Вестник балтийской педагогической академии

НазваниеВестник балтийской педагогической академии
страница3/12
Дата конвертации10.08.2012
Размер1,55 Mb.
ТипПрограмма
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
14

рапевтам, т.е. в тех профессиях, в которых требуется быстрое и эффек­тивное подчинение одного человека воле другого человека или группе лю­дей. С этой точки зрения нельзя не согласиться с выдающимся представите­лем Восточной психологической мысли Дж.Кришнамурти, который учил в своих проповедях: "Вас воспитывают и обучают так, чтобы вы точно соответ­ствовали обществу; но это не воспитание, это всего лишь процесс создания в вас обусловленности приспособлением к какому-то образцу. Истинная функция воспитания и образования состоит не в том, чтобы сделать из вас премьер-министра, а в том, чтобы помочь вам понять всю структуру этого загнившего общества, дать вам возможность вырасти к свободе, так чтобы вы порвали с этим обществом и создали другое, создали новый мир" (2. -С.23).

Создавая новые педагогические и психологические технологии для обра­зовательной деятельности в Новом веке мы не должны уподобляться ин­женеру или химику, которые с помощью бездушной производственной тех­нологии получают новое вещество. При любой психотехнологии вещество мозга не изменится, но сознание людей может быть поймано в ловушку, из которой выйти уже будет невозможно даже с помощью нашего любимого Ивана Сусанина.

С моей точки зрения, мода на технологии в педагогике и психологии скоро пройдет, но запрещать или игнорировать эту моду бессмысленно, ибо носи­телями и изобретателями моды являются люди, которые творят среди нас. Уйдут эти люди, измениться и мода. Мода - это как случайно выпавший снег весной. У Корнея Чуковского мальчик трех лет говорит своему папе: "Я лю­блю снег больше солнца. Из снега можно крепость построить, а из солнышка что?" (К.Чуковский. От двух до пяти. - М.: Советский писатель, 1960. -С.374). Путь образования в XXI век лежит через развитие и успехи практи­ческой психологии.

Литература:

1 Годфруа Ж. Что такое психология.- М.: Мир, 1992.- т.1,2. 2.Кришнамурти Дж. Подумайте об этом.- М.: ККМ Лтд.,1993.- 203 с. З.Чуковский К. От двух до пяти.- М.: Советский писатель, 1930.- 375 с. 4.Ярошевский М.Г. История психологии.- М.: Мысль,1976.- 463 с. 5 Лилли Дж. Программирование и ме-тапрограммирование человеческого биокомпьютера.- Киев,"София", 1994.- 320 с.

15

ПРАКТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ КАК ПРОФЕССИЯ В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ В НОВОМ ВЕКЕ

В.Н.Панферов, доктор психологических наук, профессор, директор Института психологии человека БПА, академик БПА

Уважаемые коллеги! Доказывать значимость практической психологии как массовой профессии в этой аудитории нет необходимости. Однако, я хочу подчеркнуть один примечательный момент из истории нашей отече­ственной науки, который повлиял на нашу психологию в конце XX столетия. В 60-е годы прошлого столетия просветитель Шелгунов в своих письмах о воспитании провозглашал идею психологического образования в начальной школе в России. Эта идея возникла потому, что, по мнению Шелгунова, педа­гогика конца XIX столетия должна повернуться к человеку, а психология как раз является той наукой, которая разворачивает нашу практическую педаго­гическую деятельность именно к человеку, так как это - единственная наука, которая напрямую занимается человеческим сознанием, человеческой ду­шой, а следовательно и главным содержанием Человека как существа ра­зумного.

С тех пор прошло около 150 лет и только сейчас в нашей стране психоло­гическое образование и психологическая деятельность приобретают массо­вый характер. С чем это связано? С тем, что, наконец-то, наше общество, наша страна обратились к трем важнейшим человеческим ценностям: это -физическое здоровье, психическое здоровье и благоприятные человеческие отношения. Эти ценности являются вечными и непреходящими для челове­чества и для каждого из нас в отдельности. Именно им и призвана служить практическая психология.

У нас - психологов, воспитанных и выросших профессионалами в сфере академической науки, возникает вопрос: чем же отличается традиционный академический подход в психологическом образовании от прикладного под­хода, в рамках которого мы в настоящее время должны готовить кадры но­вой профессии, профессии XXI века - практического психолога. Передо мной этот трудный вопрос встал очень остро, потому что в 1991 году мне пришлось начинать подготовку практических психологов в стенах Герценов-ского университета. Ныне она осуществляется на факультете философии человека. В 1995 году у нас состоялся первый выпуск - 55 практических пси­хологов, которые обучались по новой программе, отличной от той программы традиционной подготовки психологов, которая бытует в наших университе­тах и по которой готовили нас.

В чем принципиальное отличие практического психолога от традиционного для нашей страны, какими являемся и мы с вами? Вся система нашей про­фессиональной подготовки была нацелена на обучение нас как научных работников, исследователей, поэтому предмет психологии человека рас­сматривался в аспекте парадигмы, которая сложилась в нашей стране в кон­це XIX века: с точки зрения материалистической науки, психика есть функция мозга, которая обусловлена прежде всего биологическими детерминантами. Это определило гносеологический подход, по терминологии С.Л. Рубин­штейна. Однако, в своих работах конца 50-х годов (Бытие и сознание, 1957; Принципы и развитие психологии, 1959; - обращаю ваше внимание именно

16


на эту последнюю работу), он говорит о том, что такой подход к изучению психологии человека является недостаточным и ставит вопрос о том, что есть еще одна возможность изучить психику человека и его психологию - это онтологический подход, который связан с изучением феноменов, т.е. про­явлением психологии человека в реальной практической деятельности, в реальных событиях и ситуациях. Но этот подход был чужд нашей академи­ческой науке не только потому, что наши учителя, отечественные психологи не принимали этого, но и потому, что сложившаяся в нашем государстве со­циальная обстановка не позволяла реализовать этот поведенческий подход.

В настоящее время мы можем это сделать и делаем очень активно не только в Санкт-Петербурге, но и по всей стране, может быть, даже не всегда отдавая себе отчет в том, что занимаемся именно онтологической психоло­гией. Психологи реализуют идею Рубинштейна о соединении, конвергенции гносеологических и онтологических подходов нашей науки. Мне представ­ляется, что развитие практической психологии будет связано именно с кон­вергенцией двух исторических линий развития нашей науки: одна - академи­ческая, идущая от парадигмы, что психика есть функция мозга, вторая в большей степени связана с поведенческой психологией человека, т.е. с он­тологическим подходом. И вот, под знаменем гуманистической психологии мы начинаем ощущать реальную конвергенцию нашей гносеологической и онтологической практики, о чем писал С.Л.Рубинштейн.

Следовательно, психология 21 века как практическая психология осу­ществит этот синтез и мы уже начинаем это делать. Но этот синтез труден в том отношении, что для его осуществления необходимо преодолеть некото­рые традиции теоретической мысли, теоретических посылок и принципов, на которых строилась наша наука. Эти недостатки общеизвестны, о них сейчас много говорят и мы о них говорим.

Хочу сказать о положительной стороне: позитивной посылкой является безусловно целостный подход, который требует посмотреть иначе на струк­турную организацию человеческой психики как онтологического явления. Оно может быть определено словосочетанием "Психология человека". Именно под рубрикой "Психология человека" у нас разрабатывается и чи­тается студентам главная теоретическая учебная дисциплина, которую мне удалось разработать совместно с моими коллегами к открытию нашего отде­ления в 1991 году. Путь к этой идее, конечно, начался несколько раньше: в своих учебных занятиях я апробировал идею целостного подхода с позиций освещения психики человека как психологии человека. Что это означает? Приходится говорить не столько о психологических функциях, процессах, состояниях как таковых, сколько о формах проявления этих психологических процессов, свойствах и других особенностях нашей психики. А формы про­явления - это реальное поведение человека, формы нашей деятельности, формы нашего общения. Именно на это делается акцент в нашем курсе. Это - одна особенность данного курса. Другая его особенность состоит в том, чтобы осуществить конвергенцию гносеологического и онтологического по­ходов. Для этого приходится обращаться не только к самой психологической науке, но и ко всем наукам, которые так или иначе связаны с проблемой че­ловека.

Как выяснилось, для решения наших задач наиболее близкой наукой яв­ляется этнография, сейчас ее называют этнологией, потому что она содер-

17

жит очень много материалов о формах человеческого бытия, о формах че­ловеческого поведения, которые входят в категорию "Образ жизни челове­ка", а также антропология и археология безусловно помогают изучить куль­турно-историческую психологию человека. Эти две смежные дисциплины наиболее помогают решить проблему соединения гносеологического и онто­логического подходов в психологии человека.

Поэтому наши исследования связаны с этногенезом, с этническими отно­шениями, с этническим поведением человека, а это - традиционные формы, ритуалы, обычаи, песнопения, устное народное творчество, язык, искусство, т.е. всевозможные формы проявления человеческой психологии.

В заключение я хочу сказать, что к этим идеям меня подталкивал Борис Герасимович Ананьев своими идеями не только о целостном подходе к че­ловеку, но и о том, что источником психического знания являются три момен­та. Первый - реальная практика человека, которая очень много дает и за­ключена в фольклоре, содержится в массовом сознании народа. Другим ис­точником является искусство, предметом которого также является психоло­гия человека. Третий аспект - это наука, которой мы с вами занимаемся.

Синтез этих трех источников мы используем как один из методологических принципов в построении содержания этого курса психологии человека, нахо­дим достаточно хорошие интересные связи между жесткими абстрактными гносеологическими структурами, которые имеет академическая наука, и по­ведением человека.

Спасибо за внимание!

Вопрос из зала: Что изучает этнопедагогика?

Панферов В.Н.:

Этнопедагогика, как мы себе ее представляем, изучает народный этниче­ский опыт воспитания детей в семье, в общении, в своей народности. Как происходит воспитание? Воспитание происходит через различные формы общения. Общение является источником социально-психологических явле­ний, социально-психологических отношений. Связь здесь очень тесная. В образовательную программу для студентов, которая у меня под рукой, но я не успел вас с ней познакомить, мы включаем этнопедагогику как отдельную дисциплину.

18

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВЫБОРА ПРОФЕССИИ ПРАВОВЕДА В.Л.Васильев, доктор психологических наук, профессор, академик БПА

Уважаемые коллеги! Готовность личности молодого человека к профес­сиональной деятельности в правоохранительной системе, будучи целостным личностным образованием, включает в себя мотивационные, познаватель­ные, эмоциональные и волевые компоненты.

Мотивы отражают стремление молодого человека стать следователем или прокурором и потребность успешно выполнять свои должностные обя­занности по раскрытию преступлений, всестороннему, полному и объек­тивному расследованию уголовных дел, исследованию причин преступности и их квалифицированной профилактике. В этой же сфере находится стре­мление будущего специалиста к достижению профессиональных успехов, желание показать себя как специалиста с наилучшей стороны.

К познавательным аспектам относится понимание абитуриентом стоя­щих перед ним в будущем задач в сфере профессиональной деятельности, ясное представление различных сторон этой деятельности и ее психологи­ческих особенностей, а также профессиональных ситуаций (например, след­ственных), способность видеть себя в качестве специалиста, разрешающего эти ситуации.

Эмоциональной стороной готовности является чувство личной ответ­ственности будущего специалиста за результаты деятельности в сфере борьбы с преступностью, уверенность в своих силах, в способности преодо­леть многие объективные и субъективные преграды, которые могут возник­нуть в процессе достижения профессиональных целей. Сюда относится чув­ство удовлетворения в процессе достижения торжества закона, социальной справедливости и т.п.

Наконец, волевые компоненты отражают готовность личности к выполне­нию профессиональной задачи, умение управлять конкретной ситуацией, способность преодолеть напряженность, страх, мобилизовать свои силы в сложной профессиональной обстановке, например, при расследовании пре­ступления, совершенного в условиях неочевидности.

Исходя из профессиональной мотивации, можно выделить несколько ти­пов:

1. Адекватный тип. У лиц этого типа ценностные ориентации и связанные с ними мотивы выбора юридической профессии полностью согласуются с реальным, общественно значимым поведением, что соответствует требова­ниям профессионального и этического характера, предъявляемым к лич­ности юриста. Такой тип проявляет выраженную мотивацию "на дело", то есть борьбу с преступностью, защиту интересов граждан и т.п., а не на какие-либо другие цели, не связанные непосредственно с правоохранительной деятельностью. Данная направленность, как правило, сочетается с высоким интеллектом, общей культурой, эрудицией в вопросах права, достаточно яс­ным представлением о будущей профессиональной деятельности, стремле­нием развить в себе качества, необходимые следователю. Поведение таких людей обычно характеризуется высокой ответственностью, активностью в общественной жизни, умеренным стремлением к лидерству, целеустремлен­ностью.

19

  1. Ситуативный тип. Решающее влияние в выборе профессии на таких
    лиц оказывают факторы, характеризующие внешнюю ситуацию: материаль­
    ные соображения, место жительства, внешний престиж профессии, ее ро­
    мантическая притягательность.

  2. Конформистский тип. У лиц этого типа выбор профессии происходит
    под влиянием референтной (т.е. субъективно высокозначимой) группы, нор­
    мы которой для человека являются главным регулятором поведения. Кон­
    формистский тип характеризуется также стремлением не отстать от сверст­
    ников (например, одноклассников), избравших данную специальность, а так­
    же желанием во что бы то ни стало получить высшее образование, что обус­
    ловлено влиянием внешней среды.

  3. Компенсаторный тип. Лица данного типа избирают юридическую спе­
    циальность как область деятельности, в которой имеется возможность пре­
    одолеть в себе слабые стороны характера (неуверенность, тревожность,
    мнительность, замкнутость, переживание личной несостоятельности, неком­
    муникабельность) благодаря овладению профессией, требующей проявле­
    ния мужества, самостоятельности, решительности и тому подобных качеств.

  4. Криминальный тип. Этот тип встречается среди абитуриентов крайне
    редко, но требует безусловного выявления. Он характеризуется неявной ан­
    тисоциальной направленностью, как правило, маскируемой правильными
    формулировками. Эти лица стремятся использовать юридическое образова­
    ние в своих целях, несоответствующих высоким требованиям, предъявляе­
    мым моральному облику юриста.

Приведенные выше типы мотивации поступления в юридические вузы мо­гут встречаться в различных сочетаниях, поскольку в основе любого поведе­ния человека всегда лежит несколько мотивов.

Профотбор, профобучение, профадаптация молодых специалистов, профреабилитация работников должны соотноситься с цепочкой: школьник -абитуриент - студент - молодой специалист - специалист. Подобная страте­гия подготовки специалистов позволит отбирать на учебу абитуриентов, об­учать студентов, планировать служебную карьеру специалистов, поддержи­вать работоспособность прокурорско-следственных работников с учетом требований, предъявляемых правоохранительной деятельностью клицам, желающим стать юристами.

Благодарю за внимание!

20

СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА - НОВЫЙ ВИД ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ

К.М.Оганян, доктор философских наук, профессор, академик БПА

Уважаемые коллеги! Наш институт называется "Петербургский техноло­гический институт сервиса". Кафедра, которую я возглавляю, называется кафедрой социальной технологии. Тема моего выступления сформулиро­вана так: "Социальная работа - новый вид профессиональной социально-психологической деятельности в России".

Экскурс в историю социальной работы всех стран с рыночной экономикой свидетельствует о том, что возрождение началось в конце 19 - начале 20 веков, в период бурного роста рыночных отношений. Я хочу провести этот краткий исторический экскурс для того, чтобы было понятно: Россия сегодня почти приближается к тому, что в других странах уже давно успели создать. В этих странах формирование социальной работы как профессиональ­ной деятельности завершилось в 50-е годы, т.е. тогда, когда в большинстве развитых капиталистических стран был достигнут тот уровень благосостоя­ния, который есть у них сегодня, реализованы все основные жизненные по­стулаты и принципы рыночной экономики и создано общество высокого бла­госостояния и благоденствия.

Так что, наверное, закономерно, что процесс становления социальной ра­боты в России проходит в русле мировой практики и мирового опыта. Мы проходим сегодня ускоренным темпом то, что развитые страны проходили через революции в течение нескольких 10-летий.

Если посмотреть, что из практики социальной работы за рубежом могло быть приемлемым для нас и должно постепенно адаптироваться к россий­ским условиям, то это прежде всего развитые структуры учреждений соци­альных служб, оказывающих социальную помощь людям в трудных ситуаци­ях и максимально приближенных к их месту жительства.

Следующий аспект - это профессиональная подготовка кадров для работы в этой сфере. И наконец, соответствующее теоретическое обосно­вание - целая наука о социальной работе, которая дает методологи­ческую, теоретическую и методические основы этой деятельности. В России исторически сложилось так, что развитием социальной работы в комплексе, а не отдельными ее составляющими занялся комитет по делам семьи и де­мографической политики, который был сформирован в августе 1990 года и с этого момента государство в лице данного комитета однозначно высказа­лось за то, что необходимо развивать социальную помощь, социальную ра­боту как отдельный вид профессиональной деятельности, совершенно самостоятельной и необходимой нашему обществу.

Мы можем констатировать, что за тот период, когда в России начала раз­виваться социальная работа, произошли значительные качественные изме­нения. Они безусловно не носят масштабного характера. Скорее, это про­цесс возникновения тех основ, которые в дальнейшем могут принести какие-то результаты при условии углубления и расширения данной сферы дея­тельности. Прежде всего, в России развивается новая профессиональная деятельность - социальная работа, т.е. появилась новая профессия: наш специалист по социальной работе по квалификационным характеристикам

21

аналог мировому социальному работнику. Появилось социальное учрежде­ние нового типа, какого прежде не было. Это - наш центр социальной помо­щи семье и детям, действующий центр социально здоровой семьи и детства, чего прежде не было вообще. Получили развитие социальные учреждения, которых прежде насчитывались единицы, и они практически оказывались вне внимания государственных структур: это - центр социально-педагогической помощи, телефоны доверия, центр планирования семьи, со­циальные приюты для подростков и других детей, попавших в сложную жиз­ненную ситуацию, центр реабилитации детей-инвалидов, а также детей, имеющих ярко выраженную педагогическую запущенность и другие. Есть ре­гионы, которые вышли на неплохие социальные рубежи, в частности, в Санкт-Петербурге создано уже 10 социальных приютов для подростков, центр планирования семьи, социально-педагогический центр, телефон дове­рия и всякие другие службы. Учитывая ограниченность времени, я не хочу заниматься только перечислением.

Подчеркиваю, что сделаны лишь первые шаги, но и они даются с большим трудом, большим нервным, интеллектуальным, огромным физическим на­пряжением тех, кто этим занимается. Такие люди являются настоящими по­движниками, которые преодолевают косность, инерцию, непонимание со стороны власти, которые, если можно так выразиться, "из болота тащат бе­гемота". Насколько это тяжелая работа, мы знаем из детской классической литературы. Полагаю, что период зарождения, спонтанного становления со­циальной работы с семьей и детьми будет продолжаться еще долгое время. Мы еще не скоро, видимо, перейдем к осознанной широкомасштабной поли­тике в отношении развития социальной работы. Мы судим об этом по тому положению, в котором сегодня находится Россия. Если кому-то кажется, что стоит только принять очередное решение Правительства или, скажем, Госу­дарственной думы, и все пойдет само по себе, все сразу же образуется, - то это далеко не так. Нам предстоит очень длительный и тяжелый путь посте­пенного внедрения, постепенного становления этой системы в XXI веке. Мне бы хотелось, чтобы мои коллеги правильно себе представляли, как тяжело и трудно проходит этот процесс становления, поскольку наше учреждение первым в России открыло факультет социальной работы. Первый выпуск специалистов по социальной работе будет в этом году. Мы выпускаем 200 специалистов, которых в течение 5 лет обучали этой профессии вплоть до получения диплома высокой квалификации. Каждый день, каждый час мы ведем борьбу с той тяжелой социальной ситуацией, которая складывается в России, мы готовим кадры для России.

В практическом плане за последние 5 лет удалось заложить основу про­фессиональной подготовки кадров - работников этой государственной си­стемы. Профессиональные кадры специалистов по социальной работе, которые имеются более чем в 80 странах мира, ибо столько стран мира вхо­дят в Международную Федерацию по социальной работе, стали готовиться и в вузах России. Таких вузов уже около 63 в Российской Федерации, они на­чали подготовку или переподготовку кадров. Введена соответствующая спе­циальность, разработан пакет программ, учебный план, подготовлены учеб­ные пособия и т.д., т.е. сделан большой прорыв в плане обеспечения новой системы персонально подготовленными кадрами.

22


Возможно, кому-то представляется, что эти специальные кадры не нужны, что в специальных социальных службах могут работать педагоги, медики, психологи. Да, могут! Но социальная работа является интегральным ви­дом деятельности, отдельным видом практических научных знаний, тре­бует такого уровня и специфики подготовки, которые не обеспечиваются ни в медицинском вузе, ни в педагогическом, ни в каком другом вузе, а только на специальных факультетах, специальных отделениях по специальному учеб­ному плану, в который входят как существующие научные дисциплины, так и принципиально новые. Пока социальная работа, к сожалению, не квалифи­цируется как научная дисциплина. Высший Аттестационный Комитет России пока не воспринимает социальную работу как отдельную науку и не настроен присуждать степень доктора или кандидата социальных наук. Это, пожалуй, последний бастион, который нам осталось взять, чтобы социальную работу признали как отдельный вид профессиональной деятельности. Вузовская подготовка плюс практическая деятельность плюс самостоятельная научная дисциплина составляют ту основу, которая необходима для того, чтобы го­ворить о социальной работе как о состоявшемся общественном, научном и профессиональном явлении в стране и нашем обществе.

Сегодня активно развиваются два уровня социальной работы. Первый уровень, который в России появился раньше, чем второй, и поэтому больше продвинулся, - это социально-бытовая работа: гуманитарная и благотво­рительная помощь людям, остро нуждающимся, заботы и потребности кото­рых на виду. Они вызывают особое внимание и особую поддержку в об­ществе. Мы имеем в виду пенсионеров и инвалидов.

Сегодня в России действует достаточно широкая сеть территориальных центров социальной помощи пенсионерам, отделения социальной помощи на дому одиноким людям и больным. Появляются благотворительные столо­вые и т.д. Во многих регионах развивается система по уходу сестер мило­сердия по линии Красного Креста. Открываются дома ночного пребывания для лиц, не имеющих постоянного места жительства, пункты раздачи гума­нитарной помощи. Этим занимаются учреждения и организации, которые мо­гут и ведут социально-бытовую работу и оказывают социальную помощь на государственном уровне.

Несколько менее развит, но не менее важен второй уровень социальной работы. Это - психолого-социальная работа, в которую входят: медико-социальная, социально-педагогическая, социально-правовая, социально-реабилитационная работа. Каждая из них имеет объект и предмет. Этот уро­вень охватывает гораздо более широкий круг людей, не только остро нуж­дающихся и требующих в первоочередном порядке заботы общества и госу­дарственных структур, но и категории населения, проблемы которых, может быть, не так видны, но от этого они не становятся менее болезненными и трагичными для каждого, кто эти проблемы переживает.

Сегодня должна вестись полномасштабная социальная работа с семьями разводящихся или уже разведенными, с многодетными семьями, неполными, бездетными; с семьями, где есть страдающие от алкоголизма или наркома­нии, где проживают психически больные люди, где есть люди, вернувшиеся из мест лишения свободы, выпускники детских домов; с людьми, остав­шимися временно без работы, с семьями, где есть межличностные конфлик­ты, где не справляются с воспитанием детей и т.д.

23

Если здесь перечислять только объекты социальной работы, то можно представить бгромный список. Достаточно упомянуть такой факт, что за по­следние 30-35 лет 30 млн. населения территории России прошли школу тю­рем. Если перечислять факты далее, то только в Петербурге из 5 млн. чело­век 1,5 млн. населения пенсионеры. Каждая вторая семья в России разво­дится и т.д. Тогда становится понятным, что вся страна в целом нуждается в социальной помощи и поддержке.

Из этого естественно следует, что развертывание профессиональной со­циальной службы безусловно требует экономической базы. Если первый уровень социальной работы с пенсионерами и инвалидами поддерживается государством в возможных на сегодняшний день пределах, то второй уро­вень социальной работы должен еще заявить о себе, должен пройти путь, тернистый путь, прежде чем государство обратит на него внимание, которое будет адекватно вниманию к людям, живущим в поддержке и благосостоя­нии.

Учитывая, что у меня времени очень мало, я только хотел сказать несколько слов о дальнейшем развитии социальной работы в России, кото­рое требует решения ряда проблем, и просто сравнить некоторые проблемы.

Во-первых, это - координация деятельности различных министерств, ведомств, общественных организаций. Говорить о ней, а тем более пытаться реально обеспечить такую координацию пока еще очень сложно. Нет еще территориальной методологической концептуальной основы, на которой могла бы произойти такая координация. Мне кажется, важно дать адекватное научное определение существу содержания социальной работы, так как да­же этот вопрос оказался очень сложным. Нужно дать такое определение, которое не было бы излишне теоретизировано и не отпугнуло бы практиков, но и не оказалось бы излишне упрощенным, не подменяло бы основные по­нятия.

Если обобщить все существующие возможные варианты, я сформулиро­вал бы следующее понятие: социальная работа это - механизм методов технологии социально-психологического взаимодействия, воздействия, со­действия клиенту, оказания поддержки, помощи, актуализации внутренних резервов клиента в решении его личных проблем, - все то, что в методоло­гии мы называем практическими, психологическими, социологическими, пра­вовыми механизмами, чтобы воздействовать, содействовать, взаимодей­ствовать с клиентом для решения его проблем. Естественно, необходимо актуализировать его внутренние резервы, которые сам человек может вы­явить у себя в этом процессе. В этом плане возникают огромные проблемы, так как если человеку нужна помощь, то ограничиваться односторонней эко­номической или правовой помощью недостаточно. Вот почему так важно верно теоретически определить объект и предмет социальной работы, не уводить нуждающегося в помощи человека в сферу научной теории, боль­шой политики, глобальных процессов и макропроблем. Этого делать не нуж­но и, в конечном счете, бесполезно для конкретного человека и общества в целом.

Далее, вторая серьезная проблема, требующая отдельного исследова­ния и осмысления - это соотношение профессиональной и непрофессио­нальной социальной работы. В мире существует две ярко выраженные тен­денции: тенденция, когда государство берет на себя основные функции по

24

оказанию помощи и социальных услуг населению, создает комплекс соответ­ствующих учреждений, готовит кадры и т.д. Есть другая практика, когда госу­дарство передает это общественным организациям: благотворительным, религиозным, общественным и другим организациям, которые получают от государства субсидии и оказывают помощь различным категориям нуж­дающихся людей. Понятно, что и тот, и другой подход имеют свои плюсы и минусы.

И последнее - подготовка кадров, проблема, к которой мне хотелось бы вернуться в связи с тем, что я возглавляю этот факультет, являюсь членом методического объединения Комитетов высшей школы и разрабатываю еди­ный подход к проблеме, единую концепцию.

Если будут вопросы, спасибо!

Вопрос:

Что вы делаете по проблеме реабилитации и восстановления?

Ответ:

У нас есть специализация, которая называется "Социальная реабилита­ция и трудотерапия". Это один из аспектов восстановления потерянной си­лы: психической, интеллектуальной, физической и т.д. Реабилитация пони­мается в самом широком смысле. В таком разрезе только что начата подго­товка кадров. Министерство социальной защиты заказало кадры только в этом году и только в этой области. Мы являемся исполнителями. Нам нужны заказчики, т.е. чтобы они заказывали нам нужные для них кадры.

Если Вы, имели в виду теоретическую сторону, то это уже другой аспект. Несколько профессоров из Института труда нетрудоспособных инвалидов (Бестужевская, 50) сотрудничают с нами и занимаются этими вопросами.

Вопрос:

Сколько у нас в России социальных педагогов?

Ответ:

К сожалению я говорил не о социальных педагогах, а о социальных работ­никах. Конечно, между этим есть связь. Но до сих пор существуют межве­домственные барьеры - в Министерстве высшего образования должно быть место не только для педагогов вообще, но и для социальных педагогов. А учреждениями по социальной работе занимается Министерство социальной защиты, т.е. разные заказчики кадров. В связи с этим, квалификационные характеристики социального работника утвердили в апреле 1991 года, а в 1990 году - социальных педагогов. Эти профессии расходятся. Социальный педагог работает с детьми в детских дошкольных учреждениях, при подго­товке к школе и в школьный период, а все остальное время с человеком до самой смерти работает социальный работник, т.е. в учреждениях образо­вания мы имеем дело с социальным педагогом, который выполняет все функции социального работника. Все остальные периоды жизни нами зани­мается социальный работник.

В нашем институте мы готовим около 100 социальных педагогов. Они готовятся по заказу городской и областной администрации на базе педагоги­ческого училища и на базе высшего педагогического образования.

25

Вопрос:

Сколько стоит обучение по вашим специальностям?

Ответ:

У нас образование государственное. Мы готовим специалистов только по спецзаказу Министерства образования, Министерства труда, Министерства социальной защиты, городских или областных органов социальной защиты. Мы не берем деньги за обучение, так как являемся государственным учреж­дением.

Спасибо за внимание!


ПЕРСПЕКТИВЫ ПСИХОПЕДАГОГИКИ КАК НАУЧНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ

Г.Д.Горбунов, доктор педагогических наук, профессор, академик МАПН,

член-корреспондент БПА

Уважаемые дамы и господа! Одной из тенденций прогрессивного развития науки всегда было проникновение друг в друга идей различных дисциплин. На стыках наук рождались новые теории, новые технологии, наконец, новые науки. Но рождение некоторых наук, изначально благосклонно принятое ака­демическим миром, еще не означало их скорого и эффективного воздей­ствия на прогресс общества. Естественно, что развитие этих наук требует новых подходов, нетрадиционных решений, а главное, - плеяды новых уче­ных и практиков, способных противостоять консерватизму некогда прогрес­сивных взглядов. К таким новым наукам относится и психопедагогика. Вы­полнение этих требований особо значимо, когда ее задачи рассматриваются с позиций практики с ее широким спектром требований и возможностей воз­действия на человека, на его физическое, психическое и духовное развитие.

Границы психопедагогики расширяются с каждым годом. Относительно недавно это было довольно узкое понятие. Но оно становится очень объем­ным, когда рассматривается с позиций сохранения и укрепления нервно-психического здоровья человека, о чем писали В.Н.Мясищев (1960), И.И Бе­ляев (1973) и др. Однако, понятие "психическое здоровье" является столь широким, что, простираясь от психиатрии до высот этики и морали, оно вы­нуждает заниматься разработкой рекомендаций представителей многих профессий. Включившись в этот процесс, психопедагогика набирает силу, но ее истинное величие просматривается лишь в будущем, возможно не столь отдаленном. Известны слова Б.Г.Ананьева: "... недалеко то время, когда вся психология станет теорией нервно-психического здоровья ..." (по Л.Д. Гиссе-ну, 1973).

Значение психопедагогики и психогигиены определяется не только тем, что психическое здоровье человека является основой продуктивного труда, но и тем, как пишет В.Н.Мясищев, что по существу при недостаточном учете этих закономерностей нарушается гармоническое развитие всех сторон лич-

26

ности. Это стало аксиомой, о чем писали Платонов К.К. (1971); Гехт К. (1979); Ананьев Б.Г. (1980); Горбунов Г.Д- (1994) и др.

Вся история прогрессивной педагогической мысли подчеркивает необхо­димость изучения и установления оптимального сочетания умственного, фи­зического и нравственного воспитания в гармоническом развитии личности, что входит в задачи психопедагогики.

Однако, возможен не только педагогический эффект: перспективы и воз­можности психопедагогики, как психологии воздействия, еще более значи­тельны. Объединение ученых, задач, методов различных дисциплин может дать в будущем совершенно новые концепции, рекомендации и практические действия не только в узких областях сохранения нормы протекания психиче­ских процессов, психических состояний, свойств личности, но и в области создания эффективных и быстродействующих психопедагогических методов раскрытия и мобилизации резервных возможностей развития человека.

Давно просматриваются психогигиенические и психопедагогические ас­пекты в политике, экономике и даже идеологии. А это уже широкий спектр социально-психологических эффектов. Осуществление принципов психопе­дагогики не является делом только педагогов, психологов, психопедагогов, психиатров и др. На это должны быть направлены усилия всего общества, всех его составных частей и организаций.

Можно предположить, что в достаточно далекой перспективе именно пси­хопедагогика (как психология воздействия) будет основной наукой, опреде­ляющей объяснение и решение сложных вопросов управления, подбора и расстановки кадров, конфликтов (вплоть до их крайних проявлений: войны, революции и пр.) и, безусловно, образования и воспитания в их многообраз­ных формах. Такой подход к науке, впитавшей в себя не только психологию и педагогику, но и ряд смежных с ними дисциплин: психиатрию, психотерапию, социологию, эргономику и др., - несколько шире сложившихся представлений о ней (см. рис.1).

Известно, что "... усилия психогигиенистов направлены главным образом на предупреждение психических заболеваний и в значительно меньшей сте­пени связаны с тенденцией к укреплению психического здоровья" (Гехт К. -1979). При этом понятие "укрепление" не расширяется до понятия "совершенствование". Это значит, что в отношении психогигиены преобла­дает медицинский подход. Действительно, если психическое здоровье условно принять за некий ординар (см. рис.1), то для врача отправной точкой явится возможность отклонения в отрицательную сторону, в сторону регрес­са психического здоровья, вплоть до патологии. Для педагога же важнейшим является возможность прогресса, роста, развития, совершенствования, вплоть до вершин профессионализма (Реан, 1993).

Не допустить падение кривой психического здоровья вниз - это задача психогигиены и психопрофилактики. Вернуть к норме - задача медицины, а определить движение этой кривой вверх является задачей психогигиени­ческой педагогики, синтезирующей в себе прикладные аспекты трех дисци­плин. При этом она видит направление своей деятельности не столько в ис­следованиях, и даже не столько в рекомендациях, сколько в организации конкретных воздействий на человека: в том числе воздействий психологиче­ских, как методах улучшения здоровья (Ловелле Р.П. - 1990).

27

вершины профессио­нализма

норма психического здоровья

патология


- акмеология







- психопедагогика

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ

- психогигиеническая

=>

психической

педагогика




деятельности

- психогигиена

=>

УКРЕПЛЕНИЕ







психического здоровья







ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

- психопрофилактика

=>

нарушений







психического здоровья

- психотерапия




ЛЕЧЕНИЕ

- психиатрия

=>

нарушений







психического здоровья
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Похожие:

Вестник балтийской педагогической академии iconБалтийской педагогической академии
Научное издание бпа основано в июле 1995 г. Гослицензия № б 471385 мэрии спб в Санкт–Петербурге
Вестник балтийской педагогической академии iconФормирование и развитие сетевых структур в ресторанном бизнесе
Клейман Анатолий Александрович, профессор кафедры менеджмента и маркетинга Балтийской академии туризма и предпринимательства
Вестник балтийской педагогической академии iconКузбасская государственная педагогическая академия факультет русского языка и литературы
Вершинина Г. Б., д п н., профессор, заведующий кафедрой теории и методики обучения русскому языку Кузбасской государственной педагогической...
Вестник балтийской педагогической академии iconЖурнала
Наиболее ярко талант М. К. Турского как лесовода стал проявляться с началом научно-педагогической деятельности в Петровской земледельческой...
Вестник балтийской педагогической академии iconВестник российской академии наук, 2004, том 74, №9, с. 785-791
Обзор данных, накопленных в экологии, гидробиологии, лимнологии, биологической океанографии, а также результаты собственных экспериментов...
Вестник балтийской педагогической академии iconМнуфо научно популярный интернет журнал вестник нло
Вышел очередной выпуск журнала «Вестник нло». Материалы представлены в этом номере взяты с сайта Михаила Герштейна к сожалению сайта...
Вестник балтийской педагогической академии iconВестник краеведения прокопьевский район
К 26. 891 Вестник краеведения: Прокопьевский район. Вып. 2(7). – Школьный. – 2007
Вестник балтийской педагогической академии iconВестник краеведения прокопьевский район
К 26. 891 Вестник краеведения: Прокопьевский район. Вып. – Школьный. – 2005. – с
Вестник балтийской педагогической академии iconМетодические рекомендации по летней педагогической практике для студентов укрупненных групп специальностей Станица Вешенская
Лето это маленькая жизнь. Составители: Якунина Л. Л., Афанасьева Т. А., Величко Л. Н., Колчанова А. И., Овчелупова Г. К., Локтионов...
Вестник балтийской педагогической академии iconПромыслово-экологическая характеристика балтийской сельди ( clupea harengus membras L.) В исключительной экономической зоне литвы
Работа выполнена в Лаборатории рыбохозяйственных исследований Литовского государственного центра по рыбоводству и рыболовству (лгцрр...
Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница