду же в Мидийскую страну и Великую Армению покорив, и оттуду многими дни прииде по дебрям и безводным местом, прииде на Ефрат реку, иже из рая течет” 49 .
В “Хронографе западно-русской редакции” содержатся также сведения об армяно-римских отношениях, походах римлян, борьбе армянского царя Тиграна II против завоевательной политики Рима. Автор “ Хронографа” пишет:
“И сотвори Скипион брань со Антиохом, царем Асийским, и Аннивалом риксом, царем фрейским, и победи их Скипион и сотвори я под Римляны. Тогда же сечеся Антиох Дионик, царь Сирский, с Тигранисом, царем Арменским. И одоле Тигранис и прият Антиохию. Царю же Антиоху бежавшу в Перскую землю, пришед же Помпий Магн от Рима на Килики и победи их. И бися с Тигранисом, царем Арменским, и победи его и прият Армению и Киликию и Сирию разсыпа, отмстив Антиохияном. И вниде во град Антиохию, сотворив я под Римъляны. Антиох же Дионик, слышав Арменскаго царя погибель и Помпиеву победу, пришед от Перския земля, паде пред Помпием, прося у него царства своего. Помпий же, послуша моления его, даде ему царство Сирию и Киликию. Царство 26 в Сирии и во Антиохии. И всего, еже держа сей Антиох Дионик царство в Сирии, первое до битвы еже с Тигранисом, царем Арменским, и последи, егда даде ему Помпий Магн, лет 19”50
Упоминается в “ Хронографе” и о завоевании Армении Тимуром 51 , даются читателю сведения об Армении в период крестовых походов.
Повестуя о крестовом походе, возглавляемом Готфридом Лотарингским, автор “Хронографа” пишет:” И тако с великою радостию и честию поклонищася святому гробу Господню и прочим святым местом. Такоже того же лета взяша и Антиохию под Армены. Тамо взяша копие, имже прободен Господь наш Исус Христос на кресте, его же носяще пред полки, победиша Корбона, Арменскаго царя, убиша у него сто тысяч. Посем поставиша Готфредиса царем во Иеросалиме...”52
Далее говорится о походе Фридриха Барбароссы - “лета от Рождества Христова 1152” и его гибели в Армении. “Цесарь взем Арменския украйны и тамо от великаго зноя вбрел в реку быстро на коне; пошибла его вода и тамо утоп, велий плач оставив людей”53 .
Суммируя данные по истории Армении в хронографах, можем отметить следующие упоминания об основных событиях истории Армении: о вхождении Армении в персидское государство при Кире и его преемниках, о завоевании Армении Александром Македонским, о Тигране II, армяно-римских войнах и походе Помпея в Армению, об армянском царе Трдате и принятии при нем христианства в Армении, о завоевании Армении Тимуром, об Армении в период крестовых походов, участии армян в обороне Царьграда и другие данные, свидетельствующие о том, что в хронографах отражены многие основные и переломные события армянской истории.
Помимо этого имеются и эпизодические упоминания о связях древней Армении с Ассирией, об участии армян в походе императора Тита на Иерусалим, о борьбе Армении против турецких завоевателей, отдельные географические сведения о том, что Тигр и Евфрат вытекают из Армянских гор54, метко подмеченное сведение, что Армения- “каменистая страна”55 и ряд других.
Изучение материалов об Армении в хронографах привело нас к выводу, что их составители постоянно обновляли, редактировали, дополняли материалы, относящиеся к Армении.
Сравнение “хронографа 1512 г.” с “хронографом западно-русской редакции”, например, показывает, что в последнем есть ряд новых материалов по истории Армении, не вошедших в состав хронографа 1512 г. К ним относятся такие важные материалы, как упоминание о Тигране II, его борьбе с Римом, походе Помпея в Армению и т. д. Новым является также упоминание о походе крестоносцев, походе Фридриха Барбароссы в 1152 г. и его случайной гибели в Киликии, а также материал о переговорах папы Каликста III с армянами в 1455 г., в связи с организацией борьбы с Османской империей.
Подытоживая раздел летописей и источников, можно констатировать, что уже в XVI- XVII вв. читающая общественность на Руси могла располагать определенной суммой знаний, относящихся к Армении и к армянскому народу.


Часть IV

Особый род литературных памятников средневековья составляют “Хождения” - сочинения русских людей, побывавших в разных стрaнах и описавших их. Всех авторов этих произведений лишь условно можно назвать путешественниками. В их числе мы встречаем государственных и церковных деятелей, совершавших служебные поездки, купцов, ездивших по торговым делам, паломников ко святым местам, людей, волею судеб попавших в чужие страны, и, наконец, путешественников. Ими создана большая и ценная литература, способствовавшая собиранию в России знаний и об Армении 56.
Эпизодические сведения об Армении мы встречаем уже в ранних сочинениях русских путешественников. Так, например, в “Путешествии Иеродиакона Зосимы по святым местам в 1420 году”57 автор, описывая свой путь, пишет: “Тут бяше устье вышло на Великое море Понтийское, еже зовется: Белое, и тут стоит град Троада, на самом устье. Отселе выходят пути на Великое море: на право поидти ко святой горе, и к Селуню, и ко Армянской земле, и к Риму; на лево же ходят правовернии ко Иерусалиму”58.
В дальнейшем сведения об Армении все более увеличиваются. Особенно много их у путешественников XVII в.- Якова Лызлова, Федота Котова, Василия Гагары, Арсения Суханова и др.
Весьма интересные материалы, относящиеся к Армении, содержатся в сочинении Федота Котова, русского купца, совершившего путешествие в Персию в 1623-1624 гг. и оставившего описание своей поездки- “Хождение купца Федота Котова в Персию”.
Этот исторический источник начала XVII в. неоднократно публиковался и исследовался русскими учеными 59.
В ходе своего путешествия Котов вел интересные записи о странах, в которых побывал, в том числе об Армении. В сочинении Федота Котова имеются сведения об армянском населении Персии, о городе Ереване, о горе Арарат и другие данные.
Представляют большой интерес приводимые Котовым сведения об армянах, проживавших в районе Испагана, насильственно угнанных шахом Аббасом I из Армении в Персию и основавших здесь большую колонию- Новую Джульфу, именуемую в сочинении Котова “Жулфа”. Следует отметить, что это - первое в русской исторической литературе упоминание о Новой Джульфе, армянские купцы которой сыграли в дальнейшем важнейшую роль в армяно-русских отношениях и к которой в XVIII в. был направлен интерес многих русских историков и исследователей.
Котов дает сведения и о Ереване. По всей вероятности, в русской исторической литературе это одно из самых ранних, если не первое, сведений о городе Ереване, который у него именуется “Раван”60 Котов пишет: “От Генжи шесть дней ходу до Равана горами. А в Раване город каменной, стоит на ровном месте над рекою Чензичею61. А ширина реки человеку камнем бросити” 62.
Заслуживают интереса сведения Котова о горе Арарат. Описывая ее, Котов пишет: ”Да под тем же городом Раваною на полдень стоит добре высока и велика. А верх взошел что колпак. А русских верст до ней ходу от города Равана болши десяти. А около тое горе лежит вековой снег зимою и летом и на тое гору восходу нет никому. А на тои горе стоит Ноев Ковчег. А персы и турки тое гору называют Султана агры, тои горе зов по их 63 . Да они же зовут Баш Дакеми, а по нашему по руски на верху горы ковчег. А у нас тое гору зовут Арарат” 64.
Федот Котов проявил большой интерес к армянскому языку, так же, как и к другим языкам. Весьма любопытно, что он оставил в своем сочинении запись целого ряда алфавитов - персидского, арабского, турецкого, армянского. Он попытался русскими буквами записать армянскую азбуку 65 . В его изложении это выглядит следующим образом: “ Се же азбука арменская: аинь, пень, кень, таечь, за, е, еть, то, же, инни, лон, хе, ца, кень, гоц, кат, че, мен, и, но, ша, по, ча, бе, ра, се, вев, дюн, ре, цо, фун, пур, ке, ечь, аин, заавсес! “ 66
Современником Федота Котова был русский купец Василий Гагара, который через десять лет после Котова, в 1634-1637 гг. совершил большое путешествие в Царьград, Иерусалим и Египет сухопутным путем, через Кавказ, Армению и Ближний Восток. В “Хождении” Василия Гагары имеются весьма ценные данные об Армении, в частности о городе Ереване и горе Арарат.
Его сочинение также имеется в ряде списков и публикаций 67.
Василий Гагара - интересная личность. Богатый купец, проживший, по собственному признанию, довольно бурную жизнь, он решил, с целью покаяния, совершить паломничество по святым местам. Он выбрал путь через Грузию и Армению.
“А шол на грузинскую землю на город Тифлис...” 68, - пишет он и дает интересные описания Тифлиса, горячих источников, бань, реки Куры, монастырей вокруг Тифлиса и т. д.
Далее его путь прошел через Ереван, Ардаган, Эрзерум. Гагара описал реку Аракс, зафиксировал некоторые впечатления об Армении.
“ Да близ же гор днища за полтора, - пишет Гагара, - идет река именем Ураз 69 вельми быстра; лошадь по той реке не переходит, токмо велбуды; да и то вниз по воде, а поперек не перейдет никакой скот, ни человек, а зимою та река немерзнет. Да близко тех гор Арарацких есть во стране сад савеков, а в том саду, есть овны велики близь быка и буйвола; а сильны вельми, а роги у них есть по сажени и боле, а кругом толщиною 4 пядей, а те овны в том саду от начала века никем небрежны, развее Бога. Да в той же Кизылбашской земли есть черви, а у них шелк родится” 70.
Как видим, здесь есть интересные сведения о реке Аракс, которая по правильному наблюдению Гагары “вельма быстра” и зимою не замерзает. Отметил Гагара и шелководство, характерное для Армении.
Упоминает в своих записях Гагара и город Ереван, а также Эчмиадзин. ”Потом же, - пишет он,- шел на град Родян 71, близ того града Родяни 15 поприщ на ровном месте стоит монастырь армянский, а в нем 3 церкви” 72. Проехав по Армении, когда еще были свежи следы турецко-персидских войн, в результате которых Ереван переходил из руки в руки, Гагара отметил также, что город “ бывал турского царя, а ныне за царем персидским” 73
В сочинении Гагары также занимает большое место гора Арарат. Легенда о Ноевом ковчеге была настолько привлекательной, особенно для паломника, идущего в Иерусалим, что проехавший мимо Арарата Гагара не удержался от соблазна сообщить своим соотечественникам, что он видел ковчег чуть ли не собственными глазами.
Гагара внес в описание горы Арарат новые интересные детали, заслуживащие внимания. Он пишет: ”А гора Араратская вельми высока, и мы до нее шли девять дней, и близко является, а дойти не можно; а кто на нее ни пойдет, мнози глаголют, что мало с нея бывают, понеже вельми студено на ней, и от тоя студени люди помирают” 74.
В другом списке читаем следующее описание Арарата: ”Да есть в порубежи Турския земли и Кизылбашския земли горы Арарацкия, а на них снег лежит лето и зиму...75 .. Арарацкия же горы только две; одна гора повыше, а другая пониже; около тех гор иныя горы, те и в половину тех гор нет. И многия армени и босурманы покусишася многажды на те Арарацкия горы взойти, и посмотрити Ноева Ковчега; и как взойдут треть тоя горы, и на них взойдет сон велик; и как уснут, а их Божиею силою76 снесет верст за 20, а иных за 30, а ни единаго до полу гору не допустит взойти, а те оби горы круглы и урядны зело. А видеть те горы из великих гор днищ за 50 и боле; а кажется за 3 верст близностию”77 .
Если внимательно рассмотреть приведенные тексты, то можно заметить, что Гагара прибавил много нового к имеющимся до этого в русской литературе данным об Арарате. Он метко заметил ее обманчивую близость с больших расстояний, отметив, что она “близко является, а дойти не можно”,что на ней “снег лежит лето и зиму” и “никогда не исходит”, четко описал Большой и Малый Арарат, правильно отметил, что окружающие его горы “ и в половину тех гор нет”. Гагара почувстовал и красоту Арарата, когда писал, что “а те оби горы круглы и урядны зело”.
Эти сведения, как наблюдения русского человека, одним из первых лично видевшего Арарат, весьма интересны. Он пишет ,что “многие армены и босурманы покусишася многажды на те Арарацкия горы взойти”. Не следует проходить мимо этого заявления, ибо известно, что армянская церковь категорически запрещала всякую попытку подобного восхождения и в армянских источниках нет никаких упоминаний о подобных попытках. Утверждение Гагары, для того времени, вообще является единственным в литературе и приобретает особую ценность, если учесть, что Гагара мог услышать об этом только в Армении и зафиксировать для истории имевшие, видимо, хождение в народе разговоры об этих попытках.
После описания Арарата, Гагара, характеризуя климат Араратской долины, отмечает: ”таковое чудо, что под горами зима не бывала, а на горах лета нет”78. Удивленный тем, что в одном и том же регионе, в зависимости от высоты, может быть одновременно и зима и лето, Гагара интуитивно подошел к вопросу о вертикальной климатической зональности, назвав это “чудом”.
Видимо, география Армении подводила ее наблюдателей к этому “чуду”, и не случайно, что французский путешественник Жозеф Турнефор, посетивший Армению в 1701 г., почти 70 лет спустя после Гагары, и сделавший попытку подняться на Арарат, наблюдая эти же контрасты климата, именно в Армении сформулировал закон вертикальной климатической зональности79.


Часть V

В 1651 г. видный церковный и политический деятель России XVII в. Арсений Суханов80 совершил поездку в Иерусалим81 . Арсений Суханов и до этого выполнял дипломатические поручения, был в Грузии, Молдавии, Валахии и в других местах. Его поездка в 1651 г. в Иерусалим была вызвана необходимостью изучить положение греческой церкви, в связи с взаимоотношениями русской и греческой церквей. Обратный путь Суханова пролегал через Армению и Грузию и в 1653 г. вернулся в Москву.
Путевые записи Суханова, известные под названием “Проскинитарий”, содержат интересные материалы как об армянах и армянском патриаршестве в Иерусалиме, так и о жизни в Армении, которую он наблюдал на обратном пути. Труд Суханова существенно отличается от сочинений русских путешественников тем, что он содержит не только наблюдения автора в ходе поездки по Армении, но и целый ряд материалов, о контактах православных и армянских церковных деятелей, которые проливают свет также на некоторые вопросы армяно-русских отношений 50-х годов XVII в., периода , по которому мы не располагаем почти никакими данными.
Суханов оставил интересные сведения о ряде городов. Он описывает, например, город “Дрыган” или “Ездрыган”, т.е. Ерзинджан, а точнее, Ерзнка. Описывает Суханов армянские деревни на берегу Евфрата: “Тут деревня Армянская,- пишет он, - церквица хороша каменная на горе; тут же у моста на горе и городок был: каменной и со сводом покрыт мало; пониже моста и деревни река раздвоилась на двое; одна идет с летняго запада, другая с летняго востока; после полдня поехали на восток подле реки”82.
Метко замечал Суханов специфические черты географии и климата Армении. Отметил он и обилие корма для скота и то, что из-за холода “хлеб не вскоре зреет”83. Он оставил особенно подробную географическую характеристику района Эрзерума. “Около Ерзерума все горы снежныя во все снег лето со всех стран. Вниз по реке по Муратсу от Ерзерума долина велика и долга, по ней по обе стороны под горою деревни многия и села, армяне и турки живут; и пашни хорошия и луга и горы с травою скатопажныя, и воды хорошия текут от снежных гор от снега; хлеб гораздо добр, токмо зелен; пшеница хороша, только колосится, а иная в волоти, також и ячмень; понеже место хладно от снегу с горы и студено, без шуб ехать нельзя и в лето, и дожди бывают часто, от горы от снегу облака раздаются и дают дождь, и того ради все зелено. Горы есть внутрь Ерзерума, вода разведена на 40 источников, а зимой сказывают, тут снег лежит три месяца. От Ерзерума по нашей дороге пошла долина, другая больше Ерзерумской на восток же налетний прямо. В Ерзерум возят лес сосновой на водах и на слегах, бревны сажен 6 и 7, в тонком конце пол аршина; и мернаго хоромнаго лесу много. От Ерзерума верст с 20 на горах растет лес великой; тут в первый раз мы только увидели в Ерзеруме такой лес, а инде нигде нет ни лесу, ни телеги”84.
Все эти данные, в своей совокупности, дают нам основание говорить о том, что русская историческая наука XVIII в. получила определенное наследие, относящееся к Армении, от летописного периода русской исторической мысли. Многие материалы по истории Армении, содержащиеся в русских источниках летописного периода, особенно относящиеся к гражданской истории, преемственно перешли в русскую историческую науку, были введены в обращение в трудах русских историков, подвергнуты научной обработке и анализу и послужили основой для ценных научных выводов, относящихся к истории Армении и русско-армянских отношений.


ГЛАВА II


ИЗУЧЕНИЕ ИСТОРИИ АРМЕНИИ И РУССКО-АРМЯНСКИХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИИ

(18-ПЕРВАЯ ЧЕТВЕРТЬ Х/Х ВВ.)

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Армения и армяне в русских источниках летописного периода iconИнформационно-поисковая система "гербарий" Тип бд
Содержание: данные об источниках загрязнения, их характеристики, информация о возможных источниках аварий
Армения и армяне в русских источниках летописного периода icon1 Почему мы нуждаемся в возобновляемых источниках энергии?

Армения и армяне в русских источниках летописного периода iconРешением комиссии ркф решением президиума ркф по рабочим качествам и спорту 16 июня 2005 г
В испытаниях и состязаниях могут участвовать собаки различных охотничьих пород, имеющие навыки выслеживания подранков копытных, за...
Армения и армяне в русских источниках летописного периода iconРабочая версия программы февраль 2009 цели и задачи программы главная цель Разработка и применение научных методов для существенного продления периода здоровой жизни человека Приоритетные задачи
Практическое применение результатов научных разработок для существенного продления периода здоровой жизни человека
Армения и армяне в русских источниках летописного периода iconДиалектика переходного периода из ниоткуда в никуда

Армения и армяне в русских источниках летописного периода iconЗоология
Это, как правило, те вопросы, содержание которых хорошо освещается в основных источниках учебной литературы. При самостоятельной...
Армения и армяне в русских источниках летописного периода icon110 г до н э — Первое упоминание озера под именем «Бэйхай» в китайских письменных источниках. VI viii вв
...
Армения и армяне в русских источниках летописного периода iconВ органическом мире кембрийского периода, начале палеозоя, появляются археоциаты и древнейшие членистоногие трилобиты, брахиоподы, строматопороидеи
В органическом мире кембрийского периода, начале палеозоя, появляются археоциаты и древнейшие членистоногие – трилобиты, брахиоподы,...
Армения и армяне в русских источниках летописного периода iconПрограмма по литературному чтению пояснительная записка общая характеристика учебного предмета
Именно чтение лежит в основе всех видов работы с информацией, начиная с ее поиска в рамках одного текста или в разных источниках,...
Армения и армяне в русских источниках летописного периода icon«Повесть временных лет»
Литература периода борьбы русского народа с монголо-татарскими завоевателями и начала формирования централизованного государства
Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница