Идиоматическое словообразование татарского и английского языков в свете языковой картины мира

НазваниеИдиоматическое словообразование татарского и английского языков в свете языковой картины мира
страница1/4
Галимова Лейсан Хайдаровна
Дата конвертации29.12.2012
Размер434,58 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2   3   4



На правах рукописи


Галимова Лейсан Хайдаровна


Идиоматическое словообразование татарского и английского языков в свете языковой картины мира


10.02.02 – Языки народов Российской Федерации (татарский язык)

10.02.20 – Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание


Автореферат

диссертация на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Казань – 2007

Работа выполнена на кафедре татарского языка факультета татарской филологии и истории Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Казанский государственный университет им В.И. Ульянова-Ленина» Министерства образования и науки Российской Федерации


Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Хисамова Фагима Миргалиевна


Официальные оппоненты: доктор филологических наук

Семенова Галина Николаевна

кандидат филологических наук

Закиров Рафис Рафаэлевич


Ведущая организация: Институт языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова АН РТ


Защита диссертации состоится 3 мая 2007 года в ____ часов на заседании диссертационного Совета Д 212.081.12 по защите диссертаций по филологическим наукам при Казанском государственном университете им В.И. Ульянова-Ленина по адресу: 420008, г. Казань, ул. Кремлевская, 18, корп. 2, ауд. 1112.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. Н.И. Лобачевского при Казанском государственном университете им В.И. Ульянова-Ленина.


Автореферат разослан « » 2007 г.


Ученый секретарь

диссертационного Совета

д-р филол. наук, профессор Д.Ф. Загидуллина


Общая характеристика работы


Во многих ежедневно употребляемых словах того или иного языка заложены фундаментальные категории и понятия, формирующие шкалу ценностей, культуру народа, говорящего на этом языке. В них отражено своеобразное видение, понимание явления или предмета объективной действительности. Осознание того, что представитель другого народа видит и воспринимает тот же предмет иначе, нежели представители своего народа, приводит к большему уважению.

Географические, климатические, природные (растительный и животный мир) условия проживания, род занятий, традиции, обычаи формируют национальное видение мира, национальную картину мира. Многие ученые считают, «что эти стороны жизни любого народа ярче всего отражаются в афористике того или иного языка – пословицах, поговорках, фразеологизмах. …Именно в идиоматике языка закрепляется опыт познания мира народом и в образной форме передается от поколения к поколению»1. Анализ идиоматических сложных слов татарского и английского языков дает возможность воссоздать национальную картину мира этих народов, и выявить сходства и различия в них. Тематические группы слов, представленные идиоматическими сложными существительными, разнообразны и охватывают все стороны жизни любого народа. В диссертации рассматриваются идиоматические композиты тематических групп «растительный мир» и «животный мир», так как, во-первых, они представлены большим количеством идиоматических сложных существительных, во-вторых, природа (растительный и животный мир), среди которой народ живет и творит свою историю, определяет образ мысли (мировоззрение), образ жизни народа.

Обращение к сопоставительному анализу генетически неродственных, типологически разноструктурных и не контактирующих языков – татарского и английского, связано с тем, что, сравнивая языки, можно выделить универсальные и специфические языковые средства описания картины мира, что позволит воссоздать национальную картину мира каждого из этих народов; выявить типологические общности в восприятии, видении, понимании окружающего мира разными народами. В данной работе язык рассматривается как результат осмысления окружающего мира, как средство формирования языковой картины мира.

Каждый народ своеобразно видит и воспринимает окружающую действительность, что находит свое отражение на всех уровнях языка. Особо ярко это своеобразие отражается в словообразовании, в производной лексике. Одна и та же реалия мира может вызывать у разных народов разные ассоциации, и различные названия одного и того же предмета в разных языках означает разное видение его. Многие значения слов, особенно производных (сложных) слов, служат средством хранения и передачи полученного человечеством знания об окружающем мире. Идиоматические сложные слова возникают на основе образного представления действительности, они отображают обиходно-эмпирический, культурный, исторический опыт народа.

Данная работа призвана в известной степени расширить и углубить наши представления о национально-культурных особенностях картин мира татарского и английского народов, на примере комплексного изучения идиоматического словообразования татарского и английского языков.

Актуальность данного диссертационного исследования определяется:

– насущной потребностью детального, комплексного исследования идиоматического словообразования, связанной с недостаточной изученностью этого аспекта в тюркологии;

– отсутствием монографических работ, посвященных исследованию идиоматического словообразования в тюркологии, а также идиоматического словообразования в свете языковой картины мира;

– необходимостью выявления и сопоставления национально-культурных особенностей татарской и английской языковых картин мира.

Объект исследования – идиоматическое словообразование в татарском и английском языках в свете языковой картины мира на примере идиоматических композитов (ИдК)2, являющихся фитонимами и зоонимами.

Предмет исследования – национально-культурные особенности татарской и английской языковых картин мира, отраженные в идиоматическом словообразовании.

Цель исследования заключается в комплексном изучении идиоматического словообразования в свете татарской и английской языковых картин мира.

Цель диссертационной работы предполагает решение следующих основных исследовательских задач:

– определить место и роль словообразования в формировании языковой картины мира;

– выявить теоретические основы выделения идиоматических композитов, определить особенности идиоматического композита;

– разграничить идиоматический композит и фразеологизм;

– проанализировать соотношение идиоматического композита и термина;

– провести классификацию по мотивирующим признакам идиоматических композитов татарского и английского языков;

– провести сравнительно-сопоставительный анализ идиоматических композитов татарского и английского языков в свете языковой картины мира;

– установить сходные и различительные черты структурных типов идиоматических композитов татарского и английского языков.

Цели и задачи обусловили выбор методов исследования. Ими стали наблюдение над языковым материалом, сопоставление с целью выявления типологически общих и контрастивных качеств в сопоставляемых языках, структурный и семантический анализ.

Материалом диссертационного исследования послужили данные сплошной выборки толковых, переводных, диалектологических, биологических, ботанических словарей, относящиеся к тематическим группам «растительный мир» и «животный мир» (т.е. фитонимы и зоонимы).

Методологическую основу работы составили теоретические положения, разработанные в трудах Н.М. Шанского, В.В. Виноградова, Г.Х. Ахунзянова, В.А. Плунгян, Ф.А. Ганиева, Д.Г. Тумашевой, М.Ф. Чернова, А.В. Кунина, Р.Х. Хайруллиной, Г.Д. Гачева, Е.С. Кубряковой, Г.Н. Семеновой и др.

Научная новизна исследования состоит в том, что данная диссертация представляет собой опыт комплексного сопоставительного анализа идиоматического словообразования разносистемных языков. Новизна заключается также в том, что в работе предпринята попытка рассмотреть идиоматическое словообразование в свете языковой картины мира, а также выявить национально-культурные особенности татарской и английской языковых картин мира.

Теоретическая значимость обусловлена тем, что результаты настоящего исследования позволяют более ярко обозначить своеобразие идиоматического словообразования каждого языка, определить место, занимаемое идиоматическими композитами, относительно фразеологии и в исследовательском ракурсе, в связи с изучением идиоматических композитов выявить особенности национально-языкового сознания, специфику мировосприятия каждого народа. Также теоретически весьма актуальным является то, что результаты исследования могут найти реализацию в разработке конкретных вопросов словообразования, а также при разработке некоторых аспектов теории межкультурной коммуникации и культурологии.

Практическая ценность работы заключается в том, что материалы диссертации имеют прикладное значение при преподавании татарского и английского языков, они могут найти применение при составлении учебных пособий, в теоретических курсах по словообразованию, лексикологии, лингвокультурологии, сравнительной типологии татарского и английского языков, а также в переводческой практике.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Идиоматические композиты являются результатом идиоматического словообразования и должны рассматриваться отдельно от фразеологизмов.

2. В идиоматических композитах татарского и английского языков существуют типологические общности в процессе номинации и структуре.

3. Анализ классификации идиоматических композитов татарского и английского языков дал возможность реконструировать принципы осмысления и членения мира. В восприятии окружающего мира татарским и английским народами есть большие типологические общности. Одинаковые компоненты татарской и английской языковых картин мира: природа, дом, время, место, цвет, питание, лечение, религия.

Апробация. Основные положения и результаты исследования были изложены в докладах на научно-практических конференциях КГУ им. В.И. Ульянова-Ленина (2006), КИ (филиал) РГТЭУ (2006), КГАВМ (2006), международной научно-практической конференции в ТГГПУ (2006).

По теме диссертации имеется 6 публикаций.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка анализируемого материала и приложения.


Основное содержание работы


Во введении обосновывается выбор темы диссертации, ее актуальность, определяются цели и задачи работы, методы исследования. Формулируются научная новизна и практическая значимость работы. Приводятся сведения о структуре диссертации и апробации результатов исследования.

Первая глава «Теоретические основы выделения идиоматических композитов» состоит из трех параграфов, в которых рассматриваются место и роль словообразования в языковой картине мира, место, занимаемое идиоматическими композитами в языкознании, и их особенности.

В первом параграфе «Словообразование и языковая картина мира» отмечено, что в словообразовании легче проследить связь между сознанием и языком. Слова, являющиеся результатом словообразования, не просто дают название реалиям окружающего мира, а также включают в себя познавательную и ценностную информацию. Словообразование играет серьезную роль в классификационно-познавательной деятельности человека и способствует более дробному расчленению окружающей действительности, всестороннему ее познанию. Исследование этих процессов позволяет лучше понять связи предметов реальности с их названиями, роль ассоциаций в актах называния, выбор того или иного признака предмета в процессе его обозначения. Каждый народ закрепляет в языке свое видение, свои характеристики одного и того же явления окружающей действительности. Новые слова могут возникать в результате образного восприятия действительности, в котором отражается культурный, исторический опыт того или иного народа. Выбор особенности реалии, легшей в основу номинации, не случаен. На него влияет способ видения определенного народа этой реалии.

Во втором параграфе «Определение идиоматического композита. Степень идиоматичности немотивированных композитов» излагаются различные взгляды ученых на природу и место в языкознании идиоматических композитов.

В зависимости от отношений значения слова к значению его компонентов выделяют аддитивные и идиоматические комплексы. В аддитивных комплексах значение целого равно простой сумме значений частей. В идиоматических комплексах, наоборот, значение целого непосредственно не выводимо из значений их компонентов.

Плунгян В.А. одним из отличительных свойств слова выделяет идиоматичность. «Свойство идиоматичности характеризует отношение значения словоформы (автор использует термин «словоформа» вместо термина «слово» – Л.Г.) к значению составляющих ее морфем… Принято считать, что словообразовательные показатели в очень многих случаях идиоматичны; словоформа имеет тенденцию образовывать идиоматический комплекс, тогда как от сочетания словоформ ожидается отсутствие идиоматичности, т.е. аддитивность»3. Говоря другими словами, аддитивность комплекса из двух и более слов является показателем словосочетания, а идиоматичность такого же комплекса – показатель сложного слова. Однако Плунгян В.А. сам отмечает, что при рассмотрении этой проблемы нельзя игнорировать идиоматические сочетания словоформ (фразеологизмы), и приходит к выводу, что принцип идиоматичности не может являться абсолютным критерием для выделения слова (в том числе и сложного).

В монографии Чернова М.Ф. «Фразеология современного чувашского языка» автор использует термин субстантивные идиоматические сочетания с номинативной функцией4. В монографической работе чувашского ученого Семеновой Г.Н.5, посвященной композитообразованию в чувашском языке, есть ссылка на исследователя современного чешского языка Кузьминскую Т.Б., которая на основе различного отношения общего значения композита (сложное слово) в совокупности значений компонентов выделяет неидиоматичные и идиоматичные композиты. Неидиоматичные композиты семантически эквивалентны соответствующим словосочетаниям, значения идиоматичных композитов не может быть выведено из общего значения компонентов. Так как предметом нашего исследования являются композиты (сложные слова), в объем значения которых не входит по крайней мере значение одного компонента, мы для обозначения субстантивного идиоматического сложного слова будем употреблять словосочетание идиоматический композит (ИдК).

Такие ученые как Балли Ш.6, Виноградов В.В.7, Шанский Н.М.8, Ахунзянов Г.Х.9 рассматривают ИдК в качестве фразеологизмов.

Ахунзянов Г.Х., основываясь на семантический критерий, выделяет идиому с целостным значением (идиоматик берекмә «идиоматическое объединение») и двучленную идиому аналитического характера (идиоматик бердәмлек «идиоматическое единство»). Ученый дает им следующие определения: «идиома цельнозначная – воспроизводимое выражение, которое в отношении к своим компонентам имеет качественно иное значение, непосредственно не сложенное из значений этих компонентов и не присущее ни одному из них при их отдельном употреблении. Идиома аналитическая – воспроизводимое выражение с одним свободным компонентом и другим связанным, функционирующим в этом значении только в составе сочетания и только в данном сочетании»10. В двучленной идиоме аналитического характера один из компонентов сложного слова не утратил своего полнозначного смысла, второй же компонент выражает такое значение, которое возможно лишь в данном конкретном сочетании, он выступает в связанном значении. Такие идиомы обладают переносным значением, они не утратили внутренней формы, по первичным значениям компонентов, или же приблизительно можно понять значение всего сложного слова: ак шигырь «белый стих» (ак «белый»+шигырь «стих»), шар ачу «открыть на всю ширину» (шар «настежь, широко»+ачу «открывать»). По значению слова шигырь «стих» можно понять, что речь идет о какой-то разновидности стихотворения. Значение слова ак «белый» не дает представления о какой разновидность идет речь, это прилагательное не обозначает цвет в данном композите, только в рамках этого ИдК это слово имеет значение «нерифмованный», и это значение слова ак не повторяется ни в каком другом композите татарского языка. Значение цельнозначной идиомы намного шире, чем сумма значений, составляющих ее компонентов. Внутренняя форма таких сложных слов утеряна, значение таких слов передается по традиции, его запоминают, как и значения простых слов. В такой идиоме слова прошли процесс десемантизации, они утратили свое индивидуальное значение и только вместе могут обозначать предмет (явление) действительности: алма агачыннан ерак төшми «яблоко от яблони не далеко падает» (алма «яблоко» агачыннан «от дерева» ерак «далеко» төшми «не падает»), көтүче сумкасы «пастушья сумка» (көтүче «пастух»+сумкасы «его сумка») и др. Субстантивные аналитические и цельнозначные идиомы типа ак шигырь, көтүче сумкасы соответствуют ИдК. Ахунзянов Г.Х., используя термин идиома вместо термина фразеологизм, рассматривает ИдК в качестве фразеологизмов, а не как сложное слово.

Следующие ученые отделяют идиоматические сочетания от фразеологических сочетаний, однако не выводят ИдК за пределы фразеологии.

Еще Рамазанов Ш.А.11 выделял в свое время идиоматические и фразеологические выражения. Указывая на то, что между ними нет четкой границы и возможен переход фразеологизмов в идиомы, ученый выделял следующие различия: спаянность компонентов, подвижность составных частей, семантическая самостоятельность слов, входящих в выражения. Идиоматические выражения отличаются более крепкой спаянностью компонентов: нельзя менять слова местами, опускать или добавлять какое-либо слово; значение идиомы не является простой суммой значений составляющих слов: сочетание таких слов выражает какое-то дополнительное значение. Во фразеологических выражениях спаянность составляющих элементов слабее, слова в таких выражениях можно опускать или добавлять, менять местами или заменять другим словом (такие выражения обладают структурной подвижностью), все слова, входящие в состав фразеологических выражений, могут отдельно использоваться в языке, т.е. слова не потеряли семантическую самостоятельность. Также автор указывает, что в языке часто появляются фразеологические конструкции, обозначающие определенное понятие, но спаянность которых не так сильна, чтобы их можно было назвать сложными словами (особенно различные географические названия и в сфере терминологии). Рамазанов Ш.А. предлагает их называть фразеологическими словами и считать подвидом фразеологических выражений.

Чернов М.Ф. в своей монографии, посвященной фразеологии современного чувашского языка12, рассматривает идиоматическое словообразование как «случаи отклонения от общих закономерностей соединения значимых единиц языка семантического характера». Автор отмечает, что сочетающиеся компоненты таких слов «утрачивают семантическую самостоятельность (лишаются свойственных им значений). Это порождает такое явление, которое в языкознании называется идиоматичностью. Сущность ее состоит в неразложимости значения единиц языка на значения единиц, вычленяемых в их формальном строении, и, соответственно, невыводимости значения целого из значений частей в данной их структурно-семантической связи»13. Чернов М.Ф. рассматривает идиоматические сочетания отдельно от фразеологических сочетаний, но как составную часть фразеологии. Он предлагает именовать идиоматическими сочетаниями или идиомами-фразеологизмами фразеологические сращения и фразеологические единства, так как они отличаются от фразеологических сочетаний семантической целостностью, основанной на идиоматичности.

Одной из главных проблем теории фразеологии – проблеме разграничения фразеологизмов и смежных с ними языковых структур – посвящена монография Чернова М.Ф. «Современный чувашский язык: Слово, фразеологизм и свободное сочетание слов»14. В ней автор рассматривает схожие с фразеологизмами явления, такие как слово, свободные сочетания слов и составные термины. В каждом случае, противопоставляя их друг другу, выделяет общие и отличительные признаки. Рассматривая взаимоотношения фразеологизмов и слов, Чернов М.Ф. приводит мнение некоторых ученых, определяющих основным различием между словом и фразеологической единицей семантику (Жуков В.П.15, Ураксин З.Г.16). Они считают первичной функцией слова номинацию, а фразеологизма – оценка действительности. С точки зрения Жукова В.П., между оценочным значением и значением предметности существует обратная зависимость, т.е. с усилением оценочного значения в фразеологизме соответственно ослабляется значение предметности, и наоборот. Необходимо заметить, что оценочное значение в основном присуще нетерминированным фразеологизмам (не терминам). Оценочное значение присуще не отдельным компонентам фразеологизма, а всему словосочетанию в целом, следовательно, является одним из показателей целостности фразеологизма.

Чернов М.Ф. не разделяет утверждение, что слова главным образом являются средством обозначения, а фразеологизмы – средством образного обозначения, и приходит к выводу, что по своей функциональной значимости фразеологизмы и слова в целом представляют сходные единицы языка. В качестве дифференциальных признаков, отличающих фразеологизмы от свободных сочетаний слов, выделяет: немоделируемость, вызванная семантической спаянностью, или связанностью, компонентов, стабильность значения и лексико-грамматического состава и воспроизводимость в речи. Таким образом, по мнению Чернова М.Ф. идиоматические сочетания сближаются со словами по своей функции называть предметы, явления внеязыковой действительности, но отличаются от них своим оформлением, т.к. они раздельнооформленные единицы языка.

ИдК также выполняют номинативную функцию и обладают индивидуальным (идиоматическим) значением, частью которого является грамматическое (категориальное) значение. Необходимо отметить, что связь с обозначающим предметом действительности тех фразеологизмов, которые отличаются образностью и коннотативной направленностью, слабее связи слов, в которых отсутствует образность. Так как образное сложное слово не только обозначает предмет, явление, но также характеризует его. Это может быть выражение эмоционального отношения, оценки, сообщение об особенностях предмета.

Следующие ученые относят ИдК к сложным словам и рассматривают их как случаи словообразования: Тумашева Д.Г.17, Ганиев Ф.А.18, Степанова М.Д.19, Комина Е.В.20, Садыкова А.Г.21, Жуков В.П.22, Тагирова Ф.И.23

Тумашева Д.Г. часть составных слов (тезмә сүз), таких как үги ана яфрагы «мать-и-мачеха» (үги ана «мачеха» + яфрагы «ее лист»), шайтан таягы «чертополох» (шайтан «черт» + таягы «его палка»), кот очу «испугаться сильно» (кот «дух, душа» + очу «лететь»), телгә алу «упоминать» (телгә «на язык» + алу «брать»), аяк чалу «подставлять ножку» (аяк «нога» + чалу «подставить»), баш вату «напряжено думать» (баш «голова» + вату «ломать») относит к словообразованию. Ученый видит их связь с фразеологизмами, но не относит к их числу, рассматривает их как составные слова. В более позднем учебнике морфологии Тумашева Д.Г.24 в зависимости от того, как образуются значения сложных слов выделяет три группы: 1) сложные слова, основное значение которых становится ясным из значения второго компонента, эти сложные существительные обозначают вид предмета: аккош «лебедь» (ак «белая» + кош «птица»), каракош «орел могильник» (кара «черная» + кош «птица») – отдельные виды птиц; кулъязма «рукопись» (кул «рука» + язма «запись»), елъязма «летопись» (ел «год» + язма «запись») – отдельные виды записей. 2) Значение сложного слова шире значения второго компонента: актамыр «пырей» (ак «белый» + тамыр «корень»), озынборын «комар» (озын «длинный» + борын «нос»), гөлҗимеш «шиповник» (гөл «цветок» + җимеш «плод, фрукт»), ташбаш «пескарь» (таш «камень» + баш «голова») – предмет называется именем какой-нибудь части. 3) Значение сложного существительного не выходит из значений компонентов, и она приводит следующие примеры таких случаев словообразования: алабуга «окунь» (ала «цвет» + буга «бык»), бишбармак – национальное блюдо (биш «пять» + бармак «палец»), көнбагыш «подсолнух» (көн «солнце» + багыш «смотреть»).

Ганиев Ф.А.25, не упоминая об идиоматичности, отмечает, что значение сложного слова может быть метафорическим. В этом случае, значение сложного слова не образуется в результате суммирования значений компонентов, образуется новое переносное значение. И приводит следующие примеры: наратбаш «хвощ» (нарат «сосна» + баш «голова»), юк-бар «мелочь, вздор» (юк «нет» + бар «есть»), карга борын «паслен черный» (карга «ворона» + борын «нос»), ишәк колагы «живокость, ослинник двулетний» (ишәк «осел» + колагы «его ухо»), аю колагы, «коровяк обыкновенный, медвежье ушко» (аю «медведь» + колагы «его ухо»), аю табаны «плоскостопие» (аю «медведь» + табаны «его стопа»), бүре аягы «плаун» (бүре «волк» + аягы «его нога»). Конкретные значения этих сложных слов не связаны ни с первыми компонентами, ни со вторыми компонентами слов. Они обозначают одно значение. По мнению Ганиева Ф.А., подобные сложные слова образуются в результате лексикализации (перехода словосочетания в разряд сложных слов) словосочетаний. Значения сложных слов, образованных таким способом, бывают метафорическими. В случае исчезновения метафоричности, такие сложные слова снова превращаются в словосочетания.

В главе «Словообразование», автором которой является Ганиев Ф.А., «Татарской грамматики»26 такие ИдК, обозначающие предметы растительного и животного мира, как эт эчәге «вьюнок» (эт «собака» + эчәге «ее кишки»), каз аягы «лютик» (каз «гусь» + аягы «его лапа»), бүре тырнагы «змеевик» (бүре «волк» + тырнагы «его коготь»), кәҗә сакалы «козлобородник» (кәҗә «коза» + сакалы «ее борода»), елан теле «ужовник» (елан «змея» + теле «ее язык»), тычкан койрыгы «мышехвостник» (тычкан «мышь» + койрыгы «ее хвост») и др. приводятся в качестве примеров преобразования словосочетаний в сложные слова. В татарском языке есть и подобные словосочетания, обозначающие части тела животных. Другие ИдК (эт балыгы «вьюн» (эт «собака» + балыгы «ее рыба»), зәйтүн гөле «олеандр» (зәйтүн «маслина, олива» + гөле «ее цветок»)) образовались при помощи сложения двух слов, и то, что в языке нет и не было подобных словосочетаний, только подтверждает это утверждение.

Степанова М.Д.27 в статье, посвященной словообразованию немецкого и английского языков, характеризует ИдК как «сложения с затемненной мотивированностью, связанной с их идиоматичностью», и выделяет сложные слова, переосмысленные полностью и с переосмысленным вторым компонентом. В качестве примеров она приводит следующие ИдК: toothpick «зубочистка» (tooth «зуб» + pick «ковырять, сковыривать»), wirepuller «лицо, держащее нити в своих руках, политический интриган» (wire «проволока» + puller «тот, кто тащит»).

Комина Е.В. в статье, посвященной метафорическому словосложению в английском языке, выделяет три словообразовательные модели: 1) метафорическая, 2) неметафорическая и 3) метонимическая, и дает следующие пояснения каждой модели: «При неметафорическом пути образования нового слова художественно-поэтическое переосмысление не регистрируется (выделено нами – Л.Г.), напр.: black + board → blackboard, rail + way → railway. Метонимический путь предполагает наличие метонимического переосмысления, основанного на смежности в акте словопроизводства, напр.: Turkey + red → Turkey-red, Mauser → Mauser. Если в акте образования слова участвует метафорическое переосмысление, модель признается метафорической, напр.: swan + neck → swan-neck, wolf + spider → wolf-spider»28.

Садыкова А.Г. рассматривает различные точки зрения на процесс лексикализации и идиоматичности сложных слов, и отмечает, что, например Гильдина А.К. выделяет «три степени лексикализации сложных слов: 1) максимальная, при которой сложное слово представляется лишь формально, а семантически оно является одночленной единицей, это идиоматические сложные слова; 2) средняя, при которой узуальное сложное слово обладает двучленной формальной структурой, но семантика его осложнена дополнительными оттенками, дополнительной смысловой нагрузкой: с одной стороны, сохраняется расчлененность, характерная для словосочетаний, обозначение признака посредством двух знаков, с другой – налицо тяготение к семантической монолитности; 3) максимальная, которая типична для контекстуальных слов, и проявляется в тесной связи последних с синтаксическими единицами, в структурной и семантической двучленности, четкой мотивировке словосочетаний и семантической прозрачности»29. В монографии Садыковой А.Г.30 есть ссылка на Кубрякову Е.С. (1981), Боэр Л. (Bauer L.), Леви Дж.М. (Levi J.M.), которые сложные слова подразделяют на две группы: 1) производные с невыраженными значениями (лексикализованные сложные слова), 2) производные с невыводимыми значениями (идиоматические или фразеологизированные сложные слова).

В пользу того факта, что ИдК не являются фразеологизмами, говорит и то, что во фразеологические словари, изданные в последнее время, ИдК не включают, т.е. авторы этих словарей не относят ИдК к числу фразеологизмов (Исәнбәт Н.31 , Сафиуллина Ф.С.32). Например, Исанбет Н. (Исәнбәт Н.) в вводной статье своего словаря выделил следующие критерии, которым должны соответствовать сочетания слов, при подборе слов для фразеологического словаря: выражение цельного значения; образное, художественное обозначение предметов и явлений окружающей действительности; семантическая и синтаксическая целостность; использование в речи в готовом виде33. Автор словаря наличие образности и художественное обозначение реалий относит к особенностям, характерным для фразеологизмов, а как мы уже отметили, ИдК не обладают этими качествами. Сафиуллина Ф.С. определила такие особенности фразеологизмов: фразеологизм должен состоять как минимум из двух слов; они не распадаются, не изменяются, устойчивы; обозначают значение только целиком; в речи используются в готовом виде; одно из слов-компонентов фразеологизма всегда в переносном значении; во многих случаях фразеологизмы отличаются от обычных словосочетаний эмоционально-экспрессивной окраской34.

Таким образом, мы придерживаемся мнения, что в качестве единиц языка ИдК должны рассматриваться как сложные слова, а не фразеологизмы.

В результате были выделены следующие отличительные особенности ИдК: значение ИдК непосредственно не сложено из значений его компонентов и не присуще, по крайней мере, одному из них при их отдельном употреблении; предметность, или субстанциональность; выполняют номинативную (назывную) функцию (обозначают предметы, явления внеязыковой действительности); значение ИдК либо метафорическое, либо метонимическое; при переводе ИдК на другие языки их никогда не переводят слово в слово, всегда подбирается эквивалент; состоят из двух, реже трех самостоятельных слов; воспроизводимость в речи; компоненты ИдК отличаются крепкой спаянностью; компоненты ИдК утрачивают семантическую самостоятельность; отсутствие грамматических отношений зависимости между компонентами ИдК; функционирование только в целостном виде в роли того или иного члена предложения; семантическая и грамматическая целостность; цельнооформленность; семантическая нейтральность значения, ИдК не осложняются добавочными смысловыми оттенками; часто являются единственными обозначениями предметов окружающего мира (в данном случае представителей растительного и животного мира).

В третьем параграфе «Разграничение идиоматического композита и термина» рассматривается отношение идиоматических композитов к терминам.

В ИдК номинативная функция выступает на первое место, они нейтральны по своему значению, в их значении нет экспрессивно-эмоциональной окраски, образность стерлась, и при условии отсутствия многозначности ИдК, они должны рассматриваться в качестве терминов.

Таким образом, в этом параграфе делается вывод о том, что действительно можно выделить в отдельную группу ИдК, которые помимо своих основных качеств (устойчивость, идиоматичность, немотивированность, нейтральные по своему значению, безо́бразные, номинативные и др.) совмещают в себе и качества терминов (обладание единственным значением в определенной сфере, нейтральность значения). Такие ИдК-термины должны рассматриваться и в рамках словообразования, и в рамках терминологии.

  1   2   3   4

Похожие:

Идиоматическое словообразование татарского и английского языков в свете языковой картины мира iconБашкирск ий антропонимик он в свете языковой картины мира (аспекты формирования и особенности функционирования)
Научный консультант: доктор филологических наук, профессор академик ан рб марат Валиевич Зайнуллин
Идиоматическое словообразование татарского и английского языков в свете языковой картины мира iconДинамика русской языковой картины мира: вербализация концептуального пространства «‘мужчина’ ‘женщина’»
Динамика русской языковой картины мира: вербализация концептуального пространства «‘мужчина’ – ‘женщина’»
Идиоматическое словообразование татарского и английского языков в свете языковой картины мира iconРоль метафоры в развитии лексико-семантической системы языка и языковой картины мира (на материале английских и русских неологизмов) 10. 02. 19 Теория языка
Роль метафоры в развитии лексико-семантической системы языка и языковой картины мира на материале английских и русских
Идиоматическое словообразование татарского и английского языков в свете языковой картины мира iconПроблемы лексикографического описания фразеологических единиц (на материале английского, русского и татарского языков)
Специальность 10. 02. 20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание
Идиоматическое словообразование татарского и английского языков в свете языковой картины мира iconПроблемы лексикографического описания фразеологических единиц (на материале английского, русского и татарского языков)
Специальность 10. 02. 20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание
Идиоматическое словообразование татарского и английского языков в свете языковой картины мира iconФразеографическое описание татарского, русского и английского языков
Специальности: 10. 02. 02 – языки народов Российской Федерации (татарский язык), 10. 02. 20 – сравнительно-историческое, сопоставительное...
Идиоматическое словообразование татарского и английского языков в свете языковой картины мира iconВербализация концептосферы human face в американской языковой картине мира
Работа выполнена на кафедре лексикологии, стилистики и методики преподавания английского языка Дальневосточного государственного...
Идиоматическое словообразование татарского и английского языков в свете языковой картины мира iconСопоставительный анализ фразеологических единиц антропоцентрической направленности (на материале русского, английского, таджикского и татарского языков)
Охватывают структурные типы, встречающиеся в изафетных, предложных и примыкаемых конструкциях. В таджикском языке аф, оформленные...
Идиоматическое словообразование татарского и английского языков в свете языковой картины мира iconПринципы и методы описания языковой картины мира
«человек – действительность – реальное время»: «…от человека идет интенсиональность (модальность); мир, или действительность, дает...
Идиоматическое словообразование татарского и английского языков в свете языковой картины мира iconКатегория футуральности и средства ее языковой манифестации (на материале английского языка)

Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница