Проблемы лексикографического описания фразеологических единиц (на материале английского, русского и татарского языков)

НазваниеПроблемы лексикографического описания фразеологических единиц (на материале английского, русского и татарского языков)
страница2/5
АЮПОВА Роза Алляметдиновна
Дата конвертации26.12.2012
Размер0,75 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4   5

Практическая значимость работы заключается в выработке рекомендаций о способах лексикографического описания каждого аспекта ФЗ, полученных после тщательного изучения фразеографического опыта английского, русского и татарского языков. Рекомендации, выработанные в данной работе, являются несомненным вкладом в дальнейшее совершенствование каждого элемента словарной статьи и могут быть применены при составлении как одноязычных, так и двуязычных фразеологических словарей не только рассматриваемых, но и любых других языков. Результаты исследования могут быть использованы при чтении курсов лекций по фразеологии, семантике, лексикографии, сопоставительной фразеологии, а также в процессе преподавания языков.

Апробация работы. Результаты исследования обсуждались на многочисленных международных и всероссийских конференциях и форумах, проведенных: в Ростовском государственном университете в 2003 году, в университете города Тунис (Тунис) в 2003 году, в университете города Базель (Швейцария) в 2004 году, в университете города Любляна (Словения) в 2005 году, в Московском государственном университете в 2006 году, в университете города Везпрем (Венгрия) в 2006 году, в университете города Сантьяго де Компостела (Испания) в 2006 году, в Российском университете Дружбы народов в 2007 году, в Санкт-Петербургском государственном университете в 2005 и 2007 годах, в Чувашском государственном педагогическом университете в 2006 году, в Ивановском государственном университете в 2007 году, университете города Хельсинки (Финляндия) в 2008, а также регулярно обсуждаются на конференциях в Татарском государственном гуманитарном педагогическом университете, на итоговых научных конференциях и Бодуэновских чтениях в Казанском государственном университете.

Содержание работы отражено в 36 опубликованных работах, в числе которых имеется монография, учебно-методическое пособие и соавторство в создании коллективной монографии и многоязычного фразеологического словаря.

Структура диссертации определяется её целями и задачами. Работа состоит из введения, четырёх глав, заключения, списка использованных работ, источников примеров, условных сокращений и приложения.

В первой главе – «Сигнификативно-денотативный макрокомпонент фразеологического значения и его лексикографическое описание» – определяется место сигнификативно-денотативного макрокомпонента в семантической структуре ФЕ и элемент словарной статьи, семантизирующий его.

Исходя из учений М.И. Умарходжаева, Ю.Д. Апресяна, Н.А. Павловой, Ю.А. Ермолаевой и других исследователей, определяется суть словарной дефиниции. В лексикографической практике используются самые разнообразные типы дефиниций, начиная с однословной до достаточно объемной развернутой дефиниции. Все они находят применение во фразеологических словарях.

Существует несколько классификаций словарных дефиниций, выработанных разными авторами на основе разных критериев. Нами выделяются следующие пять наиболее характерных типов словарных дефиниций:

1) описание при помощи свободного словосочетания или предложения;

2) комбинированный тип дефиниции;

3) описание при помощи развёрнутой структуры;

4) дефиниция при помощи одной лексемы;

5) дефиниция при помощи фразеологического эквивалента или синонима.

Выбор типа дефиниции, в первую очередь, зависит от того, в каком словаре она используется: в одноязычном или двуязычном (многоязычном).

Использование первого типа дефиниции отмечается наиболее часто в русских одноязычных фразеологических словарях, хотя в английских и татарских словарях он также находит достаточно широкое применение. Это можно объяснить тем, что при помощи свободного словосочетания или простого неосложнённого предложения можно в любом языке передать значение каждой языковой единицы, при том что далеко не всегда может быть подобрана синонимичная лексема или ФЕ. Преимуществом данного типа дефиниции перед развёрнутой структурой является его компактность, что немаловажно при составлении словаря. Например: үкчәгә басу арттан куып җитү; ике арадагы аерма азаю; верой и правдой долго и надёжно служить; the devil to pay a severe penalty и т.д.

Описание при помощи свободного словосочетания также находит широкое применение в двуязычных фразеологических словарях – в тех случаях, когда в языке перевода отсутствует эквивалент: дать раза strike smb. with force; dry ones eyes перестать плакать; дөм сукыр совершенно слепой и т.д.

Вторым по частотности во фразеологических словарях всех трех рассматриваемых языков выступает комбинированный тип дефиниции с такими вариантами: «свободное словосочетание + лексема», «свободное словосочетание + синонимичная ФЕ (в двуязычном словаре межъязыковое соответствие)», «свободное словосочетание + лексема + синонимичная ФЕ»: урам авыз гайбәтче, хәбәрне урамга таратучы, урамчы хатын; чёрным по белому совершенно чётко, ясно, недвусмысленно, определённо; take stock to have faith in, trust, believe; make a good thing of something извлечь пользу из чего-либо, ≈ нагреть руки на чём-либо; между двух огней в таком положении, когда опасность или неприятность угрожает с двух сторон, ≈ между молотом и наковальней, между Сциллой и Харибдой и т.д.

Как свидетельствуют наши исследования, вариант, содержащий синонимичную ФЕ (в двуязычных словарях – межъязыковое соответствие), семантизирует не только сигнификативно-денотативный макрокомпонент ФЗ, но и часть аспектов его коннотативного макрокомпонента. В частности, это свойственная почти любому фразеологизму интенсивность. С интенсивностью очень тесно связан другой компонент коннотации – экспрессивность. Соответственно, дефиниция, передающая интенсивность единицы, отражает также её экспрессивность. В случае, если приведённая в словарной статье синонимичная ФЕ характеризуется той же эмосемой, дефиниция передает и этот аспект коннотации заглавной ФЕ, вне зависимости от того, использована при этом помета или нет.

Роль комбинированного типа дефиниции, в частности вариантов «свободное словосочетание + ФЕ», «лексема + ФЕ» или «свободное словосочетание + лексема + ФЕ», в двуязычных словарях особенно велика. Это объясняется тем, что межъязыковое соответствие в языке перевода в большинстве случаев отдельными аспектами коннотативного значения отличается от оригинала. Использование же свободного словосочетания или лексемы дает возможность внести определённые уточнения, касающиеся именно этого аспекта ФЗ, поэтому данный тип дефиниции способствует более полной семантизации заглавной ФЕ : дошман күрү относиться враждебно, ≈ быть на ножах; влезать на шею (try to) live at smb else’s expense, exploit smb, ≈ reap where one has not sown; (as) deaf as an adder совершенно глухой, ≈ глухая тетеря, глух как пень.

Что касается третьего типа дефиниции, т. е. развернутой структуры, то она наиболее характерна для английских и татарских словарей, хотя также встречается и в русских словарях, например: weight of the world on one’s shoulders or world on one’s shoulders or world on one’s back a very heavy load of worry or responsibility; very tired or worried behavior, as if carrying the world; behavior as if you are very important; ерып йөргесез бик тыгыз базар, мәйдан кебек кеше арасы яки аяк астына бик тыгыз аркылы-торкылы нәрсәләр өелгән булу; злачное место место, где развлекаются, кутя, играя в азартные игры, предаваясь разврату и т. п.

Под развёрнутой структурой в этой работе подразумевается связное осложнённое словосочетание, предложение с однородными членами или сложное предложение. Этот тип дефиниции содержит достаточно подробное описание предметно-логического содержания единицы, которое включает интенсивность качества, процесса и т. д., тем самым передавая информацию об экспрессивности фразеологизма. Помимо этого развернутая дефиниция может содержать информацию для более точного определения эмосемы, содержащейся в ФЗ. Так, если бы в приведенном примере, определяя значение ФЕ злачное место, автор ограничился только частью дефиниции: место, где развлекаются, то пользователь был бы лишён возможности определения оценочного и эмотивного компонентов значения данного фразеологизма. Добавление однородных обстоятельств кутя, играя в азартные игры, предаваясь разврату и т. п. способствует выявлению у данной единицы пейоративной оценочности и эмосемы предосуждения. То же самое можно было бы сказать о дефиниции приведенной английской ФЕ, выделив в ее словарном толковании следующие части: a very heavy load, с одной стороны, и of worry or responsibility; very tired or worried behavior, as if carrying the world; behavior as if you are very important с другой. В дефиниции татарской ФЕ ерып йөргесез, приведенной выше, добавление кебек кеше арасы яки аяк астына бик тыгыз аркылы-торкылы нәрсәләр өелгән булу обеспечивает пользователя подобной информацией.

Описание значения заглавной ФЕ при помощи данного типа дефиниции особенно широко применяется в одноязычном фразеологическом словаре татарского языка. Причиной тому служит тесное переплетение культурной информации (которая чаще, как правило, в словарях дается отдельно от дефиниции: другим шрифтом или в скобках) с собственно дефиницией, т.е. культурная информация практически входит в состав дефиниции, в результате чего словарная дефиниция значительно расширяется в объеме: тиле тербет бер урында озак төпләнеп утырмаучы. Борынгы бабайларның күчмә тормышын җил иркендә тәгәрәүче колмакка тиңләп тәнкыйтьләп әйтем. Во фразеологических словарях английского языка достаточно широкое применение развернутого типа дефиниции тоже связано с представлением культурной или этимологической информации в рамках дефиниции. Еще в словарях Брюера применялась подобная практика, например:

Palm Sundey. The Sunday next before Easter. So called in memory of Christ’s triumphant entry into Jerusalem, when the latitude strewed the way with the palm branches and leaves (John XII, 12-19). In medieval England “palms” were often made from willow, box, and yew [Brewer’s DPF 1970:797].

В двуязычных фразеологических словарях развернутый тип дефиниции уместен только в тех случаях, когда автор считает, что никакой другой тип не семантизирует ФЗ в полном объеме: разрешаться от бремени create smth after prolonged preparations, as a result of supreme effort.

По вполне понятной причине дефиниция, состоящая из одной лексемы, использовалась реже других дефиниций во фразеологических словарях всех трёх языков. Бау буарлык күп; как [будто, словно, точно] ужаленный стремительно (вскочил, выбежал и т.п.); all over the place everywhere. Данный тип дефиниции дает только общую информацию о сигнификативно-денотативном значении ФЕ, поэтому его применение нельзя отнести к достоинствам двуязычного словаря. В то же время Г.И. Дегтяренко считает, что отражение коннотативного аспекта значения языковой единицы является функцией глоссы, и, по его словам, «попытка включения коннотативного аспекта значения в состав дефиниции, предпринятая некоторыми фразеологами, не нашла последователей». В подтверждение своей правоты он приводит следующий пример:

Jump out of one’s skin – A colloquial expression used to suggest the suddenness and intensity of a shock or a fright which causes a person to start 1.

Описание ФЗ при помощи синонима в одноязычном словаре также нельзя назвать способом, передающим полный объем информации о нём (о ФЗ), так как абсолютные фразеологические синонимы встречаются крайне редко. В одноязычном словаре синоним обязательно должен сопровождаться либо свободным словосочетанием, которое даёт информацию о разнице в значениях заглавной ФЕ и приведённого синонима, либо другими способами семантизации ФЕ. Что касается двуязычного словаря, то в нём, независимо от типа дефиниции, эквивалент, при наличии его в языке перевода, обязательно должен быть представлен. При этом необходимо конкретизировать при помощи символов (=, ≈), эквивалент это или аналог. В отличие от синонима, употребляемого в одноязычном словаре, полный эквивалент ФЕ в другом языке способен передать всю семантическую структуру заглавного фразеологизма, например: from hand to hand из рук в руки; правая рукаones right hand.

Фразеологические дефиниции очень разнообразны и по составляющим их компонентам. Однако подавляющее большинство дефиниций, использованных для описания ФЕ с опорными словами, выраженными одной и той же частью речи, имеют сходную структуру. Так, большинство дефиниций субстантивных ФЕ в словарях английского и русского языков представляют собой именные сочетания, где стержневому существительному предшествует определяющее его прилагательное. За ним по частотности следует сочетание существительного с причастием или со структурой предложения: больное место наиболее уязвимая, слабая сторона кого-либо, чей-либо недостаток, порок и т.п; за длинным рублем (за) большим, но легким заработком (гнаться, ехать, охотиться); a straight answer an honest and / or unambiguous answer; dead pan an expressionless face; an expressionless way of saying or doing smth; an attitude which is deliberately assumed in order that others may be uncertain whether one is joking, means what one says, etc. В татарских фразеологических словарях подобные дефиниции также представлены именными сочетаниями, однако в них существительное почти всегда находится в постпозиции: тиле кәкүк – нишләгәнен үзе дә белми аптырап, аңгыраеп йөри торган кеше; тимер йөрәк – үтә нык йөрәк, баһадирлар йөрәге. В русских и татарских словарях можно встретить и косвенное описание, которое начинается со слов «о человеке…», «то, что…» — в русских словарях и со слов “әйтелә...” – «говорится о”, “ишарә...” – “намек на” — в татарских. В английских словарях косвенная описание может быть представлено отдельно от самой дефиниции и вводится словом USAGE, например:

Every Tom, Dick and Harry anyone • Draw the curtains or we’ll have every Tom, Dick and Harry peeking in the window. USAGE: usually said about any person you do not know or think is unimportant, and sometimes used in the form any Tom, Dick and Harry: I want a qualified plumber to do the job, nopt just any Tom, Dick and Harry [CDAI 2003: 436].

По приведенной выше классификации косвенная дефиниция относится к типу развернутых дефиниций.

Косвенное описание может употребляться при описании ФЕ, относящихся к любой части речи. А.М. Мелерович и В.М. Мокиенко в своей книге «Жизнь русской фразеологии в художественной речи» называют подобную часть словарной дефиниции «ситуативным подтолкованием» и считают, что оно употребляется для указания на типовую ситуацию, в которой употребляется ФЕ, или на отдельные употребления единиц, «для уяснения смыслового содержания которых… необходим широкий контекст, представляющий определённую композиционную часть произведения или произведение в целом»2.

При описании глагольных ФЕ во всех словарях английского и русского языков употребляются преимущественно глагольные сочетания с глаголом в препозиции: take stock in to have faith in; trust; believe; cобираться с мыслями сосредоточиваться на чем-либо. В татарских же словарях, по причине структурных особенностей языка, инфинитив употребляется не в начале, а в конце словосочетания или предложения: шартлатып алдау турыдан-туры ярып алдау.

При описании адъективных ФЕ в английских словарях в основном употребляются адъективные или адвербиальные словосочетания: Just so exact, exactly so; гол как сокол страшно беден. В татарских словарях стержневым компонентом описательного словосочетания в подобных случаях чаще всего является отглагольное прилагательное: бала җанлы бала яратучы, бала өчен өзелеп торучы. Косвенное описание типа “такой, который...” в основном встречается в русских словарях.

Сопоставительный анализ вышеупомянутых словарей дает нам право утверждать, что прямые описательные дефиниции в английских словарях отличаются большим разнообразием структур, чем в русских или татарских.

Комбинированный тип дефиниции, обладая определенными преимуществами перед свободным словосочетанием, по частотности использования в словарях уступает последнему.

Словарная дефиниция, представляющая собой развернутую структуру, как уже нами отмечалось, способна обеспечить пользователя наиболее полной информацией о семантике заглавной ФЕ. К этому типу дефиниции особенно часто прибегал составитель татарского фразеологического словаря Н. Исанбет. Около 50 % всех дефиниций в данном словаре составляют развернутые структуры. Авторы наиболее значимых одноязычных фразеологических словарей английского и русского языков, среди которых фразеологический словарь русского языка под редакцией А.И. Молоткова, фразеологический словарь русского литературного языка конца XVIII – XX вв. под редакцией А.И. Федорова, словарь американских идиом, составленный А. Маккеем, М. Ботнером и Дж. Гейтсом, словарь современных английских идиом, составленный А.П. Кови, Р. Макином и И.Р. Маккейг, и другие словари, тоже выбрали развернутую структуру дефиниции для семантизации большого количества ФЕ.

Что касается двуязычных словарей, в них основным способом семантизации ФЕ является комбинированный тип словарной дефиниции. Следует отметить и то, что данный тип дефиниции, так же как и развернутая дефинция, может обеспечить наиболее полное описание значения заглавной ФЕ.

По результатам нашего анализа мы можем также утверждать, что фразеологический изоморфизм находится в очень тесной связи с мотивированностью и абстракцией. Это объясняется тем, что полнота абстракции, так же как и изоморфизм и мотивированность, связана с материальной оболочкой ФЕ.

Что касается внутренней формы единиц, то нельзя говорить о прямой зависимости между нею и изоморфизмом. Например:

Балта мае ялаган. Тәҗрибәле; һәм тәмлегә телен сузмаска акыл алган, сабак алган, авызы пешкән димәктән. Кышын тышта салкында торган балтаны җылыга алып керсәң, корычы бер төрле май кебек ялтырап күренә. Шуны күреп кайбер балалар: “Бу нәрсә?” – дип кызыксынучан була. Шаярып балта мае чыккан дип аңлаткач, алар аны ялап карарга омтылалар. Ялау белән телләре ябышып, җиңелчә җәрәхәтләнеп әрнеп кала (ФСТЯ Исәнбәт 1989: 130).

Внутренняя форма приведенной ФЕ является стертой, и одно только значение «опытный» не передает её образности, эмотивности, следовательно, необходимо расширение дефиниции. Понимая это, автор словаря в развернутой форме дает описание значения прототипа. Только таким образом возможно восстановление утерянного образа. Сравнение структуры ФЕ и ее содержания отчетливо показывает отсутствие параллелей между ними. Первое слово в дефиниции тәҗрибәле — опытный — может рассматриваться как содержание ФЕ, так как со структурно-грамматической точки зрения оно является прилагательным, а данный фразеологизм выражает качество. Структура рассматриваемой ФЕ может быть передана следующим образом: N + N + V. Следовательно, изоморфизм между формой и содержанием фразеологизма Балта мае ялаган не наблюдается, ФЕ характеризуется полной абстракцией и немотивированностью.

Косая сажень в плечах. Очень широкоплечий, могучего сложения. О человеке (ФСРЯ Молотков 1986: 406).

— До введения метрической системы мер в старину на Руси кроме обыкновенной сажени, равной трём аршинам, в быту существовали еще маховая сажень, равная двум с половиной аршинам (по длине расстояния разведённых в стороны рук, от конца среднего пальца одной руки до конца среднего пальца другой руки), и косая сажень, равная расстоянию от конца большого пальца правой ноги до конца среднего пальца поднятой вверх левой руки (ТСЖВРЯ Даль 1914).

Приведённая ФЕ имеет затемненную внутреннюю форму. Дефиниция, представляющая собой свободное словосочетание, семантизирует сигнификативно-денотативный макрокомпонент фразеологического значения, хотя слово-интенсив очень также передает экспрессивность единицы. Для человека, который не владеет информацией, приведённой в словарной статье после иллюстрирующих примеров, данный фразеологизм безобразный. Образность возникает только при чтении данной информации. Что касается эмотивности, то она может реализоваться только в конкретном контексте. Необходимо также отметить, что эта дефиниция является примером косвенной семантизации.

Сопоставление структурно-грамматической организации ФЕ (Attr + N + Prep + N) со структурой словосочетания (очень широкоплечий), семантизирующего её (слово-интенсификатор + Attr), свидетельствует о том, что изоморфизм не характерен для этой ФЕ. Здесь также наблюдаются полная абстракция и немотивированность.

Египетская казнь. Невыносимо тяжелое положение; беда, бедствие.

— Превонач.: казни египетские - десять бедствий (моровая язва, невыносимо удушливый ветер пустыни – самум и т.п.), которые, по библейскому рассказу, постигли население Египта в наказание за отказ фараона отпустить евреев из плена (ФСРЯ Молотков 1986: 189).

В этом примере семантизации ФЕ с затемнённой внутренней формой (скорее, следует говорить об относительной затемнённости, т.е. она прозрачна для ограниченного круга людей, знакомых с вышеупомянутым библейским рассказом) при помощи свободного словосочетания передаются сигнификативно-денотативный макрокомпонент и эмотивно-оценочный аспект коннотации. Экспрессивность ФЕ передается интенсивом “невыносимо”. Однако эмотивность и оценочность фразеологического значения в определённой мере связаны и с лексемой “казнь”, входящей в состав фразеологизма. Экспрессивность отличается от других компонентов фразеологического значения тем, что она может иметь различную квантитативную характеристику. Так, при восстановлении внутренней формы ФЕ восстанавливается и яркая образность, что, в свою очередь, обеспечивает намного более яркую экспрессивность единицы. В данной единице наблюдаются неполные абстракция и мотивированность. Сравнивая структуры ФЕ и семантически эквивалентного ей свободного словосочетания невыносимо тяжелое положение, можно убедиться в их определенной изоморфности.

(a \ Dr.) Jekyll and (Mr.) Hyde. Smb who has or seems to have, a duel personality, who shows two apparently contradictory aspect of his character (from Dr Jekyll and Mr. Hyde R. L. Stevenson 1850 -94, a story of physical and mental transformation by a mysterious drug) (ODCIE Cowie 2007: 324).

Внутренняя форма этой английской ФЕ может быть прозрачной только для человека, знакомого с данным произведением. Соответственно, при помощи развёрнутой дефиниции (если учесть ту информацию, которая дается в скобках), семантизирующей сигнификативно-денотативный макрокомпонент фразеологического значения, частично семантизируются и составляющие коннотативного макрокомпонента. Однако только яркая образность может обеспечить высокую степень экспрессивности ФЕ. Можно предположить, что ФЕ имеет отрицательно-оценочную эмосему, однако в этом нельзя быть уверенным при незнании содержания литературного произведения.

Структуру ФЕ можно представить как N + and + N, тогда как для объяснения содержания единицы необходимо сложное предложение. Это обстоятельство доказывает неизоморфность формы ФЕ и её содержания. В этом примере обнаруживаются также полная абстракция и немотивированность.

В приведённых нами примерах с относительной затемнённостью внутренней формы мы констатировали отсутствие изоморфизма, но те же самые ФЕ для определённого круга людей, владеющих необходимой информацией, могут иметь прозрачную внутреннюю форму. Однако в большинстве своем фразеологизмы с затемнённой внутренней формой – немотивированные ФЕ.

Наши исследования свидетельствуют о том, что выбор типа дефиниции во фразеологических словарях всех трёх рассматриваемых нами языков находится в прямой зависимости от изоморфизма между формой заглавной ФЕ и её содержанием, т.е. его присутствие во многом облегчает процесс семантизации единицы. При этом, обычно выбираются более простые способы дефиниции: свободное словосочетание, эквивалентное слово или синоним, реже комбинированный тип дефиниции (свободное словосочетание + лексема + синонимичная ФЕ или свободное словосочетание + лексема, свободное словосочетание + синонимичная ФЕ). Отсутствие же изоморфизма усложняет процесс семантизации ФЕ, при этом авторы словаря, как правило, используют развернутые структуры: чаще всего они прибегают к использованию косвенной дефиниции или комбинированного типа дефиниции.

Поэтому фразеограф, кажущийся на первый взгляд совершенно свободным, при выборе типа дефиниции для семантизации ФЕ зависит от определённых объективных факторов, которыми являются изоморфизм, мотивированность / немотивированность и тип абстракции, характерный для каждой конкретной ФЕ. Прямого влияния затемнённости или прозрачности внутренней формы заглавной ФЕ на процесс ее семантизации не наблюдается.

Во многих случаях дефиниции ФЕ, у которых не наблюдается изоморфизма, содержат информацию о внутренней форме единицы. Это типично для английских и татарских словарей, в результате чего дефиниция в них получается объёмная, в русских же словарях подобная информация стоит обособленно от дефиниции.

Особенности языка, связанные с его системой или менталитетом народа — носителя данного языка, на этапе семантизации ФЕ не оказывают какого-либо существенного влияния на выбор типа дефиниции. Они отражаются только в особенностях грамматической структуры вышеназванных дефиниций.

Вторая глава «Коннотативный макрокомпонент фразеологического значения и его составляющие в лексикографическом описании» начинается с определения статуса отдельных компонентов ФЕ. Отмечается, что отдельные компоненты фразеологизма не могут быть приравнены ни к морфеме, ни к слову, так как они, подобно морфемам, являются частью одной языковой единицы, подобно словам, сохраняют определенные свои семантические и грамматические свойства. Данное явление прослеживается и в диахронии в сопоставительном аспекте.

В этой главе также определяется место каждого компонента фразеологической коннотации в семантической структуре ФЕ и анализируются его взаимоотношения с другими составляющими фразеологической коннотации и с сигнификативно-денотативным макрокомпонентом. Данная проблема освещена в трудах В.Н. Телии, Е.А. Добрыдневой, Е.Ф. Арсентьевой, Д.А. Жоржолиани, Н.А. Лукьяновой, И.И. Туранского, И.В. Шаховского, А.М. Эмировой, Л.К. Байрамовой, Розмэри Глейзер, Р.М. Хэар, Дж. Вашек и др.

Основное внимание в этой главе уделяется лексикографической разработке отдельных аспектов ФЗ.

Функционально-стилистический компонент ФЗ, определяемый компонентным составом, образностью, семантикой ФЕ и частотностью её употребления в определенном функциональном стиле, в словарной статье представляется при помощи специальных помет.

Все пометы, отражающие функционально-стилистический компонент ФЗ в словарной статье, нами объединены в семь групп. К первой группе отнесены пометы, указывающие на функционирование ФЕ в определенной сфере общения. В этой группе для употребления в английских словарях рекомендуются следующие пометы: literary (для большей точности варианты: bookish, poetic, elevated), colloquial, subcolloquial, rude; в русских словарях: литературный (варианты: высокий, книжный, поэтический), разговорный (варианты: литературно-разговорный, разговорно-просторечный), просторечный, грубый; в татарских словарях: әдәби (варианты: китап телендә, югары, шигъри), сөйләм телендә (гади сөйләм телендә), тупас.

Вторая группа помет указывает на обстановку общения, в которой употребляется фразеологизм. В этой группе для употребления в английских словарях рекомендуются следующие пометы: formal, informal и euphemism; в русских словарях: официальный, неофициальный, фамильярный, эвфемизм; в татарских словарях: официаль, официаль булмаган, дусларча, эвфемизм.

Третью группу образуют пометы, несущие информацию о статусе ФЕ в свете диахронического подхода к языку. В этой группе для употребления в английских словарях рекомендуются следующие пометы: archaic, old fashion, neologism; в русских словарях: архаизм, историзм, неологизм; в татарских словарях: искергән, тарихи, неологизм.

К четвертой группе следует отнести пометы, которые указывают на употребление ФЕ в определенной сфере деятельности человека или отрасли науки. Количество данных помет зависит от количества сфер деятельности человека. Использование таких помет, как махсус (в татарском), специальное (в русском) или special (в английском словаре), можно отнести к недостаткам словаря, так как подобная помета не несёт определенной информации.

В пятую группу включаются пометы, указывающие на функционирование ФЕ в языке определённой социальной сферы. В данной группе для употребления в английских словарях рекомендуются: jargon, slang, vulgar, taboo; в русских словарях: жаргон, вульгарное, табу; в татарских словарях: жаргон, вульгар, табу.

Шестая группа помет характеризует ФЕ по территориальному признаку функционирования. Сюда могут быть включены пометы, обозначающие название штата, области, страны, где употребляется данная ФЕ. В этой группе для употребления в английских словарях рекомендуются: American, Australian, Scottish, и т.д.; в русских словарях: сибирское, южное и т.д.; в татарских словарях: себер, мишәр и т.д.. Мы считаем недостаточным употребление помет областное или диалектное, вместо них необходимо применение помет, называющих местность или вариант языка, где употребляется ФЕ.

Седьмая группа помет указывает на сферу первоначального употребления фразеологизма. Эту функцию могут выполнять, в частности, пометы, указывающие на ареальное употребление ФЕ, — в том случае, когда данная единица первоначально употреблялась только в определенной области, стране или штате, а затем распространилась во всех регионах или странах, говорящих на этом языке. Указания на источник ФЕ также должны входить в содержание пометы седьмой группы — это названия художественных произведений, в которых определенная ФЕ употреблялась, автор, который впервые употребил ее, Библия или мифология, язык, из которого данная ФЕ заимствована.

Как показывают наши исследования, стилистические пометы большое развитие получили в русской и татарской фразеографии, чего нельзя утверждать относительно фразеографии английской, где стилистические пометы используются очень редко.

Еще одним очень важным компонентом ФЗ является оценочность. Этот компонент находится в тесной связи и взаимной зависимости с эмотивностью, более того, эти два аспекта ФЗ обусловлены друг другом. Эмотивные семы также наделены оценочностью, и словарные пометы, которыми представляется эмотивная сема, несут в себе и информацию об оценочности ФЕ, поэтому мы считаем, что нет необходимости в применении помет, указывающих на оценочность единицы.

Эмотивный компонент фразеологического значения обусловлен эмотивностью какого-либо компонента в составе ФЕ, семантикой ФЕ или образом, на котором основано ФЗ. Этот аспект ФЗ также должен быть представлен в лексикографическом описании ФЕ. В этих целях в словарях всех трёх языков может быть использована шкала эмотивных помет, разработанная Е.Ф. Арсентьевой, с добавлением к ней еще одной пометы положительно-оценочной эмотивности - одобрения. Таким образом, на шкале эмотивных сем, предлагаемой нами, располагаются одиннадцать эмосем в такой последовательности: ласкательности, одобрения, шутливости, иронии, неодобрения, пренебрежения, предосудительности, презрения, уничижительности, грубости, бранности.

Согласно результатам наших исследований, эмотивный компонент фразеологической коннотации и способы его лексикографического описания лучше всего изучены в русской фразеологии. Нужно также отметить большую системность его представления в словарях русского языка.

Очень тесную связь с эмотивностью имеет ещё один аспект ФЗ экспрессивность, т.е выразительное и изобразительное качество ФЕ.

По нашему мнению и согласно выводам многих исследователей, в основе формирования экспрессивности лежат три главных фактора: фактор компонентного состава (присутствие слов с семой интенсивности, которые передают свой интенсивный заряд фразеологизму), семантический фактор (ярко насыщенная образность этих ФЕ способствует появлению у них семы экспрессивности) и экстралингвистический фактор (это случай, когда своей экспрессивностью фразеологизм обязан содержанию какого-либо экстралингвистического явления, количественно и качественно отличающегося от нормы).

В лексикографическом описании ФЕ экспрессивность может быть выражена в форме интенсивов и интенсификаторов, употребленных в составе словарной дефиниции. Наиболее частотные из них, употребляемые в английской фразеографии, это слова very, outstanding, extremely, fully и т.д. В русской же фразеографии в подобном качестве употребляются такие слова, как очень, чрезвычайно, крайне, совсем, окончательно, до крайней степени, в татарском словаре это слова бик очень, бигрәк – особенно, бихисап – множество, хисапсыз – не счесть, искиткеч – удивительно и др., например: Беден как церковная крыса [мышь]. Очень, до крайней степени (беден); Спиться с кругу (круга). (Спиться) совсем, окончательно; in no time. Extremely quickly, very soon. о незначительном, недостаточном количестве; краем глаза. Мельком, очень краткое время; краше в гроб кладут. Очень плохо выглядит – сильно похудел, побледнел, имеет очень болезненный вид; буа буарлык (хоть пруд пруди). Бик күп, хисапсыз күп, тулып ята димәктән (очень много, полно).

Способы отражения фразеологической экспрессивности в словарной статье во всех рассматриваемых языках практически одинаковы с той только разницей, что помета «экспресс.» намного чаще встречается в русских фразеологических словарях, чем в других рассматриваемых языках.

В словарной статье отсутствует элемент, который предназначается для представления образности и внутренней формы единицы, однако эту функцию выполняет так называемая культурная информация (или информация об этимологии ФЕ), приведённая в словарной статье. Подобная информация в русской фразеографии обособляется техническими параметрами текста, в татарской практически сливается с текстом дефиниции, в английской фразеографии одинаково широко применяются оба способа представления культурной информации. Например:

Каинова печать. Отпечаток, след, внешние признаки преступности.

От библейского мифа об убийстве Каином, сыном Адама и Евы, своего брата Авеля (это было первое убийство на земле), в наказание за что бог отметил лицо его особым знаком. Имя «Каин» стало нарицательным именем тяжкого преступника. Лит.: Словарь современного русского литературного языка, т.5, М.-Л., 1956, с. 679 [ФСРЯ Молотков 1986: 319].

Унҗиде сәгать үләне. Көн озынлыгы 17 сәгатькә җиткәнче үскән шифалы үлән саналу. Халык медицинасы буенча, шуңа хәтле үләннең шифасы аның җир өстендә үскән өлешендә була, шуннан соң, көн кыскара башлагач, үләннен шифасы тамырына китә, шуңача җыелган дару үләннәрен унҗиде сәгать үләне, диләр [ФСТЯ Исанбет 1989, 191].

Kiss the Blarney stone have the ability or intention to flatter, persuade or deceive people with one’s talk (from an inscribed stone in the castle wall of Blarney, near Cork in Ireland, kissing which is supposed to give one such powers of persuasion) [ODCIE Cowie 2007: 334].

Downing street. A street leading Off WHITEHALL and a synonym for the British Government.

No. 10 was given in 1725 by George II to Sir Robert Walpole as the official residence of the PRIME MINISTER, and it is there that CABINET meetings are usually held. No.11 is the official residence of the CHANCELLOR OF THE EXCHEQUER; No.12 is the Government WHIP’S Office. The street was named after Sir George Downing (c.1623-1684), a noted parliamentarian and ambassardor, who served under both Cromwell and Charles II, and owned property there [Brewer’s DPF 1970: 341].


Сравнение фразеологических словарей английского, русского и татарского языков свидетельствует о том, что информация о внутренней форме или об этимологии заглавной ФЕ наиболее широко представлена в английских словарях, русские фразеологические словари (за исключением этимологических) меньше обеспечены такой информацией, татарские же фразеологические словари отличаются скупостью подобной информации.

В рассматриваемых нами языках, как и во многих языках мира, наблюдается наличие полных межъязыковых фразеологических эквивалентов – эквивалентных образов, например, английская фразеологическая единица to take the bull by the horns в русском языке имеет в качестве полного эквивалента единицу взять быка за рога, а в татарском – үгезне мөгезеннән алу; английская ФЕ in black and white в русском языке имеет эквивалент черным по белому, в татарском — акка кара белән (язылган). Данное обстоятельство свидетельствует о том, что разные народы обозначают сходные явления реальной действительности, используя одинаковые образы. Эти образы могут быть созданы разными народами независимо друг от друга или носят заимствованный характер.

Наличие эквивалентных фразеологических образов в рассматриваемых языках связано, во-первых, с антропоцентрической направленностью большинства ФЕ во всех языках, например: someones hair stands on end, у кого-либо волосы встают дыбом и чәчләр үрә тора; во-вторых, с высокой степенью фразеологичности одних и тех же логико-тематических классов в них: work like a horse, работать как лошадь и ат кебек эшләү. В-третьих, благодаря процессу глобализации продолжается проникновение ФЕ языка международного общения в другие языки как в виде калькированного перевода, так и в неассимилированном виде, например, в современном татарском языке широко употребляются калькированные переводы таких ФЕ, как to tighten ones beltзатянуть пояс потуже, to fall between two stools – сидеть между двух стульев, to be in the seventh heaven – быть на седьмом небе, в виде бил каешен кыса төшеп бәйләү, ике урыдыкка утыру, күкнең жиденче катында булу.

1   2   3   4   5

Похожие:

Проблемы лексикографического описания фразеологических единиц (на материале английского, русского и татарского языков) iconПроблемы лексикографического описания фразеологических единиц (на материале английского, русского и татарского языков)
Специальность 10. 02. 20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание
Проблемы лексикографического описания фразеологических единиц (на материале английского, русского и татарского языков) iconСопоставительный анализ фразеологических единиц антропоцентрической направленности (на материале русского, английского, таджикского и татарского языков)
Охватывают структурные типы, встречающиеся в изафетных, предложных и примыкаемых конструкциях. В таджикском языке аф, оформленные...
Проблемы лексикографического описания фразеологических единиц (на материале английского, русского и татарского языков) iconСемантическая структура концепта «время» иее отражение во фразеологических системах английского, испанского и русского языков
Семантическая структура концепта «время» и ее отражение во фразеологических системах английского, испанского и русского языков
Проблемы лексикографического описания фразеологических единиц (на материале английского, русского и татарского языков) iconСемантические процессы, принципы лексикографического толкования, лингвокультурологическая интерпретация орнитонимов (на материале русского и немецкого языков)
Семантические процессы, принципы лексикографического толкования, лингвокультурологическая
Проблемы лексикографического описания фразеологических единиц (на материале английского, русского и татарского языков) iconФразеографическое описание татарского, русского и английского языков
Специальности: 10. 02. 02 – языки народов Российской Федерации (татарский язык), 10. 02. 20 – сравнительно-историческое, сопоставительное...
Проблемы лексикографического описания фразеологических единиц (на материале английского, русского и татарского языков) iconЛексико-семантические аспекты асимметрии положительной и отрицательной зон оценки (на материале русского и английского языков)

Проблемы лексикографического описания фразеологических единиц (на материале английского, русского и татарского языков) iconСопоставительное изучение фразеологических единиц с компонентом „жилище“ в русском и чешском языках
Фразеология как раздел языкознания изучает фразеологический состав языка как систему, внутренние законы его развития и функцинирования,...
Проблемы лексикографического описания фразеологических единиц (на материале английского, русского и татарского языков) iconОбраз человека в английской и русской субстандартной лингвокультурах (на материале зоонимов английского и русского языков)
Работа выполнена на кафедре экспериментальной лингвистики и межкультурной компетенции в фгбоувпо “Пятигорский государственный лингвистический...
Проблемы лексикографического описания фразеологических единиц (на материале английского, русского и татарского языков) iconРечевой жанр «рекомендательное письмо»: характеристики и типы (на материале русского, английского и французского языков)
Защита состоится 24 июня 2011 г в 10. 00 час на заседании диссертационного совета д 212. 027. 01 в Волгоградском государственном...
Проблемы лексикографического описания фразеологических единиц (на материале английского, русского и татарского языков) iconУчебное пособие москва 2000 рецензент : Доктор филологических наук, профессор В. В. Воробьев потапушкин н. А. Фразеологические единицы русского языка
В учебном пособии дается краткое описание основных типов фразеологических единиц русского языка и приводятся многочисленные примеры...
Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница