Институт восточных культур и античности

НазваниеИнститут восточных культур и античности
страница1/3
Дата конвертации26.12.2012
Размер414,8 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3


МИНОБРНАУКИ РОССИИ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ИНСТИТУТ ВОСТОЧНЫХ КУЛЬТУР И АНТИЧНОСТИ

Кафедра истории древнего мира


Кустова Лилия Алексеевна


ОПИСАНИЕ И ВОСПРИЯТИЕ СЕЙСМИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИМИ ИСТОРИКАМИ


Работа студента IV курса очной формы обучения

Специальность 020700 «История»


Научный руководитель

докт. ист. наук, проф.

С.Г. Карпюк


Москва 2011

Оглавление


Стр.

Введение 3


Историографический обзор 4


Источниковедческий обзор 8


Глава I. Описание и восприятие землетрясений историками

классического периода 11

  1. Геродот

  2. Фукидид

  3. Ксенофонт


Глава II. Описание и восприятие землетрясений историками эллинистического и римского периодов 20

  1. Диодор Сицилийский

  2. Страбон

  3. Павсаний


Глава III. Свидетельства о землетрясении в Спарте 464 г. до н.э. 27


Глава IV. Свидетельства о землетрясении в Гелике 373 г. до н.э. 31


Заключение 36


Список использованных источников и литературы 39


Введение


Различные природные явления и катаклизмы являются непосредственной частью окружающей среды человека. В разные эпохи и у разных народов эти явления воспринимались по-своему. В связи с этим представляет особый интерес рассмотреть восприятие сейсмических явлений авторами Древней Греции, на территории которой землетрясение и в нынешнее время остается событием обыденным. Данная работа как раз посвящена описанию и восприятию сейсмических явлений древнегреческими историками, в результате которой предполагается установить личностный и религиозный аспект восприятия землетрясений, выявить социальный аспект в описании землетрясений, что подразумевает под собой наличие взаимопомощи между гражданами и полисами, и рассмотреть отношение к землетрясениям как к предзнаменованию.


Историографический обзор


Свидетельства о землетрясениях, отраженные в древнегреческих источниках, хотя и стали предметом для многих исследований, однако в них не рассматривался вопрос, касающийся восприятия сейсмических явлений историками классического, эллинистического и римского периодов.

В зарубежной историографии эти исследования, в основном, посвящены изучению специальных вопросов. Большинство событий, рассматриваемых в книге A. Nur “Apocalypse: Earthquakes, Archaeology and The Wrath of the God”1, в целом, относятся по времени к концу бронзового века, в частности, рассматривая землетрясения в Древней Греции, автор исследует свидетельства о землетрясении в Микенах и его различные интерпретации. В качестве источника он также привлекает «Илиаду» Гомера и упоминает о нескольких свидетельствах у Фукидида, но не делает никаких выводов по поводу восприятия этого явления историком.

Работой, непосредственно связанной с землетрясениями в Древней Греции, является книга C.L. Liner “Greek Seismology”2, которая представляет собой аннотированный справочник цитат из разных греческих письменных источников. В основном, автор приводит теории древнегреческих философов о землетрясениях, хотя предоставляет цитаты Гомера, Геродота и Фукидида.

В работах A. French "The Spartan Earthquake"3, R. Sealy "The Great Earthquake in Lacedaemon"4 и P. Meigs "Some Geographical Factors in the Peloponnesian War"5 рассматривается влияние географических факторов на ход Пелопоннесской войны, в том числе и влияние землетрясений на отношения между Спартой и Афинами; R. Sealy в своей работе исследует описания землетрясения в Спарте в 464 г. до н.э. с тем, чтобы выявить более точную дату начала третьей Мессенской войны. T.C. Smid в статье "'Tsunamis' in Greek Literature"6 рассматривает свидетельства о цунами в греческой литературе, непосредственно связанные с сейсмическими явлениями.

Археологические данные предоставляет работа E. Mackil “Wandering Cities: Alternatives to Catastrophe in the Greek Polis”7, где исследуется феномен оставления полисов их жителями, рассматриваются причины и влияние этих событий на социальную и политическую обстановку. Также автор рассматривает вопросы, связанные с катастрофой в Гелике в 373 г. до н.э.

T.J. Figueira в своей статье “Population Patterns in Late Archaic and Classical Sparta”8 обращается к землетрясению, произошедшем в Спарте в 464 г. до н.э. и приводит информацию о численности населения в городе.

Рассматриваемые в статье F.R. Stephenson и L.J. Fatoohi “The Eclipses Recorded by Thucydides”9 свидетельства о затмениях помогают определить в некоторой степени достоверность приводимых Фукидидом свидетельств о природных явлениях в целом.

Сведения филологического характера мы находим в целом ряде работ, посвященных специфике написания сочинений древнегреческими историками и географами. Сведения об авторах классического периода представлены статьями C. Dewald “The Construction of Meaning in the First Three Historians”10, V. Gray “Narrative manner and Xenophon’s more routine Hellenica”11. Об авторе всемирной истории – Диодоре Сицилийском – предоставляют информацию следующие статьи: J. Marincola “Universal History from Ephorus to Diodorus”12, D.M. Lewis “Sources, chronology, method”13, V.J. Gray “The Value of Diodorus Siculus for the Years 411-386 BC”14. Сочинениям историков-географов посвящены статья J. Engels “Geography and History”15, раздел в книге M. Dillon “Ancient Greece. Social and Historical Documents from Archaic Times to the Death of Socrates (c.800–399 BC)”16. Также важную информацию о всех этих историках предоставляют статьи в The Oxford Classical Dictionary17.


В отечественной историографии, в основном, затрагивались вопросы общего характера, связанные с природой в целом, хотя в работе В.Д. Блаватского «Природа и античное общество»18 во введении автор дает обзор источников по теме землетрясений, но никоим образом не анализирует эту информацию. Работа С.Г. Карпюка «Климат и география в человеческом измерении»19 рассматривает климатический фон Древней Греции и географические представления древних греков.

Непосредственно о Геродоте пишет В.Г. Борухович в статье «Научное и литературное значение труда Геродота»20, о Геродоте и Фукидиде – И.Е. Суриков в статье «Парадоксы «отца истории»: Геродот – исследователь архаической и классической Греции»21. О Диодоре Сицилийском пишет В.М. Строгецкий во «Введении к «Исторической библиотеке» Диодора Сицилийского и его историко-философском содержании»22.

Таким образом, мы видим, что исследователи, если и касаются темы землетрясений у древнегреческих историков и географов, то делают это поверхностно, не углубляясь в исследование восприятия античными авторами данного природного явления.


Источниковедческий обзор


Рассматриваемые в данной работе сочинения античных историков в плане характера описания истории имеют, казалось бы, мало общего. Историки классического периода описывают войны в разные периоды греческой истории, Диодор Сицилийский пишет всемирную историю, а Страбон и Павсаний предоставляют историко-географическую информацию. Но работы всех этих историков являются важными источниками по истории сейсмической активности в Древней Греции.

Свидетельства о землетрясениях на территории Древней Греции мы находим в сочинении Геродота. Несмотря на то, что историк часто опирается на устную традицию и иногда приводит даже фантастические сведения23, его «История», безусловно, предоставляет для исследования интересный материал. К тому же любопытство историка сообщает его сочинению энциклопедический характер. Некоторым событиям, описываемым в его труде, он был современником, некоторые основывались на свидетельствах очевидцев. Впоследствии часть сведений Геродота были подтверждены археологическими раскопками24. Сам историк в своем повествовании религиозен и благочестив.

Незаконченное сочинение Фукидида «История Пелопоннесской войны» также представляет интерес для исследователей сейсмических явлений в Древней Греции. Прежде всего, благодаря тому, что Фукидид рационален в своих воззрениях. Хотя, как любой историк, в некоторых вопросах он не может оставаться беспристрастным, но к исследованию он подходил более ответственно, сообщал более точные сведения, чем другие античные историки. Также отмечается, что его метод исследования эффективен как в политических фактах, так и в исследовании природы.

Ксенофонт в данной работе представлен сочинением «Греческая История», в большей части которого повествуется о военных действиях между Спартой и Афинами. Исследователями отмечается некоторая ограниченность Ксенофонта в источниках, возможно, он писал свою работу, опираясь только на спартанский материал25. Но, учитывая то, что эта работа задумывалась как непосредственное продолжение труда Фукидида и при всем при этом содержит в себе свидетельства о сейсмической активности, «Греческая история» Ксенофонта является одним из наиболее важных источников по проблеме землетрясений.

«Историческая библиотека» Диодора Сицилийского также является важнейшим источником по истории Древней Греции и, в частности, по истории природных явлений. Этот труд представляет собой образец написания всемирной истории, и, скорее, истории греко-римского мира. Хотя и не представляется возможным всецело отделить повествование самого Диодора от повествования авторов источников, на которых он опирался, среди которых были Гекатей, Эфор, Феопомп и т.д., но именно то, что Диодор передает в своем произведении сочинения авторов не дошедших до нас, это и делает его труд ценным источником информации.

«География» Страбона предоставляет важную информацию по географии и истории Древней Греции. Страбон не заостряет внимания на деталях кроме тех, что считает важными и интересными. Иногда переоценивает свои познания в физической географии и природных явлениях. Но его работа является кладезем информации, исторической географией и философией географии26.

Павсаний в своем сочинении «Описание Эллады» описывает историю и топографию греческих городов и их окрестностей, часто излагает местные обычаи и мифологию. Он подробно останавливается на описании природных явлений и различных памятников. Точность его описания подтверждается археологическим материалом, поэтому труд Павсания также необходим для исследования сейсмических явлений27.

Учитывая достаточно большой объем свидетельств о землетрясениях у этих авторов, я считаю целесообразным разделить свою работу на следующие главы: первая и вторая глава посвящены описанию и восприятию землетрясений историками классического и эллинистическо-римского периодов, в которых на примере различных небольших свидетельств показана специфика восприятия авторами этих явлений и социальный и религиозный аспекты землетрясений; третья и четвертая главы посвящены описанию и восприятию землетрясений, произошедших в Спарте в 464 г. до н.э. и в Гелике 373 г. до н.э., как наиболее ярких примеров описания катастрофических явлений природы, где еще больше раскрываются личностный, социальный и религиозный аспекты восприятия землетрясений.


Глава I. Описание и восприятие землетрясений историками классического периода.


1. Геродот


Свидетельств о землетрясениях у Геродота не так много: в IV, V, VI, VII и VIII книгах мы находим по одному упоминанию такого рода. И почти все эти упоминания имеют скорее описательный характер. В IV книге, посвященной описанию Скифии, Геродот говорит, что землетрясение на этой земле считается чудом: «…seismos…en te Skuthike teras nenomistai» (Hdt. IV, 28.15). С одной стороны, к этому сведению стоит отнестись с осторожностью, т.к. сведения Геродота о климате Северного Причерноморья считаются весьма ненадежными28, с другой стороны, некоторые сведения, например, о том, что Меотида и Боспор Киммерийский замерзают зимой, соответствуют действительности29. К тому же можно задаться вопросом, почему историку важно упомянуть об этом явлении. Скорее всего, потому, что на территории Древней Греции землетрясения происходили в таком количестве30, что стали обыденным явлением в жизни людей, и отсутствие сейсмической активности или очень редкое её проявление в другой стране заставило автора «Истории» привести данное сведение.

В остальных случаях Геродот повествует о природных катаклизмах, происходивших в самой Элладе. В V, 85 историк описывает конфликт между афинянами и эгинянами, разразившийся во время Ионийского восстания 500-493 г. до н.э. Когда афиняне прибыли на остров Эгину, они начали стаскивать эгинские кумиры, сделанные из афинского дерева. Как раз в этот момент, как пишет Геродот, ударил гром, и произошло землетрясение (…kai hama te bronte seismon epigenesthai) из-за которого люди, стаскивавшие кумиры, обезумев, стали убивать друг друга, до тех пор, пока не остался один человек, который затем прибыл в Фалер. В V, 86 он продолжает эту историю, но уже приводит точку зрения эгинян. По их словам, гром и землетрясение произошли именно тогда, когда прибывшие на помощь эгинянам аргосцы напали на афинян (…hama te en touto ten bronten te genesthai kai ton seismon autoisi). Интересно как само свидетельство о землетрясении, произошедшее в этот период, так и то, что об этих событиях он рассказывает, опираясь на сведения то одной, то другой стороны: стороны афинян и стороны эгинян. Я думаю, что в этом отрывке ясно отображена манера повествования самого Геродота. Исследователями отмечается, что мировоззрение историка пронизано религиозными и иррациональными элементами31. Именно такой религиозный элемент оказался скрытым в афинской версии проявления землетрясения. Если считать, что землетрясения были обычным явлением, то почему же люди, которые стаскивали статуи божеств, внезапно обезумели от него (hupo touton allophronesai)? Ответом на этот вопрос может быть только то, что афиняне в этот момент совершали святотатство, что, само собой, должно было быть наказано и что в итоге и произошло, хотя сам историк об этом и не говорит. Эгинская версия проявления землетрясения может играть вполне важную роль для объяснения последующих бедствий и конфликтов между полисами. Весь этот отрывок посвящен описанию причины давней вражды между афинянами и эгинянами (Hdt. V, 82), поэтому землетрясение здесь является предзнаменованием будущих невзгод. То, что землетрясение вообще считается плохим знамением, еще не раз будет показано в данной работе.

Эпизод с афинянами и эгинянами в скрытой форме предвосхищает другой эпизод, имеющий аналитический характер. В 490 г. до н.э. персидский полководец Датис был отправлен в Грецию во главе карательной экспедиции, которая двигалась в Аттику через острова Эгейского моря, в том числе и остров Делос. После его отплытия, «как рассказывали делосцы, Делос, сотрясаясь, содрогнулся в первый и единственный раз до сего времени» (…Delos ekinethe, hos elegon hoi Delioi, kai prota kai hustata mechri emeo seistheisa)(Hdt. VI, 98). Далее историк продолжает: «Быть может, этим знамением бог желал указать людям на грядущие бедствия... Эти невзгоды постигли Элладу отчасти по вине персов, отчасти же по вине главных эллинских городов, боровшихся за первенство. Поэтому и нет ничего невероятного в том, что на Делосе случилось землетрясение, чего никогда раньше не было. Об этом было сказано также в изречении оракула: Делос я поколеблю, хоть неколебим он доселе» (пер. Г.А. Стратановского). Здесь мы вновь встречаем черты свойственного Геродоту религиозного мировоззрения: 1. землетрясение – это божественный знак; 2. по поводу этой ситуации существует оракул32. Геродот обвиняет в бедствиях, постигших Элладу, персов и эллинов, стремившихся занять лидирующие позиции в греческом мире. Таким образом, мы видим, что землетрясение в представлении Геродота – это не бедствие и не катастрофа, а божественный знак, только указывающий на несчастья. Что касается высказывания историка, будто это было единственным землетрясением на острове за всё время его существования, то достаточно трудно в этом случае утверждать что-то определенное: возможно, это всего лишь художественный прием, направленный на усиление драматизма ситуации33, а, возможно, период затухания сейсмической активности здесь был настолько продолжительным, что по истечении нескольких поколений информации о происходивших землетрясениях не сохранилось. В этом же отрывке Геродот ставит землетрясения в ряд бед (kaka), обрушившихся на Грецию, что позволяет говорить о его личном взгляде на это событие.

В представлении Геродота землетрясение само по себе не может влиять на окружающую человека природу, только при участии божества. В VII, 129, хотя историк и говорит, что, по его мнению, ущелье в горах, где течет р. Пеней, является результатом землетрясения (…esti gar seismou ergon, hos emoi ephaineto einai, he diastasis ton oreon), но перед этим он соглашается с мнением фессалийцев, которые утверждают, что это ущелье с помощью землетрясения создал Посейдон. Я думаю, что это важно отметить, потому что некое природное явление не воспринимается Геродотом как самостоятельная сила, способная создавать окружающий мир. Это природное явление должно быть санкционировано высшими силами.

Несколько иное впечатление вызывает эпизод в VIII, 64. Геродот пишет, что на следующий день, после того как спартанским полководцем Эврибиадом было решено поддержать остальных эллинов в битве против персов у Саламина, произошло землетрясение на земле и на море (seismos egeneto en te te ge kai te thalasse). Учитывая то, что греческий флот в 480 г. до н.э. в битве у Саламина одержал победу, в этом случае упоминание о землетрясении как о провозвестнике грядущих бедствий не вполне уместно. Может ли это сведение говорить об обратном, т.е. о благоприятном знаке? Я думаю, что вполне может, тем более что впоследствии у Ксенофонта (Xen. Hell. IV, 7
  1   2   3

Похожие:

Институт восточных культур и античности iconАльдхельм малмсберийский в латинской интеллектуальной традиции поздней античности и раннего средневековья
Работа выполнена на кафедре истории древнего мира Института восточных культур и античности Российского государственного гуманитарного...
Институт восточных культур и античности iconСовершенствование экономического механизма переработки зерновых культур (на материалах Южно-Казахстанской области)
Научно-исследовательский институт экономики апк и развития сельских территории ао «Казагроинновация»
Институт восточных культур и античности iconТема: Стереотипы и предрассудки в коммуникации
«глобализации». Но вековые традиции, разобщенность культур, своеобразие их понимания бытия и языковые различия – все эти факторы...
Институт восточных культур и античности iconАгроэкологическое обоснование использования энтомофагов в защите злаковых культур от тлей в лесостепи западной сибири
Работа выполнена в Государственном научном учреждении Сибирский научно-исследовательский институт земледелия и химизации сельского...
Институт восточных культур и античности iconСортоспецифичность накопления антиоксидантов различными видами амаранта (A maranthus L.) И повышение качества товарной продукции
Работа выполнена в отделе физиологии и биохимии растений гну всероссийский научно-исследовательский институт селекции и семеноводства...
Институт восточных культур и античности iconА. Миллер Формирование наций у восточных славян в XIX в проблема альтернативности и сравнительно-исторического контекста
Формирование наций у восточных славян в XIX в. – проблема альтернативности и сравнительно-исторического контекста
Институт восточных культур и античности iconО. О. Розенберг проблемы буддийской философии
Петроград: Издание Факультета Восточных языков Петроградского университета, 1918
Институт восточных культур и античности iconМесто античности в истории мировой
Э. Тэйлора. Отождествление этих понятий ведет к неясности в понимании самого содержания культуры
Институт восточных культур и античности iconИстория психологии от античности до середины ХХ в
Оба направления нераздельны: за каждой проблемой сегодняшней научной психологии стоят достижения прошлого
Институт восточных культур и античности iconРецепция античности в конце XIX начале XXI вв.: теоретико-методологические основы и культурно-исторические практики
Охватывает его жизнь с начала 1900-х гг и до самой кончины в 1933 г
Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница