3. медицина и фармация древнего египта

Название3. медицина и фармация древнего египта
страница13/19
Дата конвертации27.12.2012
Размер3.25 Mb.
ТипДокументы
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   19
В.М. Сало в своей статье приво­дит данные Министерства внутренних дел о том, что в 1840 году для снабжения казенных аптек было закупле­но импортных аптечных товаров на 71026 руб. и на 127066 руб. отечественного производства. Кроме этого, в том же году казенными аптеками, лубенским и воронежс­ким аптекарскими огородами было заготовлено расти­тельного сырья на сумму 3712 руб. В 1846 году зарубеж­ных аптекарских товаров было приобретено на 77379 руб., в то время как на внутреннем рынке аптечных товаров заготовлено на сумму, вдвое большую. Устройство и обо­рудование аптек в этот период подробно описал А.П. Нелюбин в энциклопедическом словаре Плюшара (СПб., 1835). А.П. Нелюбин отмечал, что аптека должна распо­лагать следующими производственными помещениями: ре­цептурным залом, материальной комнатой, лаборатори­ей, сушильней (чердаком), подвалом, ледником, помеще­нием для приготовления отваров и настоев (кокторий), рабочей комнатой для измельчения растительных и дру­гих материалов. Обычно подвал и ледник, лаборатория, кокторий и «рабочая комната» находились в одном поме­щении. Нередко аптеки имели два подвала: под матери­альной комнатой и лабораторией; в лабораториях устра­ивались дополнительные небольшие материальные ком­наты. При аптеке находились кабинет или квартира вла­дельца аптеки и общежитие для служащих-фармацевтов. Рецептурная комната предназначалась для отпуска и изготовления лекарств по рецептам, а также для безре­цептурной продажи медикаментов. Она не должна была иметь непосредственного сообщения с улицей, чтобы в по­мещение не проникла пыль. Оборудование ее состояло из двух столов, на одном из которых готовились лекарства, а второй предназначался для безрецептурного отпуска лекарств. На рецептурном сто­ле полагалось иметь ступку из агата, змеевики из стекла, руч­ные весы с чашками из скор­лупы кокосового ореха, фар­фора или другого нейтрально­го материала (медные чашки считались нежелательными). Здесь же размещались стек­лянные мензурки, ложечки из рога, стали, серебра или сло­новой кости. В рецептурной комнате находился расходный запас медикаментов.

Ядови­тые лекарственные средства хранились отдельно от осталь­ных. Штангласы в большин­стве случаев изготавливались из дерева, обожженной глины и реже из стекла и фарфо­ра. Медные, оловянные и металлические сосуды запре­щалось использовать для хранения лекарственных средств.

С рецептурной комнатой сообщалась приемная ком­ната, которая часто отделялась только прилавком. В ре­цептурную комнату выходили двери владельца аптеки для удобства контроля за работой служащих. Она также со­общалась с общежитием для служащих-фармацевтов. Чтобы звук звонка входной двери мог беспрепятственно доноситься до слуха дежурившего ночью фармацевта, пе­регородка между рецептурной комнатой и общежитием в большинстве случаев не доходила до потолка. В результа­те воздух общежития насыщался вредными испарения­ми, отрицательно действовавшими на здоровье людей. Эта особенность внутреннего устройства частновладельческих аптек сохранялась на протяжении всего XIX столетия.

Основные запасы медикаментов хранились в мате­риальной комнате в деревянных, стеклянных, каменных и фарфоровых штангласах, деревянных ящи­ках, коробах и холщо­вых мешках. На каждой таре светлой масляной краской на темном фоне обозначалось название хранящегося в ней ве­щества; на стеклянной таре надписи вытравли­вались плавиковой кис­лотой. Сырье, содержа­щее эфирные масла, хра­нилось в стеклянных банках, помещенных в плотно закрывающиеся оловянные сосуды. Растительное сырье не рекомендовалось хранить в измельченном виде. Спирты и другие летучие жидкости хранились в склян­ках, укупоренных стеклянными или корковыми пробка­ми; пробки обвязывались бычьим пузырем и бумагой или двумя слоями кожи. Корковые пробки, кроме того, пола­галось пропитывать воском, салом или обмазывать сме­сью сала с мелом. Стеклянные пробки иногда сверху при­крывались стеклянными колпачками. Для хранения по­рошков летучих веществ служили стеклянные банки или выдвижные ящики из луженой жести и внутри покрытые лаком.

Ядовитые лекарственные средства хранились отдель­но в особом шкафу, ключ от которого находился у вла­дельца аптеки. Для каждого из ядовитых веществ полага­лись отдельные весы с разновесами и ступка с ложечкой. Отдельно также хранились сильнодействующие средства.

При каждой аптеке имелась хорошо оборудованная лаборатория для приготовления галеновых препаратов, получения эфирных масел, ароматных вод, солей и др.

В лабораториях осуществлялись довольно сложные тех­нологические процессы, для проведения которых имелось множество разнообразных аппаратов и приспособлений. О высоком уровне технического оснащения аптечных ла­бораторий может свидетельствовать тот факт, что Т.Е. Ловиц и после избрания его академиком в 1793 году про­должал свои эксперименты в лаборатории петербургской Главной аптеки, так как академическая химическая ла­боратория не располагала всей необходимой аппаратурой.

Центральное место в лаборатории занимали печи: стационарные и переносные. Наиболее распространенной являлась самодувная перегонная или кубовая печь. Она состояла из медных луженых внутри кубов, вмурован­ных в кирпичную топку, и змеевика, пропущенного сквозь кадки с водой. К типу переносных печей относилась про­бирная печь, имевшая вид четырехугольного, сверху су­живающегося ящика из листового железа, покрытого внут­ри глиной. В пробирных печах, в особых тиглях, плави­лись металлы. Над печами устраивался горн в виде же­лезного шатрового навеса с вытяжной трубой.

Посреди лаборатории стояли рабочий стол и дере­вянные подставки с большими чугунными и бронзовыми ступками. По стенам устраивались полки для размещения лабораторной посуды и инструментов.

Обычно под лабораторией помещался подвал (иног­да под материальной комнатой размещался второй), пред­назначенный для хранения легко портящихся или лету­чих веществ. Уксус, вино, спирт и настойки держались под замком, а луковицы и другие мясистые части расте­ний сберегались в сухом песке. При некоторых аптеках устраивались погреба и ледники. Они служили для хра­нения быстро портящихся веществ и для кристаллиза­ции солей из насыщенных растворов. В аптеках, не имев­ших ледников, для кристаллизации использовали охлаж­дающие смеси.

Ежегодно аптеки (частные и казенные) должны были подвергаться осмотру. В Петербурге и Москве ревизия ап­тек возлагалась на штат-физиков Медицинской колле­гии и Московской конторы, в провинции - на инспекторов врачебных управ. Эти должности занимали врачи, так как в программу обучения студентов-медиков входило изу­чение основ фармации. Однако отсутствие производствен­ного опыта, недостаток специальных знаний в области фармацевтической химии и анализа приводили к тому, что ревизоры сосредоточивали внимание на формальных вопросах деятельности аптек. Инспекторы должны были также следить за правиль­ным оформлением отпуска ядовитых лекарственных средств, который фиксировался в особых книгах, за со­стоянием подготовки аптекарских учеников. Им вменя­лось также проверять подлинность и доброкачественность хранящихся в аптеках препаратов как путем внешнего осмотра, так и с помощью реактивов («противодействующих средств»). Выполнение такой работы требовало не только определенных теоретических знаний, но и боль­шого практического опыта, так как ассортимент лекар­ственных средств был очень разнообразен. Например, в аптекар­ской таксе 1800 года значилось 1873 наи­менования лекар­ственных средств, а к 1860 году эта цифра увеличилась до 2700 наименований. Разоб­раться в такой массе препаратов представ­ляло немалую трудность даже опытному фармацевту.

Со временем, аптечная монополия стала тормо­зить развитие фармацевтического рынка в Рос­сии. Необходимость отмены привилегий почув­ствовалась уже в начале 60-х годов XIX века. В соответ­ствии с новыми правилами открытия аптек, утвержден­ными правительством 8 июля 1864 года, были установле­ны нормы числа жителей, количества рецептов и денеж­ного оборота на одну аптеку. Так, на каждую аптеку в обеих столицах должно было приходиться 12000 жите­лей, 24000 номеров рецептов в год и 14000 рублей денеж­ного оборота. Для губернских городов эти нормативы со­ставляли 10000 жителей, 12000 номеров рецептов и 7000 рублей товарооборота. Для уездных городов норма мак­симального количества жителей, обслуживаемых одной аптекой, определялась в 5000, а количество номеров ре­цептов - в 6000. Для деревень в расчет принималось только расстояние между аптеками; оно должно было быть не менее 15 верст.

В 1873 году правила открытия аптек были измене­ны. Правительство отменило ограничение аптечной мо­нополии по показателю годового товарооборота и измени­ло в пользу аптековладельцев норму рецептов для сто­личных и губернских аптек.

Правила 1873 года в некоторой степени ограничили монополию аптековладельцев при решении вопроса об от­крытии новых аптек. В России наметился рост числа ап­тек: в 1880 году их насчитывалось 1696, в 1881 г. - 1883, в 1883 г. - 2046, в 1884 г. - 2184. Однако сопротивление владельцев аптек еще было достаточным. В истории из­вестны случаи сокрытия истинного количества рецептов, поступавших в аптеки; нередко не регистрировали рецеп­ты или нескольким лекарственным формам, выписанным врачом на одном бланке, приписывали один номер, скры­вали истинный товарооборот. Все это со временем приве­ло к тому, что правительство в 1906 году вновь изменило правила, оставив лишь норму жителей на одну аптеку и установив расстояние между сельскими аптеками в 7 верст.

В 1864 году в России была проведена земская реформа. Земства представляли собой органи­зации местного самоуправления, в которых должны были участвовать представители всех сословий, в том числе крестьян. Прогрессивно настроенные врачи упорно и настойчиво добивались организации медицин­ской и лекарственной помощи на селе. В земствах откры­вались больницы, приемные покои, врачебные и фельд­шерские пункты, аптеки. Передовые земские врачи созда­ли оригинальную систему медицинского обслуживания сельского населения в России. В ведение отдельных земств перешли вместе с больницами приказов общественного призрения и находившиеся при них аптеки, но большин­ство земств должно было организовывать их вновь.

К открытию аптек приступили в 70-80-х годах XIX века, учреждая их главным образом в уездных центрах. Первая земская аптека была открыта в 1868 году в Макарьевском уезде Нижегородской губернии.

В вопросах организации своего аптечного хозяйства, удешевления и приближения лекарственной помощи на­селению земства сталкивались с административными зап­ретами, защищавшими интересы владельцев частных ап­тек. Так, земская аптека, согласно закону от 1868 года, была приравнена к обычной аптеке и должна была под­чиняться всем требованиям и ограничениям аптечной мо­нополии (установленным нормативам численности насе­ления и количества рецептов на одну аптеку). Кроме того, существовало такое понятие, как район торговой деятель­ности частной аптеки. Указом Сената от 20.09.1877 г. в местностях, не входящих в район торговой деятельности частных аптек, земские учреждения могли снабжать ле­карствами все население по собственному усмотрению за плату или бесплатно. А в местностях, входящих в рай­он торговли частной аптеки, земство было обязано осу­ществлять бесплатный отпуск лекарств из земских боль­ничных аптек лишь тем больным, которые имели поли­цейское свидетельство о бедности или удостоверение, о том же земского или другого врача.

Для улучшения организации медицинской помощи и расширения сети своих аптек, земства были вынуждены выкупать у частных аптековладельцев вольные апте­ки, получая право отпускать населению медикаменты и предметы гигиены за плату. В 1872 году Медицинский департамент разрешил земствам из больничных аптек про­давать по заготовительным ценам безрецептурные лекар­ственные средства. С 1887 года Указом Сената был уста­новлен запрет земствам на публикацию объявлений о по­нижении цен на лекарства.

В своей деятельности по лекарственному обеспече­нию населения земства привлекали средства налогопла­тельщиков, что давало им возможность значительно сни­жать цены на лекарства в принадлежавших им вольных аптеках и осуществлять бесплатный отпуск лекарств оп­ределенному контингенту больных. В 1893 году Медицин­ский совет вынес постановление, по которому земским ап­текам разрешалось снижать цены на лекарства только в том случае, если они существовали на свои оборотные сред­ства и не привлекали средств из земского бюджета.

Земское аптечное хозяйство представляло собой не­большое число «нормальных» и сельских аптек с воль­ной продажей лекарств и сети больничных, участковых и пунктовых аптек. Земские больничные аптеки и аптеки при фельдшерских пунктах и врачебных участках обыч­но занимали одну небольшую комнату или совмещались с приемной врача. Они были плохо оборудованы, из-за от­сутствия перегонных аппаратов лекарства зачастую гото­вились на водопроводной воде. За неимением складских помещений нарушались правила хранения лекарств. От­мечались случаи замерзания препаратов в зимнее время. Изготовлением лекарств (порошков, отваров, мазей), как правило, занимались фельдшера, мало сведущие в аптеч­ной технологии и допускавшие грубые ошибки. Так, на фельдшерских пунктах отвары нередко кипятились с 9 до 13 часов, т.е. в течение всего приема пациентов, и по мере расходования доливались водой. Сложные лекар­ственные формы (пилюли, болюсы, суппозитории) фельдшера готовить не умели, и, зная это, врачи отказывались их прописывать.

Рост революционного рабочего движения, брожение крестьянских масс, бурные темпы капиталистического развития в конце XIX века оказали влияние и на деятельность земств, в том числе по медицинскому обслуживанию населения. В этот период разъездная система ме­дицинской помощи (когда один врач объезжал несколь­ко врачебных участков) сменилась стационарной, в зна­чительной степени изживался «фельдшеризм», росло чис­ло земских больниц и врачебных участков, а вместе с ними и число больничных и участковых земских аптек. Если в 1870 году в России имелось 530 врачебных участков, то к 1910 году их число возросло до 2686. Увеличилось также число хорошо оборудованных земских аптек с правом сво­бодной продажи лекарств населению. Земства все более убеждались в том, что экономия на аптеках оборачивает­ся для них большими убытками. Так, по подсчетам в Оргеевском уезде только от неправильного изготовления ле­карств фельдшерами земство теряло в одном санитарном участке около 300 руб., что по всему уезду складывалось в сумму 2400 руб. в год. Земства все более привлекала перспектива организации лекарственного обеспечения больниц и врачебных участков в централизованном по­рядке из одной или нескольких хорошо оборудованных аптек или складов.

Наметившиеся тенденции в развитии земского ап­течного дела следующим образом характеризовал жур­нал «Фармацевтический вестник» за 1899 год:

«За последнее время увеличилось число фармацевтов, состоящих на земской и городской общественной службе. Города и земства все чаще и чаще приобретают нормальные и сель­ские аптеки, открывают аптечные склады и лаборатории для приготовления галеновых препаратов, упорядочива­ют аптеки при больницах и, постепенно устраняя оттуда фельдшеров, вводят штатские должности фармацевтов...»

Однако на пути наметившихся преобразований серь­езной преградой встало сложное финансовое положение земств. В этом отношении показательна резолюция земс­кого собрания Курмышского уездного земства Казанской губернии по поводу учреждения в уезде должности прови­зора. Придя к положительному решению, собрание при­знало желательным приглашение провизоров для управ­ления всеми земскими аптеками, если бы «размеры земс­кого обложения давали бы возможность увеличивать ас­сигнования на медицинскую часть без ущерба для общей Деятельности земства».

В докладе Российского фармацевтического общества I Всероссийском фармацевтическом съезде в 1899 году постановка аптечного дела в земствах признавалась неудовлетворительной по следующим причинам. Заведующими многих земских аптек были лица, не имевшие фармацевтического образования, заведующие аптеками - фармацевты не входили в состав местных санитарных сове­тов и не имели влияния даже на решение сугубо фарма­цевтических вопросов. Фармацевты не имели необходи­мой самостоятельности в выполнении своих производ­ственных функций, их труд оплачивался значительно ниже труда медицинского персонала, не имелось типиза­ции «нормальных», сельских, больничных, участковых и пунктовых земских аптек. Пунктовые аптеки, в кото­рых заведующими были фармацевты, не находились под надзором фармацевтов, управлявших ближайшими апте­ками. Многими аптечными складами и аптеками заведо­вали врачи. Однако намеченная съездом программа пре­образований земского аптечного дела так и осталась в зна­чительной своей части невыполненной.

Но, несмотря на серьезные недостатки, земское ап­течное дело играло важную роль в лекарственном обеспе­чении населения земских губерний. Наличие широкой сети небольших больничных, участковых и пунктовых аптек давало возможность земствам приблизить лекарственную помощь к населению, что при плохом состоянии транс­порта и дорожной сети того времени имело огромное зна­чение. В конце XIX столетия в России для значительной части населения приобретение лекарств в частных апте­ках представлялось недоступной роскошью. Земские же аптеки делали лекарственную помощь доступной для бед­нейших слоев населения за счет снабжения значительной части больных (по справкам о «неимущем» состоянии из полицейского участка или от земского врача, а зачастую по просьбе самого больного) бесплатными лекарствами, за счет продажи населению через земские вольные апте­ки медикаментов по сниженным ценам.

Снабжение медицинскими товарами земских аптек вначале производилось из частных аптек, затем через дрогистов – торговцев аптекарскими и химическими товара­ми (Феррейнъ, Штоль и Шмитъ, Келлеръ, Брунсъ, Эрмансъ, Сегалъ, Русское общество). Позднее земства стали приобретать товары у иностранных фармацевтических фирм непосредственно с заводов и фабрик.

Первой непосредственные контакты с русскими зем­ствами установила фирма «Мерк» (Германия) в 1888 году. Ее примеру последовали и другие зарубежные фирмы. Не­посредственная выписка медикаментов от поставщиков обходилась земствам на 20-24% дешевле. К концу XIX века объем продажи медикаментов в земские аптеки дрогистами значительно снизился, что заставило последних принимать экстренные меры для укрепления своих по­шатнувшихся позиций. Московская фармацевтическая фирма «К. Эрманс и Ко» разослала земствам циркуляр «К вопросу о современном положении аптечного хозяй­ства в земстве», в котором признавалось, что закупка зем­ствами медикаментов у заграничных фирм «вызвала рус­ских дрогистов из состояния покоя, в котором они пребы­вали много лет и заставила их серьезно заняться изуче­нием всемирного рынка аптекарских материалов». Один за другим дрогисты в России начали сбавлять оптовые цены на медикаменты. На целый ряд медикаментов цены были снижены на 58-64%.

Дрогисты неоднократно обращались к земствам с призывом порвать связи с заграничными фирмами, но земства не соглашались на такой шаг, резонно считая, что разрыв связей с заграничными фирмами может при­вести к тому, что дрогисты в России вновь «взвинтят» Цены, в то время как в условиях конкуренции с загранич­ными поставщиками они будут вынуждены снижать их. Таким образом, земства оказали радикальное воздействие а русский фармацевтический рынок, на котором господствовали торговые фирмы, наживавшиеся на спекуляции заграничными лекарственными средствами. За счет экономии на приобретении лекарств земства переходили к более широкой практике бесплатного или гневленного отпуска лекарств населению. Так, в 1900 ДУ Днепропетровское уездное земское собрание постановило освободить от платы за медикаменты население 52 селений, пострадавших от неурожая. Новоржевское уезд­ное собрание постановило во всех земских амбулаториях и на фельдшерских пунктах установить плату за лекар­ство в размере 10 копеек (при средней стоимости одного ле­карства в частных аптеках 50 коп.) с предоставлением врачам права назначать по своему усмотрению бесплат­ные лекарства. Холмское уездное собрание постановило отпускать всеми земскими медицинскими пунктами лекар­ства для больных бесплатно. Подобная тенденция в начале XX века была характерной и для многих других земств.

В конце 70-х годов в некоторых земствах появились аптечные склады, что позволило упорядочить распределе­ние закупаемых у оптовых поставщиков лекарственных средств по уездам и врачебным участкам. Первый такой склад был открыт в 1877 году в г. Лухе по ходатайству Юрьевской земской управы с отделением в г. Юрьевце. Так как складам не разрешалось готовить лекарства, то от­крытие их не приравнивалось к открытию аптек и не огра­ничивалось требованиями аптечной монополии. Постепен­но при складах стали организовываться небольшие галеновые лаборатории. Наличие склада в земстве давало воз­можность выписывать годовой запас лекарственных средств для нужд всей губернии и ввиду значительности заказа требовать от поставщика скидки с оптового прейскуранта. Кроме того, склад значительно улучшил снабжение лекар­ствами врачебных участков, так как они получили воз­можность чаще (в среднем 12 раз в год) выписывать ле­карственные средства для своих нужд.

В 1888 году Тверское земство создало образцовый по тем временам обще губернский склад медикаментов. Этот склад с успехом конкурировал с известными русскими дрогистами, снабжая медикаментами не только уездные зем­ства Тверской губернии, но и многие другие, в том числе Саратовские земства.

В 1896 году Тверской аптечный склад получил раз­решение на открытие лаборатории, которая снабжала склад галеновыми препаратами собственного производства и контролировала качество медикаментов, поступающих на склад. Паровая лаборатория была оснащена многими специальными машинами: толчеёй, дробилкой, ртутной теркой, вакуум-аппаратом для выпаривания экстрактов в безвоздушном пространстве, гидравлическим прессом, перколяторами и др.

Аптечный склад внимательно следил за состоянием фармацевтического рынка, быстрыми и резкими колеба­ниями цен на медикаменты. Располагая свободными сред­ствами, он руководствовался в своей деятельности не ком­мерческим правилом: дешево купить - дорого продать, а принципом: дешево купить - дешево продать качествен­ные товары.

В 1912 году вышел закон о явочном порядке откры­тия аптек земскими и городскими самоуправлениями. В нем говорилось, что земские учреждения могут откры­вать нормальные вольные аптеки в любом количестве и месте независимо от числа аптек, работающих в данной местности. В остальных вопросах, касающихся порядка работы аптеки, отпуска лекарств по рецептам, ревизий аптек и др., земские аптеки должны были руководство­ваться статьями Устава врачебного (изд. 1905 года).

В начале XX века в России существовало уже до­вольно много типов земских и городских аптечных уч­реждений, которые можно разделить на две группы:

I. Основные типы:

  1. Аптечный склад с паровой лабораторией галено­вых препаратов.

  2. Участковая больничная аптека с исключительно бесплатным отпуском лекарств по рецептам вра­чей. Работники такой аптеки не имели фармацев­тического образования (фельдшеры, акушеры). На содержание выделялось очень мало средств.

  3. Нормальная вольная аптека с исключительно платным отпуском. Вольными называли аптеки, которые имели право продажи лекарств населе­нию. Они делились на нормальные и сельские. Нормальные вольные аптеки располагали поме­щениями и оборудованием согласно Уставу врачебному, а управлять ими могли только провизо­ры или аптекари. Сельская аптека могла размещаться даже в одной комнате. Заведовал ею апте­карский помощник.

II. Смешанные типы:

Аптечные учреждения этого типа являлись вольны­ми аптеками, на которые были возложены те или иные общественные функции.

  1. Нормальная вольная аптека с бесплатным отпус­ком лекарств по рецептам врачей для местной ам­булатории или больницы.

  2. Нормальная вольная аптека, имеющая склад медикаментов и лабораторию галеновых препаратов.

  3. Нормальная вольная аптека с бесплатным отпус­ком лекарств по рецептам врачей для местной ам­булатории или больницы, имеющая склад медикаментов и лабораторию галеновых препаратов.

  4. Участковая больничная аптека (с фармацевтичес­ким персоналом), имеющая склад медикаментов и лабораторию галеновых препаратов.

В годы первой мировой войны на земства была воз­ложена главная задача по медикаментозному снабжению действующей армии.

Деятельность земств по лекарственному обеспечению населения явилась важным положительным вкладом в развитие аптечного дела дореволюционной России. В не­которых губерниях и уездах земские аптеки были первы­ми аптеками, открытыми в сельской местности. Они сде­лали лекарственную помощь более доступной беднейшим слоям населения, оказали положительное влияние на рус­ский фармацевтический рынок. Большое значение для раз­вития аптечного дела имела деятельность земства в обла­сти строительства сети аптечных складов и организации галеновых производств, позволивших в какой-то степени уменьшить зависимость внутреннего фармацевтического рынка от зарубежных фармацевтических фирм.

Несмотря на значительное развитие фармации в европейских государствах в конце XIX века, российская аптечная система имела ряд не­достатков, препятствовавших ее свободному развитию. Одним из них являлась аптечная монополия, которая ус­траняла свободную конкуренцию. Гарантированный до­ход делал аптеку очень выгодным предприятием, а узако­ненное право на продажу, аренду аптек превратило ее в предмет спекуляций. Кроме того, аптечная монополия не­сколько десятилетий сдерживала развитие земских аптек. Однако сдвиги, происходившие в экономической жизни страны, повлекли за собой быстрый рост числа аптек вплоть до первой мировой войны.

Опираясь на официальные статистические данные, можно кратко охарактеризовать состояние аптечной сети России в начале XX века. Согласно данным отчета, к концу 1906 г. в стране работало 4009 аптек с вольной продажей лекарств, из них нормальных аптек было 2460, сельских - 1378, аптечных отделений - 140, гомео­патических аптек - 31.

Преобладающее число всех аптек (93,6%) принадлежало частным лицам; в собственности государ­ства, общественных учреждений, благотворительных об­ществ, фабрично-заводских предприятий находилось все­го 258 аптек.

По данным 1906 года, во всех аптеках работало 7506 фармацевтов и 4789 апте­карских учеников.

На рубеже XIX-XX вв. характер деятельности аптек существенно изменился. Если до XIX в, аптеки были по­чти единственными лабораториями по приготовлению ле­карственных препаратов, то в начале XX столетия изготовление лекарств вышло за их пределы. Большинство сложных хими­ко-фармацевти­ческих препара­тов, инъекцион­ных растворов, таблеток посту­пали в аптеки уже в готовом виде или в виде полуфабрикатов с заводов и фабрик. Производственная деятельность ап­тек все более ограничивалась индивидуальным изготов­лением лекарств по рецептам врачей. Это приближало их к торговым предприятиям, но со своими особенностями: товаром были не только лекарственные средства, но и труд фармацевтов, и их знания. Каталог лекарственных средств с каждым годом расширялся за счет новых групп препаратов (алкалоиды, вакцины, органопрепараты и др.) и многочисленных патентованных средств.

Наряду с аптеками потребность в медикаментах и предметах гигиены россиян удовлетворяли аптечные ма­газины. В 1906 году их насчитывалось более 3900, в 1908 году - более 4600, а в 1913 году - свыше 7200. В столицах и других крупных городах России сложились к началу XX века два типа аптекарских магазинов. Одни главное вни­мание уделяли парфюмерии, косметике, галантерейным товарам, фотографии, и именно эти группы товаров дава­ли владельцам основной доход. Другие аптекарские ма­газины занимались продажей исключительно готовых ле­карственных средств и товаров медицинского назначения. В отличие от нормальных аптек они не имели лаборато­рий и не должны были изготавливать лекарства по ре­цептам врачей. Тем не менее, обороты через эти магази­ны не уступали аптечным. Быстрый рост числа аптекарс­ких магазинов можно объяснить тем, что их открытие и последующая работа не были обставлены такими формаль­ностями и ограничениями, как открытие аптек.

Основа фармацевтического законодательства конца XIX - начала XX веков была заложена в Аптекарском уставе 1789 года. Он «дал основу и почти все содержание второму и последнему аптекарскому уставу, изданному в 1836 году». В дальнейшем Постановления последне­го были без изменений включены в Устав врачебный издания 1857 года, затем - в Устав врачебный изданий 1892 и 1905 годов (Свод законов Российской империи).

Статья 362 Устава Врачебного была посвящена ос­нащению аптеки:

«Аптека должна быть оснащена:

1. достаточным количеством свежих и надлежа­щей доброты медикаментов и материалов; причем содержатели аптек обязаны стараться иметь в запасе и таких материалы, кои хотя в таксе не означены, но приписываются иногда по превосходному их качеству, и, на основании действующего постановления, могут иметь для от­пуска по требованиям врачей и гомеопатические лекарства;

2. потребною для хранения и отпуска медикаментов разною посудою;

3. аптекарскими всякого рода весами, инструмента­ми и приборами для составления лекарств и для производства фармацевтических и некоторых главнейших химических операций;

4. аптекарским уставом, таксою лекарств, списком врачей, имеющих право производить врачебную практику, Российскою, Российско-военною и Берлинскою фармакопеями и некоторыми луч­шими сочинениями по части фармации и химии;

5. шнуровыми книгами: а) для ежедневной записи отпуска лекарств по рецептам; б) для записи ручной продажи, т.е. лекарств не отмеченных в аптекарской таксе и отпускаемых по требованиям частных лиц; в) для внесения отпуска ядовитых веществ; д) собранием сушеных лекарственных растений, дикорастущих в Poccии (Herbarium siccum pharmaceuticum).


О штате аптек шла речь в статье 390 Устава Врачеб­ного (1905):

«Кроме управляющего аптекаря или провизора, при аптеке состоят еще аптекарские помощники (гезели) и уче­ники. Число их, завися от степени занятия и обширно­сти оборота аптеки, должно соответствовать действитель­ной надобности».

15 февраля 1911 года Циркуляром министра Внутрен­них Дел по управлению Главного Врачебного Инспектора № 316 в фармацевтическую практику были введены нор­мативы численности персонала и его труда в аптеках круп­ных городских центров:

I. Для нормальных вольных аптек в городах, имеющих не менее 200000 жителей, устанавливаются следующие требования:

  1. Число аптекарскихъ учениковъ и ученицъ въ аптекахъ можетъ быть не более пяти въ каждой, во всякомъ случае не более 2-хъ учениковъ на каждого магистра фармации или провизора.

  2. Численность фармацевтического состава и времяего занятия и занятии ученическаго персонала нор­мируется следующим образом:

а) Число фармацевтов (магистровъ фармации, провизоровъ и аптекарскихъ помощниковъ), служащихъ въ аптекахъ, кроме управляющихъ адтекъ, должно быть признано нормальнымъ въ томъ слу­чае, если на каждого фармацевта (какие бы он обязанности ни исполнял) приходится не менее 4-хъ и не более 6-ти тысячъ рецептовъ въ годъ.

б) Аптеки, въ которыхъ годичное число рецептовъ не более 10 тысячъ, должны иметь при управляющемъ не менее 2-хъ и не более 3-хъ фармацев­товъ (кроме аптекарскихъ учениковъ).

в) Число рабочихъ часовъ для фармацевтовъ и для аптекарскихъ учениковъ не должно превышать 220 часовъ въ мёсяцъ.

г) Для фармацевтовъ и аптекарскихъ учениковъ,не пользующихся двойной сменой въ день, рабо­чее время определяется съ 9 час. утра до 10 час.вечера, съ отдыхомъ въ 2 часа и со свободнымъ отъ занятии днемъ после каждыхъ двухъ дней ра­боты.

д) Отбывание ночныхъ дежурствъ лежитъ на обязан­ности служащихъ въ аптеке фармацевтовъ и въ счетъ рабочаго времени не входитъ.

II. Въ городахъ съ населешемъ менее 200000 жите­лей и въ другихъ местахъ Империи устанавливается толь­ко нормировка числа учениковъ согласно вышеуказанныхъ циркуляровъ».

В дореволюционной России не было создано соб­ственной хорошо развитой химико-фармацев­тической промышленности. Сдерживали раз­витие отечественного производства лекарственных препаратов многие факторы: общая социально-экономическая отсталость страны, монополия аптек на изготовление ле­карственных средств, слабое развитие химической про­мышленности (особенно производства органических по­лупродуктов), недостаток специалистов, разобщенность между русскими промышленниками и представителями науки, неблагоприятная для российских предпринимате­лей таможенная тарифная политика, несовершенство за­конодательной базы. Это привело к тому, что в России, в стране с богатейшими лекарственными ресурсами и вы­соким уровнем развития химической науки, импорт ме­дикаментов значительно превышал внутреннее производ­ство.

Иностран­ные промышленники от­крывали в России заводы по переработке импортных по­луфабрикатов в готовые ле­карственные препараты (за­воды Байера, Рош). Российская аптека со­храняла монопольное право на изготовление всех лекар­ственных средств до конца XIX века.

Первый шаг на пути со­здания в России фармацев­тических производств был сделан в 70-х годах XIX века, когда, в связи с возросшей потребностью в медикаментах, правительство разрешило владельцам открывать при аптеках паровые лаборатории по изготовлению галеновых препаратов (настоек, экстрак­тов, мазей, пластырей). Расширение сети земских и го­родских больниц в 80-х годах XIX века увеличил спрос на галеновые препараты и способствовал постепенному переходу от их изготовления в аптечных лабораториях к фабричному производству. Именно на базе аптечных ла­бораторий были созданы первые фармацевтические пред­приятия в России (Феррейн, Келлер, Эрманс).

Дальнейшее развитие фармацевтической промыш­ленности было связано с принятием в 1898 году зако­на о фабричном производстве сложных фармацевтических препаратов, согласно которо­му разрешалось открывать производство лекарственных средств в лабораториях, на фабриках и в особых отделе­ниях при химических заво­дах. Введенные правила, од­нако, имели существенные недостатки. Так, открыть фармацевтические предприя­тия могли лишь магистры фармации и химики (провизо­ры были допущены к управлению производствами лишь с 1912 года).

Кроме того, предприятиям разрешалось вырабаты­вать только галеновые препараты в ограниченном ассор­тименте. В 1899 году был издан список разрешенных к производству препаратов из 65 наименований. Для срав­нения, в аптекарской таксе 1899 году насчитывалось 1300 наименований галеновых препаратов. В 1902 году этот список был расширен небольшим числом химических ве­ществ (неорганические соли, кислоты), а в 1908 году в него вошли таблетки сулемы, ревеня, соды и мятные.

Развитию производства медикаментов препятствова­ло и ограничение торговли отечественными лекарствен­ными средствами. Так, по правилам 1909 года все фарма­цевтические препараты делились на простые и сложные.

Простые препараты разрешалось свободно продавать из лабораторий, фабрик, заводов, аптек и аптекарских магазинов, а сложные - с предприятий исключительно в аптеки и лечебные учреждения. Например, к сложным препаратам отечественного производства относились таблетки салола, уротропина, солей хинина и других средств. Они отпускались из аптек по рецептам врачей. Те же са­мые лекарства, поступающие из других европейских го­сударств, продавались аптеками и аптекарскими магази­нами без рецептов.

Существовавшие в начале XX века в России фарма­цевтические предприятия были частными и делились в зависимости от объема вырабатываемой продукции и чис­ленности рабочих на несколько групп. Наиболее крупны­ми были:

  • «Феррейн» в Москве, возникший в 1912 году из аптечной лаборатории (в советское время завод им. Л.Я. Карпова). Он производил галеновые препараты, терпингидрат, амигдалин, углекислый кальций, сернокислый барий, хлори­стый кальций и др., а также различные хозяй­ственные и парфюмерные продукты. На заводе име­лось отделение для таблетирования медикаментов и расфасовки химических товаров.

  • «Р. Келлер и К°», основной завод которого был организован в Москве в 1882 году из аптеч­ной лаборатории (в советское время объединение «Мосхимфармпрепараты» им. Семашко). Этот за­вод вырабатывал галеновые препараты, серный эфир, парфюмерные, технохимические и различ­ные хозяйственные товары. В Хорошево, под Мос­квой, находилась фабрика для производства кис­лот, наркозного эфира, медицинских и простых
    мыл. Фирма имела собственный стекольный завод аптекарской, кондитерской и парфюмерной посуды, картонажное производство и типографию.

  • Завод «Фармакон» в Петербурге, созданный в 1907 году для выпуска протаргола, колларгола и других препаратов.

  • Завод русского отделения АО «Шеринг» в Москве производил серный эфир, коллодий, ляпис, йоди­стые соли, хлорное железо и др.

К средним фармацевтическим производствам отно­сились: завод АО «Блюменталь» в Москве; «Юротат» (Южно-русское общество торговли аптекарскими товара­ми) в Киеве; завод «Мотор» в Варшаве; «Грининг» в Риге; «Доктор Пель и сыновья» в Петербурге; Завод по производству сантонина в Чимкенте, созданный в 1883 году (в советское время завод им. Ф.Э. Дзержинского).

Заводы, фабрики и лаборатории при аптеках зани­мались в основном производством настоек, экстрактов, мазей, таблеток, пластырей. Кроме того, значительную долю выпускаемой продукции занимали парфюмерно-косметические, хозяйственные товары (чернила, крем для обуви, клей, синька), пищевые продукты (ванильный са­хар, сухой квас, горчица, уксус).

Из неорганических химических средств на фарма­цевтических заводах дореволюционной России произво­дились перекись водорода, хлорид натрия, азотно-кислое серебро, перманганат калия, йодистые соли из импортно­го йода, железный и медный купорос. Кустарным спосо­бом вырабатывалась в минимальных количествах суле­ма. Органические лекарственные средства не отличались широтой выпускаемой номенклатуры: эфир, танин, тер­пингидрат, адреналин. Производства синтетических ле­карственных препаратов не было.

С началом первой мировой войны (1914-1918) пре­кращение импорта медикаментов из Германии привело к лекарственному голоду в стране. В отношении ле­карственного обеспечения населения и армии Россия оказалась неподготовлен­ной, так как не имела соб­ственного производства важнейших синтетичес­ких препаратов, алкалои­дов, готовых лекарствен­ных средств. Уже через год войны цены на неко­торые препараты подня­лись в 5-6 раз. Прави­тельством предпринима­лись попытки наладить закупку важнейших меди­каментов (салициловых препаратов, болеутоляю­щих средств, органичес­ких соединений мышьяка и др.) у союзников (Англии, Франции, США), не увенчав­шиеся успехом, поскольку они сами не производили их в достаточном количестве.

В целях ликвидации дефицита в медикаментах в Рос­сии началась спешная организация фармацевтических за­водов. Активное участие в этом принимали российские ученые: академик Н.С. Курнаков, профессора А.Е. Фа­ворский, С.Н. Реформаторский, Л.А. Чугаев, Н.О. Вы­соцкий, А.Е. Чичибабин, В.М. Родионов и др.

В 1916 году профессор Казанского университета Н.О. Высоцкий представил министру народного просвещения подробный доклад об имеющихся фармацевтических и ме­дицинских производствах и возможности их расширения. Высоцкий приводил примеры начатого производства йода из морских водорослей в лаборатории Екатеринославского горного института под руководством Л.В. Писаржевского; хлороформа в лаборатории физико-химичес­кого общества при университете св. Владимира в Киеве под руководством С.Н. Реформаторского; гигроскопичес­кой ваты на фабриках в Одессе и Харькове из отечествен­ного сырья, термометров, оборудования для больниц.

В 1915-1917 гг. производить лекарственные препа­раты начали общественные организации. К примеру, не­большие заводы по выпуску салициловых препаратов по­строили Всероссийский земский союз, Всероссийский союз городов, Красный Крест и др.

В 1916 году в Средней Азии начались посевы опий­ного мака и сбора опия. Одновременно было организова­но производство морфина и кодеина из отечественного сы­рья (работы А.Е. Чичибабина и В.М. Родионова).

Вновь созданные предприятия, конечно, не могли полностью решить проблему лекарственного обеспечения населения и армии. Многие препараты ввозились из Япо­нии, США и скандинавских стран.

Попытки создания отечественной химико-фармацев­тической промышленности во время первой мировой вой­ны, несмотря на активную помощь русских ученых-хи­миков, не увенчались успехом. Острый недостаток сырья и нехватка топлива вызвали большие перебои в матери­ально-техническом снабжении промышленных предпри­ятий и привели к сокращению производства.

После Октябрьской революции отечественная фар­мация развивалась непроторенными путями. В июле 1918 года был учрежден Народный комиссариат здравоохра­нения РСФСР (НКЗ РСФСР), на который было возложено руководство всеми медико-санитарными учреждениями страны. Для обеспечения лекарственной помощью насе­ления и руководства аптечным делом одновременно были созданы Фармацевтический отдел НКЗ РСФСР и фарма­цевтические подотделы медико-санитарных отделов здра­воохранения местных Советов.

В декабре 1918 года советским правительством был издан декрет о повсеместной национализации аптек, ко­торый объявил собственностью государства аптеки, лабо­ратории, аптечные склады с принадлежащими им обо­ротными капиталами, товарными запасами и прочим имуществом. Национализацию аптек проводили Фарма­цевтический отдел с фармацевтическими подотделами. Все национализированные фармацевтические предприятия поступили согласно декрету в ведение Народного комис­сариата здравоохранения и стали управляться органами здравоохранения на местах.

В период гражданской войны из-за острого недостат­ка медикаментов часть аптек была закрыта, а оставшие­ся прикреплены к больницам или амбулаториям. После национализации аптек, складов, фармацевтических пред­приятий торговлю лекарственными средствами сменило их административное распределение. В феврале 1921 года Совет Народных Комиссаров РСФСР (СНК РСФСР) при­нял постановление об отмене платы за лекарства, отпус­каемые из аптек по рецептам врачей. Однако уже в декаб­ре того же года ситуация изменилась. Бесплатно стали получать медикаменты и перевязочные средства только больные, обслуживаемые советскими лечебными учреж­дениями по рецептам врачей этих же учреждений, за счет средств профсоюзов и органов здравоохранения. Во всех остальных случаях устанавливался платный отпуск ле­карств. Предметы гигиены и ухода за больными реализо­вывались только за плату. Средства от продажи медика­ментов поступали в НКЗ РСФСР и расходовались на при­обретение лекарственных препаратов.

Гражданская война привела народное хозяйство стра­ны в упадок. Промышленная продукция в 1921 году со­ставляла только около 50% довоенного уровня. Из-за пре­кращения импорта лекарств и резкого сокращения соб­ственного производства химико-фармацевтических препа­ратов в стране наступил лекарственный голод. Аптеки снабжались ограниченным ассортиментом лекарственных средств. Ощущался большой недостаток фармацевтичес­ких кадров.

В 1923 году в стране были созданы первые конт­рольно-аналитические лаборатории при аптечных управ­лениях в крупных городах страны: Москве, Ленинграде, Свердловске, которые анализировали качество медикамен­тов, выпускаемых химико-фармацевтическими и галено­выми предприятиями. С 1928 года контрольно-аналити­ческие лаборатории кроме промышленной продукции начали систематически проводить выборочный анализ экстемпоральных лекарственных средств. Внутриаптечный контроль в те годы еще не получил должного развития; основным его методом был так называемый «опрос», а химические методы анализа качества лекарств внедря­лись медленно. Это можно объяснить малым числом кон­трольно-аналитических лабораторий; так, в 1929 году в стране их было всего 15.

В июне 1923 года при Ученом медицинском совете НКЗ была создана фармакопейная комиссия, которая подготовила и издала в 1925 году новую фармакопею (VII издание).

В соответствии с административным делением рес­публик в 1923-24 годах стали создаваться аптечные уп­равления, которые объединяли хозрасчетную аптечную сеть. С 01.10.1925 года государственные аптеки и их объе­динения, состоящие на общегосударственном и местном бюджетах, а также действующие на началах коммерчес­кого расчета, были освобождены от промыслового и по­доходного налогов. В конце 1927 года СНК РСФСР при­нял постановление, в котором был четко определен рас­ход прибыли, полученной от деятельности предприятия: 10% должно идти в фонд улучшения быта рабочих и слу­жащих, 20% - в резервный капитал, а остальная часть прибыли - на расширение и улучшение лекарственной по­мощи населению.

В 1926 году состоялось Всероссийское фармацевти­ческое совещание, которое как по количеству участни­ков, так и по характеру обсуждаемых вопросов было рав­нозначно съезду. В решении, принятом на совещании, отмечалось, что для улучшения производственной деятель­ности аптек необходимо их переоборудование и создание надлежащих условий для изготовления лекарств и обес­печения высокого качества как поступающих в аптеку медикаментов, так и изготовляемых в ней лекарств. Вы­полнение этих задач требовало развития научно-исследовательской работы в области организации аптечного дела, для чего в 1928 году при НКЗ РСФСР была организована Центральная аптечная опытная станция (ЦАОС), кото­рая в 1931 году была реорганизована в Центральную ап­течную научно-исследовательскую станцию. В том же году в Москве был организован Всесоюзный институт лекар­ственных и ароматических растений (ВИЛАР). Институт занимался проблемой культуры лекарственных, арома­тических растений, изучением сырьевой базы, выявлени­ем и изучением новых лекарственных растений, разра­боткой новых препаратов. Экспериментальные сельско­хозяйственные зональные опытные станции института изучали условия развития растений, процессы накопле­ния в них действующих веществ. Институт и по настоя­щее время координирует научно-исследовательскую ра­боту по лекарственным растениям в России.

В марте 1937 года постановлением правительства были установлены ученые степени кандидата и доктора фармацевтических наук. Это способствовало развитию фармацевтической науки.


1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   19

Похожие:

3. медицина и фармация древнего египта icon2. Древневосточное государство > Государство Древнего Египта
Тема Салическая правда раннефеодальный правовой памятник западноевропейского средневековья
3. медицина и фармация древнего египта iconУчебно-методический комплекс по дисциплине «История древнего мира» для направления 050400 «социально-экономическое образование»
Предмет и структура дисциплины истории древнего мира. Ее место и значение в системе гуманитарных и общеобразовательных дисциплин,...
3. медицина и фармация древнего египта iconКомплексная медицинская реабилитация больных с хронической лимфовенозной недостаточностью нижних конечностей
Восстановительная медицина, спортивная медицина, лечебная физкультура, курортология и физиотерапия
3. медицина и фармация древнего египта iconМногоканальная электромиостимуляция и гипербарическая оксигенация в комплексном лечении больных с диабетической ангиопатией
Восстановительная медицина, лечебная физкультура и спортивная медицина, курортология и физиотерапия
3. медицина и фармация древнего египта icon«Фармация»
Учебно-методическое объединение по медицинскому и фармацевтическому образованию вузов росии
3. медицина и фармация древнего египта iconСергей Александрович Нефедов История Древнего мира «Нефёдов С. А. История древнего мира»: Владос; 1996 isbn 5 691 00017 9
Популярное изложение истории древнего мира. История, поданная как роман. Увлекательное чтение для всех любителей истории. Книга,...
3. медицина и фармация древнего египта iconМанн Закон Переложение ветхозаветной истории об исходе из Египта евреев, предводительствуемых Моисеем, и о даровании им Закона 10 заповедей
...
3. медицина и фармация древнего египта iconКурс лекций по специальности «Спортивная медицина» Минск Белмапо
Рекомендовано к изданию в качестве курса лекций по специальности «Спортивная медицина» Учебно-методическим советом Белмапо
3. медицина и фармация древнего египта iconМетодические рекомендации к написанию курсовых работ по истории древнего мира. Составитель: доцент кафедры археологии, древней и средневековой истории кандидат исторических наук Клепиков В. М
Специальная подготовка студента-историка предполагает выполнение курсовой работы, что способствует более глубокому знакомству с материалами...
3. медицина и фармация древнего египта iconВигасин А. А. История Древнего мира/ А. А. Вигасин, Г. И. Годер, И. С. Свенцицкая. 14-е изд
Учебник: Вигасин А. А. История Древнего мира/ А. А. Вигасин, Г. И. Годер, И. С. Свенцицкая. – 14-е изд. – М.: Просвещение, 2007....
Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница