Н. Я. Озерецковский Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому

НазваниеН. Я. Озерецковский Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому
страница1/17
Дата конвертации29.12.2012
Размер2,08 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Н.Я. Озерецковский

Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому


Петрозаводск, Карелия, 1989

Вступительная статья, подготовка текста и комментарии Б. И. Кошечкина


Оглавление


Оглавление 1

Академик Николай Яковлевич Озерецковский и его путешествие по великим озерам Северо-Запада России 1

Описание Ладожского озера 16

Описание реки Свири 48

Обозрение Онежского озера 54

Примечания 98



Аннотация

Книга принадлежит перу выдающегося натуралиста конца XVIII – начала XIX в. академика Н. Я. Озерецковского и является первым сочинением о нашем крае, написанном русским ученым и изданным на русском языке. Последний раз книга издавалась в 1812 г.


Академик Николай Яковлевич Озерецковский и его путешествие по великим озерам Северо-Запада России



Книга, которую мы открываем, во многом необычна. Это первая книга о Карелии, написанная русским ученым, первое сочинение о нашем крае, изданное на русском языке.

Время ее создания – рубеж XVIII и XIX столетий, период отечественной истории, когда разбуженная от феодальной спячки мощной волной петровских реформ, освещенная гением Ломоносова «страна-корабль» стремительно двигалась по пути прогресса, смело выдвигая из недр народа новые силы: политиков и дипломатов, административных и военных деятелей, поэтов, ученых, путешественников. Достойным представителем этой плеяды стал сын сельского священника Николай Озерецковский, выдающийся ученый-натуралист, поборник отечественной культуры, литератор и педагог, по праву занявший место в ряду первых русских академиков.


1

Автор «Путешествия по озерам Ладожскому и Онежскому» родился под Москвой в селе Озерецком Дмитровского уезда в 1750 году (день и месяц рождения неизвестны).


[]


Семилетним мальчиком он был отдан в семинарию Троице-Сергиевой лавры, в стенах которой находился десять лет. По сравнению с другими духовными учебными заведениями России XVIII столетия эта семинария во многом отличалась в лучшую сторону. Во главе ее стоял широко образованный ученый-богослов Платон Левшин, чья деятельность положительно сказывалась на общем уровне преподавания и способствовала ослаблению духа догматизма как среди преподавателей, так и семинаристов.

Добрая слава училища достигла Академии наук и, когда в 60-х годах понадобились грамотные молодые люди для участия в ученых экспедициях, руководство Академии обратилось к Левшину с просьбой выделить их из числа семинаристов. Среди 16 человек, направленных в Академию, был и Николай Озерецковский «села Озерецкого священников сын». Из этого краткого упоминания мы впервые узнаем не только о происхождении будущего ученого, но и его фамилию, данную в семинарии.

Семинаристы прибыли в Петербург, в «студенческие классы», и были размещены на жительство в здании академической гимназии. Об уровне их материальной обеспеченности и условиях жизни красноречиво свидетельствует возникшая по Академии переписка: «А как они люди заезжие и объявляют, что у многих некоторых нужных вещей, а особливо постелей, нет, того ради как постели и под них кровати, так и другие самонужные вещи, без которых обойтись неможно, исправить».

Становление Озерецковского-ученого протекало в ходе деятельности академических экспедиций второй половины XVIII столетия, поэтому необходимо сказать несколько слов об этом замечательном для своего времени мероприятии.

Уже к началу столетия был накоплен очень значительный материал о природе России. В 1764 году М. В. Ломоносовым была впервые высказана идея организации астрономо-географических исследований территории государства. Он


[]


предложил создать для этого три экспедиции, время работы которых определялось бы полутора-двумя годами, а общая протяженность маршрута каждой составляла бы шесть тысяч верст. Помимо астрономических определений, участники экспедиций должны были «записывать натуру мест», вести метеорологические наблюдения, описывать города. Были составлены «географические запросы», анкеты, которые в предварительном порядке рассылались по всем губерниям страны. В числе руководителей «астраханских» и «оренбургских» отрядов экспедиций были П. С. Паллас, И. И. Лепехин, И. П. Фальк, С. Г. Гмелин.

«Оные экспедиции отправятся в скорости, коих главный предмет описывать и собирать в том их путешествии не токмо всяких родов растения и животных, особливо кои неизвестны по сие время или еще не довольно описаны в ученом свете, но изыскивать такожде всякие минералы, руды, камни, земли, соли и все то, что может служить к распространению истории натуральной и следующей из того общественной пользе», – говорилось в одном из документов.

Восемнадцатилетний Николай Озерецковский был направлен в Оренбургский отряд И. И. Лепехина. В состав этого отряда вошли еще двое юношей – Андрей Лебедев и Тимофей Мальгин, а также рисовальщик, чучельщик и стрелок.

Перед началом путешествия студенты получили специальное наставление, в котором, в частности, говорилось, что им предстоит учиться «натуральной истории вообще, а именно: зоологии, ботанике, минералогии, дабы... со временем могли себя оказать в сей науке и при Академии определены быть с пользою», а пока «собирать и приготовлять натуральные вещи, сушить травы, копировать журналы, описания и другие ученые дела...» И. И. Лепехин организовал для своих будущих воспитанников экскурсии на природу, обучая их сбору коллекций и метеорологическим наблюдениям.

На одежду, питание и путевые расходы каж


[7]


дому студенту было определено жалованье 144 рубля в год.

Способности юного Озерецковского позволили Лепехину уже с самого начала путешествия поручать ему самостоятельные маршруты. «Для большего успеха в делах нам порученных, – писал И. И. Лепехин, – отправил я из Симбирска студента Николая Озерецковского, на которого перед другими больше полагал надежды (разрядка моя. – Б. К.), в город Саратов для собирания там птиц и весенних трав, дав ему в помощники чучельщика и стрелка».

В течение трех лет экспедиция работала в Поволжье, на Урале, в астраханских степях, осуществляя «собирание натуральных вещей и изучение трех царств природы».

По-видимому, все последующие годы Озерецковский в качестве помощника Лепехина играет наиболее важную роль в осуществлении замыслов учителя. Так, в 1770 году в написанной академиком «Росписи езды» тот планирует, «...чтобы дать дело части из подчиненных мне людей, в генваре месяце будущего 771 году отправлю вперед к городу Архангельскому студента Николая Озерецковского, чучельщика Федотьева и стрелка для собирания натуральных вещей около города Архангельского». И действительно, зимой 1771 года Н. Я. Озерецковский приезжает в Поморье для собирания птиц, рыб и «прочих Белого моря продуктов».

Из Архангельска путешественник направился в Колу. Путь его лежал вдоль Мурманского берега. Об этом свидетельствуют упоминания Озерецковским о фауне островов, «против Лапландии в окиане лежащих».

В Коле Н. Я. Озерецковский пробыл в течение целого года, всесторонне изучив сам город, население края, рыбные промыслы и, конечно, фауну моря и растительный мир его берегов. Посвященная результатам поездки работа молодого исследователя «Описание Колы» увидит свет лишь два десятилетия спустя. Сейчас же


[]


руководитель экспедиции отмечал, что «рачениями студента Озерецковского собрано немало приморских птиц и рыб, также и разных родов морских животных и растений, сверх того ничего им не упущено, что по предписанию моему от него было требовать можно, как-то: описание Кольской страны, образ жития и нравы живущих между Архангельском и Колою».

В Архангельск Озерецковский возвращался по зимнему пути, пересекая Кольский полуостров в направлении Кандалакши, затем по Поморскому берегу через город Онегу.

1772 год снова застает Озерецковского в дороге. Оставив Архангельск в середине июня, путешественник побывал в низовьях Мезени и Кулоя, пересек южную часть полуострова Канин и достиг губы Индиги. Впоследствии, вспоминая этот маршрут, он писал: «С реки Индиги берегом ходил я на Святой Нос, с конца которого с неописанным удовольствием смотрел на пространство Ледовитого моря, обращая глаза мои в сторону Новой Земли, на которой побывать великое тогда имел я желание. Но не имея способного к такому пути судна и видя на море жестокие бури, оставил мое намерение...»

На обратном пути, в устье реки Неси, Н. Я. Озерецковский встретился с И. И. Лепехиным. Дорогу до Архангельска и далее путешественники проделали вместе. Их маршрут прошел через Холмогоры, Каргополь и южное побережье Ладоги и завершился в Петербурге 25 декабря.

В ходе этих экспедиций Н. Я. Озерецковский сформировался как разносторонний натуралист, глубоко овладевший методами полевых исследований и описаний. Это, казалось, открывало перед ним широкую перспективу плодотворной научной деятельности в стенах Академии. Так думал и И. И. Лепехин, представляя в 1774 году молодого ученого к научному званию адъюнкта.

Однако обстоятельства сложились иначе. Вскоре по возвращении из очередной поездки Н. Я. Озерецковский был подвергнут испытанию


[9]


по естественной истории в присутствии всей ученой конференции Академии. Итог экзамена оказался неблагоприятным. Биографы академика объясняют это стремлением иностранных членов Академии ограничить доступ в ее стены русских ученых. Решение конференции было составлено в унизительной для Озерецковского форме и отмечало как бы собственное нежелание соискателя к занятиям наукой. В нем говорилось, что «нет ничего предосудительнее и для науки и для общего блага, как насильно заставлять заниматься и посещать профессорские лекции таких молодых людей, которые не обнаруживают для этого ни малейшего желания».

Уязвленный необоснованным суждением академиков, подавленный заключением конференции, Озерецковский решил было навсегда расстаться с Академией. Только участие И. И. Лепехина и Э. Г. Лаксмана удержало его на научном поприще. Оба академика предложили ему заграничную поездку, обосновав ее целесообразность перед Академией. В письменном заявлении они отмечали, что «из экзамена и описаний его самых редких натуральных вещей, также из собственных его с ними разговоров усмотрели больше в нем, нежели посредственное его знание и успехи в натуральной истории, и, смотря по его прилежанию, объявили, что Академия может всегда ожидать от него истинной пользы, ежели он для большего его в оной науке совершенства послан будет за море».

За рубеж Н. Я. Озерецковский был направлен вместе с другим питомцем Академии – В. Ф. Зуевым, учеником П. С. Палласа, также принимавшим ранее участие в академических экспедициях.

Накануне отъезда Академия снабдила молодого ученого специальным письменным напутствием, в котором говорилось, что, находясь в западноевропейских университетах, тот должен был «положить сперва твердое основание в физике, химии, анатомии и физиологии, не упуская при этом и всех частей натуральной истории».


[0]


Были в этом предписании и следующие примечательные строки: «Как жалованья от Академии имеешь ты получать только по триста по пятнадцать рублей в год, то надобно тебе расходы на содержание твое пищею, квартирою, платьем, также на покупку нужных книг и на платеж профессорам за лекции располагать, смотря по при-


Рис. 1. Петербургская Академия наук


ходу, и всячески воздерживаться от долгов, ибо Академия платить оных за тебя не будет».

Н. Я. Озерецковский и В. Ф. Зуев направились в Лейпциг, а в следующем году испросили разрешения Академии церевести их в Страсбургский университет, где в 1778 году Озерецковский получил степень доктора медицины. На родину Н. Я. Озерецковский вернулся в мае 1779 года. Как результат поездки он представил Академии


[1]


свой труд «Растения-паразиты», который был положительно оценен академиками. Наконец, в собрании Академии 23 сентября 1779 года Н. Я. Озерецковский был единогласно избран адъюнктом натуральной истории, а спустя три года, в 1782 году, состоялось и «всемилостивейшее пожалование адъюнкта натуральной истории и доктора медицины Николая Озерецковского в академики».

В том же году Озерецковский вновь отправляется в Европу. На этот раз сопровождая питомца графа Григория Орлова А. Г. Бобринского. Воспитанник отличался крайне легкомысленным поведением. Не поладив с Бобринским, Озерецковский оставил его в Париже и вернулся в Россию, по некоторым источникам, – пешком.

Вскоре после возвращения Н. Я. Озерецковского на родину произошло знаменательное событие. В 1783 году учреждается Российская Академия. В соответствии с ее первым уставом, в числе задач развития национальной науки и культуры Академия имела изучение, очищение и обогащение русского языка. Молодая Академия, среди членов которой было немало учеников М. В. Ломоносова (в том числе и ее непременный секретарь И. И. Лепехин), развернула активную деятельность, в частности по составлению и изданию «Словаря Российской Академии». В этой патриотической работе, по замечанию Лепехина, «Академии надлежало возвеличить российское слово, собрав оное в единый состав, показать его пространство, обилие и красоту, поставить ему непреложные правила, явить краткость и знаменательность его изречений и изыскать глубочайшую его древность».

Когда был создан «издательный» комитет словаря из трех академиков, наряду с С. Я. Румовским и П. Б. Иноходцевым в него вошел Н. Я. Озерецковский. Вопросы изучения русского языка не были для него отвлеченными, так как он сам не только выступал в качестве редактора различных изданий, но и преподавал российскую словесность в кадетском корпусе.


[12]


2

Летом 1785 года Академия направила Н. Я. Озерецковского в экспедицию по Ладожскому и Онежскому озерам. К этому времени он уже признанный ученый-натуралист, разносторонне образованный деятель и опытный исследователь.

В путь экспедиция направилась на сойме, примитивном парусном судне, традиционно использовавшемся как средство передвижения и промысла ладожских рыбаков. В течение трех дней сойма двигалась по Неве к Шлиссельбургу, а затем вышла в Ладожское озеро.

Первая часть маршрута Озерецковского лежала вдоль выравненного западного берега озера, где отсутствовали гавани и бухты, «куда бы плавателю в опасности укрыться было можно». По берегам простирался дикий, едва потревоженный человеком край во всем многообразии отнюдь не скудной северной природы, практически неизученный, неизведанный, не ставший еще объектом научного описания.

Сегодня, когда наше внимание, как никогда, приковано к проблемам экологии, охраны природы, к необратимым негативным изменениям природной среды, Н. Я. Озерецковский выступает перед нами в качестве первого свидетеля, рассказывающего, что являла собой некогда местность, представляющая ныне чуть ли не ближайшие окрестности почти пятимиллионного Ленинграда.

«За нужное почитаю упомянуть о диких зверях, какие в густых лесах, от вершины Невы по берегу Ладожского озера растущих, обыкновенно водятся, чтоб в случае надобности не искать за пятьсот верст того, что в пятидесяти от С.-Петербурга получить можно, – пишет путешественник. – Нет нужды упоминать о медведях, волках, лисицах, белках и зайцах, о которых всяк знает, что они в здешнем краю нередки, но не всякому может быть известно, что в таком близ-


[]


ком расстоянии от столичного российского города попадаются также лоси, барсуки и куницы».

Не менее любопытны упоминания путешественника и о рыбах самой Ладоги, об осетрах и лососях, в изобилии обитавших тогда в водах озера.

Обстоятельны сделанные Озерецковским описания представителей растительного мира. Рассказывая о пути от мыса Иголка к деревне Тайболе, натуралист отмечает, например, произрастающее на низких участках берега «растение, названное в Ижорском травнике солнечною росою, а в простом народе во многих местах, особливо около Москвы, под именем царских очей известное, которое тем примечательно, что цвет свой отворяет в июле месяце только в девятом часу поутру, а в двенадцатом перед полуднем паки его закрывает, и что от травки сей, когда она, будучи измята, положится в пресное молоко, жидкость сия сседается. Славный Гофман говорит, что травку сию, для ея красоты и действия, надобно назвать Венерушкою. ...Некоторые невежды, слывущие ворожеями, почитают ее приворотною травою и обманывают ею влюбленных слепцов».
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

Н. Я. Озерецковский Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому iconЛуи Фердинанд Селин Путешествие на край ночи
Путешествовать – полезно, это заставляет работать воображение. Все остальное – разочарование и усталость. Наше путешествие целиком...
Н. Я. Озерецковский Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому iconБарбара Хэмбли Путешествие в страну смерти Барбара Хэмбли Путешествие в страну ночи
Джерри – с любовью. За его поддержку, а главное, за то, что он во мне никогда не сомневался
Н. Я. Озерецковский Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому iconРассмотрена на Методическом совете Утверждена
Виртуальное путешествие по дому карельского крестьянина музея-заповедника «Кижи». 23
Н. Я. Озерецковский Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому iconПутешествие по недрам планет
Есть в сердце земном неизмеримое могущество, которое на месте гор море зиждет и на месте моря горы
Н. Я. Озерецковский Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому icon«Путешествие по материкам»
Класс разбивается предварительно на 2 команды, каждая из которых придумывает себе название, девиз, эмблему. У каждой команды есть...
Н. Я. Озерецковский Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому iconМалое путешествие по большому государству
Коммунистам, экономистам и экс-коммунистам, бюрократам, плутократам и крутократам, советологам, русоведам, западникам, русофилам...
Н. Я. Озерецковский Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому iconТ 14 Тайны "снежного человека". ("Великие тайны"). Isbn 5-7838-0669-2
Читателей ждет увлекательное путешествие по разным континентам, где когда-либо были
Н. Я. Озерецковский Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому iconТема урока: «Леса России. Лес и человек»
Сегодня мы продолжим путешествие по карте нашей страны, а куда именно отправимся вам предстоит догадаться самим и ответить на мой...
Н. Я. Озерецковский Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому iconСтанислав Гроф Путешествие в поисках себя
Якова Маршака, явилось предложение профессора А. И. Белкика провести демонстрацию холотропного дыхания для медиков-профессионалов...
Н. Я. Озерецковский Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому iconКалендарное планирование к урокам музыки в 1-х классах на I полугодие. I четверть. Тема: «Путешествие в Страну Звуков»
Музыкальные звуки, какие они? Шумовые и музыкальные звуки. Счастливые дорожки в музыку. Волшебные ступеньки соль-ми
Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница