Или никому не известные записки юного маркиза Донатьена-Альфонса-Франсуа де Сада о его жизни и удивительных приключениях в России

НазваниеИли никому не известные записки юного маркиза Донатьена-Альфонса-Франсуа де Сада о его жизни и удивительных приключениях в России
страница1/40
Дата конвертации26.12.2012
Размер5,85 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40
Алексей Головнин


САДЫЧИХА

или никому не известные записки юного

маркиза Донатьена-Альфонса-Франсуа де Сада

о его жизни и удивительных приключениях в России.







© Aleksey Golovnin, Sadytchikha, 2007


Эти записки были обнаружены во время ремонта камина в фамильном замке маркиза де Сада Ла-Кост (Лангедок, юг Франции). Пожелтевшие от времени, прокопчённые листы рукописи были по краю слегка опалены огнём. Вероятно, находясь в состоянии помутнения рассудка, маркиз предпринял неудачную попытку сжечь или спрятать эти мемуары в своём камине от чужих любопытных глаз. В 1987 году эта, уцелевшая каким-то чудом, рукопись была продана на аукционе коллекционеру, пожелавшему остаться неизвестным. Настоящий русский текст был подготовлен к печати А. Головниным. Современные исследователи творчества маркиза де Сада затрудняются сказать: было ли его русское путешествие в действительности, или оно всего лишь плод его богатого и безумного воображения, разыгравшегося после лёгкой контузии, полученной им в бою под Крефельдом? Этот вопрос остаётся неразрешённым и по сей день.




Часть Первая

ГЛАВА ПЕРВАЯ



Пруссия. Рейнская провинция. 22 июня 1758 года. –

Донасьен де Сад едет на войну. – Приятный ужин с друзьями.


Французский лейтенант покойно дремал, сидя в большой почтовой карете, направлявшейся на прусский фронт. Впрочем, дремал он не всегда. Неспешно-ленивые, дремотные мысли вяло шевелились в его голове:

«Мой дядя… мой замечательный дядюшка, аббат де Сад, наивно полагает, что война пробуждает в человеке его лучшие чувства или, как он там пишет в своём письме… горячее пламя войны выжигает в душе всё низменное и порочное, возвышая сурового воина. К нему, в минуту наивысшей опасности, протягивает свои милосердные руки наша заступница пред Господом – небесная Дева Мария. Помни, дорогой Донасьен, что порок всегда бывает посрамлён и наказан. И где, как не на войне, тому предоставляется удобный случай? В лихие времена нашу многострадальную Францию спасла девственница… Ах, дядя… Как жаль, что я не могу сейчас с вами поспорить. Наш порочно-прагматичный восемнадцатый век породил иных спасительниц Франции. Мадам де Помпадур добилась от короля решения и командование французской армии на Рейне перешло от герцога Ришелье к графу де Клермону. Говорят, что не зря вместо решительного и опытного в военных делах Ришелье назначили бездаря Клермона, который слаб в стратегии и легко поддаётся чужому влиянию. Влиятельная интриганка тем самым оказала неоценимую услугу Фридриху, чьи войска сейчас изрядно потрёпаны нами и русскими. В полку даже болтали, что фаворитка тайно получила вознаграждение от скаредного прусского короля. Возможно, эти слухи не столь уж фантастичны... А впрочем… Всё к лучшему в этом лучшем из миров! Так, кажется, пишет г-н Вольтер в своём письме, которое мой дорогой дядюшка позаботился переслать мне… О, чёрт…»

Очередная колдобина разбитой дороги сильно встряхнула их карету. Молодой лейтенант, лет восемнадцати, вздрогнув, приоткрыл глаза и прервал свои размышления о дяде, Вольтере и высокой политике. Маркиз Донасьен де Сад возвращался в свой полк из отпуска. Дорожная пыль, июньская жара, духота в карете изрядно измучили Донасьена и его попутчиков – пятерых офицеров-однополчан. Де Сад снял свой, пропитавшийся липким потом, парик и, наплевав на приличия, стал обмахиваться им, как веером, вызвав небольшую бурю из пыли и ароматной пудры. Сидевший напротив него, капитан де Груе, преувеличенно громко чихнул. А потом, почесав свой длинный гасконский нос, ехидно заметил:

– Нашему юному маркизику, видно, приснилось, что он стоит в турецком серале с опахалом из страусиных перьев в руках, навевая прохладу на грозного султана и его наложниц. Опишите нам, дорогой Альдонсинус, прелести этих очаровательных восточных красавиц!

Удачная шутка капитана попала в цель, вызвав оживлённые смешки офицеров, которые замерли и уставились на маркиза, ожидая от него ответного укола в словесной дуэли. Донасьен-Альдонс-Луи, залился конфузливым румянцем, застигнутый врасплох внезапным выпадом. Он давно недолюбливал де Груе, который постоянно донимал его в полку своими грубыми, солдафонскими шуточками. Кроме того, маркизу очень не нравилось, когда кто-либо коверкал его имя, которое уже было искажено пьяными дураками-слугами, при крещении его, младенца, в церкви. Впрочем, быстро собравшись с мыслями, де Сад, холодно улыбнулся и ответил наглому Жюльену:

– Я лучше опишу вам прелести турецкого султана. Ведь это более соответствует вашим предпочтениям и вкусу, не так ли, мой капитан?

Остроумный ответ вызвал дружный хохот офицеров. Полковой хирург Жозеф Гильотен, запрокидывая в восторге свою крупную, мясистую голову, так развеселился, что напугал своим густым, отрывистым гоготом уставших коней, которые, всхрапнув, ускорили свой бег. Де Сад протянул другу Жозефу, побагровевшему от смеха, свою фляжку с красным вином. Тот, отхлебнув несколько крупных глотков, успокоился и затих. Все оживились. Стали доставать корзинки с едой, раскупоривать бутылки с вином. Угрюмый, униженный в глазах сослуживцев, де Груе, надувшись, отвернулся от весёлой компании и уставился в запылённое окошко почтовой кареты. Изредка он кидал злые взгляды на маркиза, который, упиваясь своей победой, дарил великодушные, примирительные, но слегка презрительные, улыбки оскорблённому капитану. Наконец шумная компания уговорила де Груе помириться с маркизом. Они выпили по стакану вина, бормотнули скороговоркой взаимные извинения и, не снимая перчаток, холодно быстро пожали друг другу руки.

В разговорах как-то незаметно пролетело время. Много рассуждали о войне… Потом, резко сменив тему, заговорили о прусских девушках. Де Груе мрачно высказал своё мнение:

– Я знаю Крефельд. Это дрянной, провинциальный, пыльный городок, в котором не найдёшь ни хорошеньких девушек, ни приличного рейнского вина. Единственное, что в нём неплохо – это дешёвые батистовые рубашки и шёлковые платки. Советую, прикупить их в местных лавках, господа.

Часам к пяти вечера, изрядно уставшие офицеры прибыли в свой полк. Расположились на ночлег в большом доме, рядом с мельницей и большим яблоневым садом. Радушный хозяин-мельник показал господам офицерам комнаты. Донасьен стащил свой мундир и сапоги. Повалился на кровать и уснул. Проснулся он около девяти. Встал. Оделся и спустился вниз в большую гостиную, где шумно ужинали его товарищи. Вопреки мрачному предсказанию Жюльена, рейнское, которое разливала полная, конопатая дочка хозяина, оказалось неплохим. Маркиз с большим удовольствием опустошил несколько кружек, игриво похлопывая при этом Лизхен по пухлой заднице. Та, заливалась стыдливым румянцем, смеялась, и усердно подливала ещё и ещё вина в кружку красивого французского офицера.

Нализавшийся де Груе достал из своего кармана изящную золотую табакерку с вензелем. Взял небольшую щепоть табачку. Загрузил её в свой мясистый нос. Помотал головой. Звонко чихнул. Защёлкнул и спрятал табакерку. Потом начал разглагольствовать о том, как следует поступать с пленными врагами:

– Допустим, я возьму в плен юного вражеского барабанщика, – тут Жюльен, сделал краткую паузу, и покосился на раскрасневшегося Донасьена. Тот, осмелев от выпитого вина, посадил прелестную толстушку себе на колени, и что-то нежно ворковал в её конопатое ушко. Лизхен конфузливо хихикала. Де Груе продолжил:

– Что, я должен сделать с пленным вражеским барабанщиком? Угощать его вином? Кормить? Лечить от ран? Согревать у походного костра? Не-е-ет! Проявление моего милосердия к врагу – будет проявлением моей слабости. А я – солдат! И не имею к врагу ни малейшей жалости. Я уже проявил в бою доблесть. Я пролил свою кровь, а значит… я имею полное право делать всё, что мне заблагорассудится с пленённым мною мальчишкой!

Полковой врач Жозеф Гильотен, сильно раскрасневшись от выпитого вина, добродушно возразил капитану:

– Но, позвольте, мой милый Жюльен, позвольте… Если вы совершите насилие над беззащитным и слабым пленным, то вы замараете этим постыдным поступком свою честь, свой мундир офицера французской армии!

– Честь офицера! Честь мундира! Эти понятия безусловно святы для меня, господа. И я дорожу своей честью и мнением моих соратников. Но, на войне я имею право пощекотать… – тут де Груе своим грозным взглядом упёрся в Донасьена, – … да, да, пощекотать пухлый задик кое-кому из моих полковых товарищей. И при этом на моем офицерском мундире не будет ни единого грязного пятнышка!

– Ну, тут вы явно перегнули! – рассердился Гильотен. – Я ещё понимаю заниматься этим, э-э-э… по обоюдному согласию. Но, насиловать своих боевых товарищей… это, знаете ли – ни в какие ворота не лезет! Это выше моего понимания!

– А я сейчас объясню вам, мой милый Жозеф, как это сделать и не замарать свой мундир. Допустим, в завтрашнем бою я совершу подвиг – возьму в плен прусского офицера. Он и его имущество – мои по праву победителя. Вы согласны со мной?

– Согласен.

– После сражения, вечером, господа, я на время забуду о том, что я – французский офицер. Переоденусь в прусский, голубой мундир. Поднимусь в комнату моего дорогого полкового товарища и сделаю давно задуманное мною. И мне неважно, будет на то его согласие или же не будет. Так я, не испытывая угрызений совести, удовлетворю своё давнее страстное желание. При этом, господа, я запятнаю вражеский мундир и сохраню свою офицерскую честь.

Толстяк Жозеф отдувался и озадаченно молчал, не зная, что возразить распалённому страстью де Груе. Потом его вдруг осенило:

– Но, постойте, постойте, мой капитан! Если вы будете совершать свой, э-э-э… маневр… во вражеском мундире, то наш прелестный маркиз имеет полное право защищаться! Он даже может убить вас, приняв за нападающего врага!

– Согласен с вами, Жозеф! Но я воин, и я привык подвергать свою жизнь опасности! Это будет честный бой! И победитель получит все!

– А я не согласен! Трах-х! – громко стукнул стаканом по столу де Сад, испугав Лизхен, уютно устроившуюся у него на коленях. – Почему я должен покоряться чьей-то чужой воле? И ублажать чью-то гнусную похоть, не имея на то ни малейшей склонности? Почему я…

Де Груе перебил его:

– Потому, мой милый Донасьен, что так испокон веков заведено во всех армиях мира. Так поступали все! Великий Александр имел любовников – своих боевых товарищей! Великий Цезарь тоже имел…

– Ну-у-у! Цезарь и Александр прославились своими завоеваниями и подвигами. Но, вы – де Груе. Вы, вы… Где ваши подвиги, Жюльен? Где ваша слава? А?

Опьяневший маркиз неожиданно резко вскочил, опрокинув неуклюжую немецкую толстушку на пол. Он встал и вытянулся. Резко щёлкнул каблуками. И, подняв свою правую руку, полушутя-полусерьезно-полупьяно поклялся:

– Я, маркиз Донасьен-Альдонс-Луи де Сад, торжественно обещаю высокому Небу: свершить такие подвиги, что они… они затмят славу великого Александра!

Его однополчане тоже вскочили в едином восторженном порыве. Обнажили свои сабли. Разом скрестили их над столом. После чего пафосно поклялись содеять самые немыслимые подвиги на этой войне. И тем затмить всю воинскую славу прошедших и будущих времен. Совместную клятву Небу, тут же, шумно скрепили изрядными порциями рейнского. Голова развеселившего маркиза закружилась. Его нежный желудок заурчал, с трудом переваривая тяжкие немецкие закуски. Покачиваясь, Донасьен пошёл подышать свежим воздухом в яблоневый сад. Из разорванных свежим ветерком туч, выглянул застенчивый месяц. Деревья тревожно зашумели. Де Сад присел под раскидистой старой яблоней. И справил нужду своего расстроенного желудка. Затем Донасьен, забывшись спьяну, использовал драгоценное нравоучительное письмо Вольтера не по назначению. Потом он, пошатываясь, вернулся в дом. Кое-как добрался до своей комнаты. Не раздеваясь, рухнул на кровать и сразу уснул.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40

Похожие:

Или никому не известные записки юного маркиза Донатьена-Альфонса-Франсуа де Сада о его жизни и удивительных приключениях в России iconИстенные Галлюцинации или быль о необыкновенных приключениях автора в дьявольском раю
Читатель узнает о фантастическом опыте братьев Маккенна и станет свидетелем зарождения удивительных прозрений, которые, если они...
Или никому не известные записки юного маркиза Донатьена-Альфонса-Франсуа де Сада о его жизни и удивительных приключениях в России iconВалентин Саввич Пикуль крейсера (роман из жизни юного мичмана) Валентин Саввич пикуль крейсера
Светлой памяти виктора, который мечтал о море – и море забрало его у нас – навсегда
Или никому не известные записки юного маркиза Донатьена-Альфонса-Франсуа де Сада о его жизни и удивительных приключениях в России iconОтчет о недавних удивительных приключениях профессора Э. Челленджера, лорда Джона Рокстона, профессора Саммерли и репортера "Дейли-газетт" мистера Э. Д. Мелоуна. Вот бесхитростный рассказ
Глэдис, так только крайнее нежелание обзавестись глуповатым тестем. Я убежден, что мои визиты в Каштаны три раза на неделе мистер...
Или никому не известные записки юного маркиза Донатьена-Альфонса-Франсуа де Сада о его жизни и удивительных приключениях в России iconРеферат по теме: Творчество Льюиса Кэрролла
Алисе в Стране Чудес и её продолжение о приключениях маленькой героини в Зазеркалье. Мне стало интересно. Я захотела больше узнать...
Или никому не известные записки юного маркиза Донатьена-Альфонса-Франсуа де Сада о его жизни и удивительных приключениях в России iconП. Я. Чаадаев и его взгляды на судьбы россии
Охватывают годы жизни П. Я. Чаадаева (1794–1856)
Или никому не известные записки юного маркиза Донатьена-Альфонса-Франсуа де Сада о его жизни и удивительных приключениях в России iconЗаписки кладоискателя
Кладоискатели… Кто они? Что ими движет? Любовь к изучению исторических пируэтов или жажда наживы? Страсть коллекционера или сам процесс...
Или никому не известные записки юного маркиза Донатьена-Альфонса-Франсуа де Сада о его жизни и удивительных приключениях в России iconРеферат по культурологии на тему: Хосе Ортега-и-Гассет, философ и мыслитель
Он пережил военную диктатуру, боролся с ней и способствовал ее падению (в 1931 году он участвовал в свержении монархии Альфонса XIII),...
Или никому не известные записки юного маркиза Донатьена-Альфонса-Франсуа де Сада о его жизни и удивительных приключениях в России iconЗловещие латунные тени. Ночи кровавого железа
«фирменной маркой». Таков и его не просто всемирно известный, но и всемирно культовый сериал о приключениях сыщика Гаррета
Или никому не известные записки юного маркиза Донатьена-Альфонса-Франсуа де Сада о его жизни и удивительных приключениях в России iconИгнатов П. К. Записки партизана
Игнатов П. К. Записки партизана. — М.: Московский рабочий, 1973. — 696 с. Переиздание. Тираж 75 000 экз
Или никому не известные записки юного маркиза Донатьена-Альфонса-Франсуа де Сада о его жизни и удивительных приключениях в России iconДень рождения — хуже некуда
Это вторая книга о приключениях Гарри Поттера. Он снова вступает в отчаянную схватку со злом. На этот раз враг его так силен, что...
Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница