Роль Астрахани в государственной политике России в отношении Персии в первой половине XVIII века

НазваниеРоль Астрахани в государственной политике России в отношении Персии в первой половине XVIII века
страница2/3
КУЛАКОВ ВЛАДИМИР ОЛЕГОВИЧ
Дата конвертации27.12.2012
Размер326,84 Kb.
ТипАвтореферат
1   2   3

II. Основное содержание работы.

Во введении обосновывается актуальность диссертации, ее научная новизна, определены цели и задачи, хронологические рамки, практическая значимость работы, даны историографический обзор и характеристика источниковой базы.

В первом разделе «Формирование персидского направления во внешней политике России в первой половине XVIII века» анализируются основные составляющие международной обстановки в Прикаспии, выделяются несколько этапов ее развития, причины, побуждавшие Россию активно отстаивать здесь свои интересы, выявляются основные факторы становления Астрахани как военного, политического, научно-исследовательского центра в персидской политике России.

На основе богатого фактического материала удалось проследить, что в этот период Россия уделяла значительное внимание распространению своего влияния на каспийском направлении и выстраиванию своих отношений с Персией. Первые внешнеполитические акции, осуществленные российским государством в рамках достижения этой цели (отправка экспедиции Бековича-Черкасского, посольства Ф. Беневини, посольства А. Волынского), свидетельствовали о стремлении правительства Петра I досконально изучить социально-экономическую и политическую обстановку в регионе, получить максимально достоверную информацию как о его географическом положении, так и о внутренних процессах, происходящих в нем, силе и возможностях местных руководителей. Эти данные способствовали принятию решения о подготовке и проведении крупного военно-дипломатического предприятия – Персидского похода, ставившего перед собой цели закрепления российского присутствия, как на северном, так и на южном побережье Каспийского моря с помощью прямого захвата у Персии соответствующих территорий. Подобные устремления России были продиктованы, в том числе и её крайней обеспокоенностью в отношении возможного на тот момент захвата прикаспийских провинций Турцией, а факт присутствия другого государства кроме России и Персии на берегах Каспия крайне противоречил государственным интересам империи.

Анализ фактов позволил доказать, что ситуация осложнялась и исключительной на тот момент слабостью персидского государства, вступившего в период затяжного политического кризиса, обусловленного безвольным правлением последних представителей династии Сефевидов и афганским нашествием. В связи с этим Россия начала военные действия, обусловив их защитой самого персидского государства от афганских и турецких захватчиков, предложив свою помощь в обмен на некоторые прикаспийские территории. Военные цели данной кампании были в значительной степени достигнуты и даже заключен договор 1723 г. с персидским послом Исмаил-беком о включении в состав России Дагестана, Азербайджана и северных персидских провинций – Гиляна, Мазандарана и Астрабада. Другое дело, что у России на тот момент не было ни сил, ни возможностей, чтобы удержать эти земли и что еще более важно включить их в хозяйственное освоение. К тому же их захват сделал практически необратимой войну с Турцией, к которой Россия пока не была готова, и русским дипломатическим представителям в Константинополе стоило немалых трудов отговорить султана от начала военных действий, к которым его очень подталкивали западноевропейские державы. Поэтому после смерти Петра захваченные территории были возвращены обратно по ряду договоров с новым персидским руководством.

Со времени правления Петра I Астрахань постепенно приобретает значение южного форпоста российской внешней политики на персидском направлении. Главным движущим фактором этого процесса являлось предоставление в 1717 году астраханскому краю, ранее входившему в состав воеводства, статуса губернии, а самому городу губернского центра. Это в значительной степени расширило полномочия местной власти, а также позволило России более активно проводить свою региональную внешнюю политику. В данном процессе она в большей степени опиралась на астраханских руководителей-губернаторов.

Увеличение их функциональных обязанностей являлось вторым фактором становления Астрахани как регионального форпоста. Говоря об усилении военного значения Астрахани, мы выделяем начало строительства здесь морского флота, новых оборонительных сооружений и размещение дополнительных гарнизонов в качестве третьего фактора изучаемого процесса. В период проведения Персидского похода и до возвращения Персии её территорий по договорам 30-ых гг. из Астрахани осуществлялось материальное и финансовое обеспечение войск, входивших в состав Низового корпуса и принимавших участие в персидской кампании.

И, наконец, научное исследование побережья Каспийского моря, преследовавшее, в том числе и военные цели, явилось четвертым фактором в процессе приобретения Астраханью нового статуса. Исследовательские экспедиции Каспийского моря русскими учеными и моряками являлись неотъемлемой составляющей программы планомерного отстаивания российских интересов в Прикаспии. Научные и военно-стратегические походы по Каспию, организованные в Астрахани и зачастую состоящие из самих астраханцев, были одним из важных её элементов. В комплексе сочетание выделенных факторов позволяет сделать вывод о кардинальном изменении статуса Астрахани по сравнению с предыдущим историческим периодом.

Во втором разделе «Превращение Астрахани в центр российской политики в отношении Прикаспии в первой пол. XVIII века» выявляется и комплексно исследуется система административно-политических полномочий, которыми обладали местные власти, обеспечивая российские интересы в отношениях с Персией, рассматриваются механизмы осуществления этого процесса.

Подробный анализ фактов участия астраханских властей в персидской политике России первой трети XVIII века дает возможность заявлять о том, что, руководители губернии исполняли роль координаторов деятельности российского внешнеполитического ведомства в отношении Персии. Они обладали рядом полномочий на ведение самостоятельной международной переписки с персидскими послами, горскими владельцами, грузинскими царями. Кроме того, в астраханскую губернскую канцелярию стекалась вся информация о положении в приграничных с Персией кавказских территориях, а также в самих персидских провинциях, отошедших в 20-е гг. XVIII в. под власть России. Отсюда она уже передавалась центральному руководству страны.

Определение дипломатических функций астраханских губернаторов дает возможность автору заявлять о том, что правительство страны возлагало большую ответственность на местных руководителей, предоставляя им право обеспечения всем необходимым персидских миссий, а также дальнейшего содержания в Астрахани их представителей. Дипломатические полномочия астраханских губернаторов стали одной из важнейших сфер их деятельности, начиная с первого губернатора – А. Волынского, который до своего назначения сам возглавлял посольство в Персию. Астрахань была задействована и в исполнении договоров 30-ых гг. XVIII века с Персией, в части того, что касалось возвращения в эту страну ее граждан, оказавшихся в ходе боевых действий по тем или иным причинам (захваченные в плен, беглые) на территории Астраханской губернии или других губерний России. Эти полномочия активно способствовали обеспечению внешнеполитических контактов России и Персии, а это в свою очередь говорит о том, что Астрахань в первой половине XVIII века превратилась в главный форпост региональной (каспийской) дипломатии Российской империи. И, на наш взгляд, данный факт, можно рассматривать как составную часть формирующейся системы функций координационного центра, которым становилась Астрахань в персидской политике России.

Исследованная автором система административно-политических полномочий местных властей была очень развита и включала в себя несколько основных компонентов. Главным компонентом этой системы являлась полная информационная обеспеченность астраханских руководителей всеми данными о происходящих в Персии процессах и событиях. Российские представители в Персии – консулы, резиденты обязаны были сообщать в Астрахань обо всем, что происходит в этой стране. Вся важная информация, собираемая ими в Персии о ее внутреннем состоянии, стремлениях и возможностях её руководителей, отношении их к России, направлялась наряду со столицей и в Астрахань. Последняя, таким образом, являлась связующим звеном в отношениях между российскими дипломатическими лицами в Персии и правительством России, а главы региона координировали работу открытых в этой стране русских консульств. На основе полученных данных астраханские губернаторы могли вырабатывать собственные механизмы решения тех или иных проблем, возникающих в русско-персидских отношениях, и вносить предложения по повышению эффективности различных мероприятий, проводимых в Персии. То есть центральная власть доверяла им самостоятельное осуществление региональной внешней политики страны, справедливо полагая, что непосредственно на месте можно эффективнее решить многие вопросы. Более того, они были уполномочены давать собственные инструкции и наставления направляющимся на работу в Персию консулам, которым последние должны были неукоснительно следовать наряду с наказами, полученными от Коллегии иностранных дел и Коммерц-коллегии. Этот факт является свидетельством того, что часть ответственности за происходящее в Персии лежала, в том числе и на астраханских руководителях, в которых российское правительство видело проводников своей политики в Прикаспии.

Вторым важным компонентом указанной системы было осуществление губернаторами контроля над консульским судопроизводством по многочисленным спорным вопросам, возникающим между российскими гражданами в Персии, а иногда и его самостоятельное ведение. Во многих случаях российские консулы должны были координировать свою работу в судебной сфере с астраханскими губернаторами, часто предоставляя в их распоряжение рассмотрение тех или иных вопросов. Различные судебные тяжбы российских купцов, а также случаи разбоя и пиратства, совершаемого российскими подданными в прибрежной персидской зоне Каспийского моря, являлись важными поводами вмешательства астраханских властей в судебные разбирательства русских консулов в Персии.

Третьим компонентом системы был вопрос обеспечения безопасности торгового мореплавания и судоходства на Каспии. Он оставался в ведении астраханских властей на протяжении всей первой половины XVIII века. В связи с этим астраханские власти брали под свой контроль проблему комплектования судовых команд на купеческих кораблях, отходящих в Персию.

Четвертой немаловажной частью системы административно-политических полномочий астраханских губернаторов являлось обеспечение почтового сообщения между консулом и столицей империи.

Пятой частью и одновременно самым ярким свидетельством предоставления Астрахани широких внешнеполитических функций было определение губернатором кандидатур для временного замещения консульской должности в Персии.

Приход к власти в Иране Надир-шаха и его агрессивная внешняя политика показали, что Астрахань продолжает оставаться и главной военно-морской базой России на Каспии. Вторжение Надир-шаха на Кавказ заставило правительство вернуться к вопросу об усилении каспийского флота, которое взял на себя астраханский губернатор Татищев. По его настоянию были приняты меры к укреплению крепостей Астраханской губернии, а в самом городе расквартированы дополнительные военные силы. Для их удобного размещения планировалось возвести военно-оборонительный лагерь в районе нынешнего с. Солянка. Однако в связи с тем, что угроза вторжения Надир-шаха отпала, а сумма на его строительства была очень большой, от этих планов отказались. Однако другая инициатива по реконструкции и модернизации уже существующей военно-морской базы в дельте Волги в районе острова Четыре Бугра была реализована. В контексте указанных мероприятий, целью которых являлось повышение обороноспособности южных границ России, являлось и возобновление массового производства селитры в астраханском крае, необходимой для изготовления боеприпасов.

Итак, как мы видим, полученная система была достаточно обширна и включала в себя несколько компонентов, в которые входили различные полномочия астраханских губернаторов во внешней административно-политической сфере. Но, кроме того, наличие этих полномочий у них говорит в первую очередь о том, что сам город развивался тогда именно как координационный центр российской политики в Прикаспии.

В третьем разделе «Роль Астрахани в экономической политике России в Персии в первой пол. XVIII века» выделяются и анализируются экономические полномочия астраханских властей в развитии русско-персидских отношений, и рассматривается роль Астрахани в российской торговле с Персией.

Экономические интересы России в Персии играли важную роль в развитии межгосударственных отношений двух стран. Во многом развитием и процветанием торговли были обусловлены многие политические мероприятия Российской империи в рамках отстаивания своих интересов в изучаемом регионе. В этом контексте Астрахань получила серьезные полномочия по организации торговой деятельности России на персидском направлении, а также надзору и контролю над исполнением тех или иных норм и правил её осуществления. Основным институтом, отвечающим за бесперебойное развитие торговли между двумя странами, являлось организованное в Персии российское консульство, и астраханские власти напрямую были связаны с его деятельностью и решали многочисленные вопросы, связанные с осуществлением здесь русской торговли.

Одной из главных функций астраханских властей в процессе ведения торговли русских купцов с Персией было визирование купеческих документов для предоставления привилегии беспошлинной торговли, которую российские купцы получили по заключенным с Персией трактатам 1732 и 1735 годов. Поскольку российские купцы получали право беспошлинной торговли в Персии только по предъявлении свидетельствованных писем из Астрахани за подписью астраханского губернатора.

Также одной из важных задач астраханского руководства в рамках организации русско-персидской торговли являлось подтверждение российского гражданства купцов, претендующих на ведение беспошлинной торговли с Персией. Многие купцы, не будучи российскими подданными, пытались воспользоваться данной привилегией. И поэтому астраханские власти должны были жестко контролировать эту ситуацию, чтобы торговать беспошлинно с Персией могли только купцы действительно являющиеся российскими гражданами. В свою очередь астраханский губернатор отслеживал все вопросы, связанные с установлением истинного подданства «шаховых купчин», то есть персидских купцов, направляющихся в Россию с товарами непосредственно от двора персидского шаха и также обладающих правом беспошлинной торговли. Функция контроля астраханских чиновников над осуществлением торговли с Персией включала в себя и надзор за исполнением некоторых запретов в торговле определенными видами товаров с этой страной, в частности оружия, боеприпасов к нему и различного судового такелажа.

Развитие русской торговли с Персией также было связано с созданием в Астрахани необходимой торговой инфраструктуры и организацией русской торговой компании, которая бы пришла на смену индивидуальной купеческой деятельности. В осуществлении этих проектов значительная доля ответственности тоже легла на астраханские власти. Большое значение имело учреждение в Астрахани портовой таможни, которая бы взимала пошлины с товаров по тарифам, существующим в других российских портах.

Помимо самой таможни астраханские власти отвечали и за создание необходимых условий для эффективного ведения торговли. В этой области астраханский губернатор также находился в тесном взаимодействии с русскими консулами в Персии, поскольку и на них была возложена задача оптимизации каспийской торговли России. Губернатором совместно с консулом отслеживалось развитие и нормальное содержание портовой инфраструктуры, амбаров, складских помещений и т.п. Однако торговая составляющая участия Астрахани в экономической политике России в Персии была хоть и основной, но не единственной. Следует отметить также тот факт, что организованный российским государством институт консульства во второй четверти века по большей части содержался из средств местного астраханского бюджета, получаемых от доходов русско-персидской торговли. Это еще раз подтверждает то, что Астрахань обладала разнообразными полномочиями в экономической политике России в Прикаспии.

В
1   2   3

Похожие:

Роль Астрахани в государственной политике России в отношении Персии в первой половине XVIII века iconУрок 1 2 Россия во второй половине 19 века Тема: Правление Александра 2
Цель: Дать общую характеристику России во второй половине 19 века. Охарактеризовать предпосылки реформ в России во второй половине...
Роль Астрахани в государственной политике России в отношении Персии в первой половине XVIII века iconУрок на тему: «Тверская провинциальная культура в первой половине XIX века»
Приложение Урок на тему: «Тверская провинциальная культура в первой половине XIX века». Авторы: Баков Сергей Иванович (мкоу «Свисталовская...
Роль Астрахани в государственной политике России в отношении Персии в первой половине XVIII века iconОбраз казаха-кочевника в русской общественно-политической мысли в конце XVIII первой половине XIX века
Защита состоится 4 октября 2007 г в 10-00 часов на заседании диссертационного совета дм 212. 177. 04 по защите диссертаций на соискание...
Роль Астрахани в государственной политике России в отношении Персии в первой половине XVIII века iconКурс лекций Москва 2008 Содержание Лекция Введение 3 Лекция Научные знания в средневековой Руси и окружающем мире 9 Лекция История науки и техники в XIV первой половине XVII вв. 19
Лекция Развитие науки и техники в России в Новое время (вторая пол. XVII-XVIII вв.) 26
Роль Астрахани в государственной политике России в отношении Персии в первой половине XVIII века iconЭмиграция из россии (ссср) в китай и реэмиграция в первой половине ХХ в

Роль Астрахани в государственной политике России в отношении Персии в первой половине XVIII века iconОпубликовано: Вестник рггу. Сер. "Журналистика". 2008. №11/08. С. 11 28
...
Роль Астрахани в государственной политике России в отношении Персии в первой половине XVIII века iconКоллектив Авторов Древнерусская литература. Литература XVIII века История русской литературы в 4-х томах 1
«Древнерусская литература. Литература XVIII века»: «Наука», Ленинградское отделение; Ленинград; 1980
Роль Астрахани в государственной политике России в отношении Персии в первой половине XVIII века iconАрмения и армяне в русских источниках летописного периода
Раннее освоение армянами Каспийско-Волжско-Балтийского торгового пути также способствовало тому,что в России, еще до татарского нашествия,...
Роль Астрахани в государственной политике России в отношении Персии в первой половине XVIII века iconЛитература древнерусская литература
Русская литература родилась в первой половине XI в в среде господствующего класса. В древней Руси ведущую роль в литературном процессе...
Роль Астрахани в государственной политике России в отношении Персии в первой половине XVIII века iconВосточно-Сибирские воинские соединения в войнах 1-й четверти XX века
Охватывают район, где сражались соединения из Восточной Сибири – территорию Северо-Восточного Китая, Северной Кореи, России, северо-востока...
Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница