Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки москва 2000 Российский Университет дружбы народов Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки (учебное пособие)

НазваниеЛ. В. Куликов история и методология зоотехнической науки москва 2000 Российский Университет дружбы народов Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки (учебное пособие)
страница13/16
Дата конвертации12.08.2012
Размер1,99 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16
Глава 8. Истоки русской зоотехнической

науки


Специальное высшее учебное заведение по подготовке зоотехников высшей квалификации, впервые созданное в России, был Московский зоотехнический институт, открытый в 1921 г. В последствие он переведен в Московскую Сельскохозяйственную академию им. К.А.Тимирязева в качестве зоотехнического факультета.

До этого периода научную зоотехническую квалификацию получали в процессе практической работы отдельные лица, заканчивающие высшие агрономические и ветеринарные школы.

Однако, зоотехническая наука зародилась задолго до 1921 г. Термин “зоотехния” впервые в 1848 г. употребил французский ученый Жорж Бодеман. Практически научные зоотехнические методы были применены английским заводчиком Робертом Беквеллом, жившим в период 1725-1795 г.г., и развиты его последователями.

Зоотехническая наука является теоретической базой технологии и организации производственного процесса в животноводческой отрасли. Это находится в прямом соответствии с выражением Ф.Энгельса”... с самого начала возникновение и развитие наук обусловлено производством”.

В России скотоводство издревле составляло важную отрасль народного хозяйства. Ко времени оформления Русского государства у его населения имелась достаточно разработанная техника животноводства. Наиболее древним племенным животноводством было коннозаводство, значительно позднее, только с XVIII в. стали возникать овчарные заводы, только в XIX в. - племенные хозяйства по крупному рогатому скоту (хотя изготовление масла было известно еще в XII в.) В Московский период, в эпоху Ивана III государево коннозаводство настолько развилось, что уже перерастало в государственное. В 1496 г. была утверждена должность высшего специалиста по коннозаводству - “конюшего”. Конюший стоял во главе специального управления, он руководил почти всеми государственными имениями, пользовался доверием великого князя, занимая первое место в боярской думе. В 1497 г. была утверждена должность ясельничего, который был помощником и заместителем конюшего. Насколько почетна была должность конюшего, видно из того, что на нее был назначен Борис Годунов - родной брат жены царя Федора Иоановича, в последствие Московский царь. После смутного времени должность конюшего была упразднена, и с начала XVII века Конюшенный приказ возглавил ясельничий, которому помогали три дьяка и казначей. Конюшенный приказ имел обширный штат, всего 500 человек. “Стремянных конюхов” было 50, они ухаживали за царскими лошадьми, сопровождали царя во время выездов, принимали и держали лошадь, когда царь спешивался. “Задворные конюхи” были помощниками приказчиков, хранивших конюшенную казну. “Стряпчие конюхи” чистили, кормили и поили лошадей, седлали и запрягали, готовили к выезду экипажи. “Стадными конюхами” назывались табунщики, они смотрели за лошадьми во время выпаса.

Значительное влияние на процесс породообразования лошади в отличие от других видов животных, оказала необходимость использования ее в военных целях. Выделяется тип “княжего коня” или “боярской лошади” - тяжелой кавалерийской лошади для воина, вооруженного тяжелыми доспехами. Легкая кавалерия сидела на подвижных степных конях, по-видимому, на Руси раньше, чем в Западной Европе, начали осваивать восточную лошадь.

Стремление к племенному улучшению животных других видов началось значительно позднее, повидимому с XVII века.

Царь Алексей Михайлович наряду с завозом из-за грвницы улучшенных животных поручает завербовать в свои дворцовые вотчины людей, которые “всякую животину ... водить умели”. В одном документе эти специалисты именуются специальным термином “животников, которые животину строят и которые всякие птицы водят”.

При Петре I только отыскиванием знающих людей уже не удовольствовались, но были озабочены их подготовкой. За границу командируется майор Кологривов с двумя молодыми людьми для обучения “овчарскому искусству”. В 1732 г. была составлена специальная грамота - инструкция, в которой официально были приняты основные принципы отбора в коннозаводском деле, предусмотрены надлежащий уход и кормление лошадям. В инструкции предусматривалось специальное обучение юношей из крестьянских и бобыльских детей от 15 до 20 лет на конюхов и обучение юношей из подъяческих и церковных детей в школе латинскому языку, “дабы оные могли знать на латинском языке имена трав и прочих медикаментов, принадлежащих для использования лошадей”, а также по “выкладыванию” жеребцов .

К периоду последней четверти XVIII века относится основание ставших в последствие знаменитыми конных заводов Орлова-Чесменского, Ростопчина и др., в которых создавались первоклассные породы рысистых и скаковых лошадей. По поводу этих заводов Д.Дубенский (1896 г.) писал “То были поистине гигантские лаборатории, где под опытным, испытующим взглядом естествоиспытателя проводились в самом широком размере всевозможные опыты создания новых организмов, несущих в себе задатки новой, желаемой породы... создавались рысистая и верховые орловские и ростопчинские лошади”.

Во второй половине XVIII века начался период подготовки профессоров, которые должны были иметь достаточный теоретический кругозор. Для этого молодых людей, закончивших отечественное образование, посылали за границу для ознакомления с современной хозяйственной деятельностью и теоретической наукой. Известны три таких профессора сельского хозяйства Росси XVIII века - Матвей Афонин (профессор Московского университета), Иван Комов (профессор Духовной академии) и Михайло Ливанов (профессор и директор Земледельческого училища в г. Николаеве). Первый обучался в Германии и Швеции у знаменитых Линнея и Валериуса. Оба последних стажировались в Англии. Первые два работ по животноводству не оставили. Михайло Ливанов может быть признан первым русским профессором, работавшим в области зоотехнии. Он оставил нам две работы: “Руководство к разведению и поправлению домашнего скота”, СПБ, 1794 г., и “О земледелии, скотоводстве и птицеводстве”, Николаев, 1799 г. (Второе полностью включает первое с добавлением материалов по молочному хозяйству и птицеводству). В первой работе упоминается, что в Англии он изучал скотоводство Беквелла и посещал его хозяйство. М Ливанов в числе других ученых был приглашен на должность профессора сельского хозяйства в Университет, который предлагали открыть в Екатеринославе. Но открытие Университета не состоялось, и после смерти Г.Потемкина все приглашенные им ученые русские и иностранные, кроме Ливанова, покинули Екатеринослав. Ливанов поселилсч в Николаеве,и, вероятно, скончался в 1800 году. О личной жизни профессора Ливанова мы знаем мало. Не известны ни год, ни место его рождения, ни первоначально полученное образование. Несомненно, он принадлежал к привилегированному сословию.

Михайло Ливанов наш первый профессор по зоотехнии, еще в конце XVIII века сумевший в своем курсе правильно заострить внимание на важнейших зоотехнических проблемах. Основой его зоотехнических положений являлась практика, в помощь он привлекал и специальные эксперименты. В небольшой книге объемом с небольшим 100 страниц “О земледелии, скотоводстве и птицеводстве” автор указывает на тесную связь между земледелием и скотоводством так, “что одно без другого совершенно быть не может”. Он пишет, что свою книгу он составил “для пользы российских скотоводов”, следуя правилам “неусыпного скотоводца” английского Беквелла, непосредственным учеником которого он является. Но своим русским ученикам профессор Ливанов вовсе не рекомендует просто пересаживать созданные в Англии породы в наши столь отличные от английских условия. Он требует изучения производительных сил нашей страны подобно тому, как это сделал Беквелл в Англии. Он пишет: ”жалко, что у нас еще по сие время всем...породам нет подробного описания. Знание оных пород весьма бы споспешествовать могло в такое состояние наше овцеводство привести..., какое видим в Испании, Англии и других государствах”. Он отмечает заслуги Беквелла в том, что своими исследованиями он показал знаки, по которым можно бы узнавать и отделять “скот прибыльный от малоприбыльного”; иными словами, он разработал теорию экстерьера скота разных направлений продуктивности. Он выделяет в разведении крупного рогатого скота два направления - одно животных “расположенных от природы к ожирению и вкусному мясу”, и другое, где животные “склонны к знатному количеству молока”.

Ливанов пишет, что “в южных степях России у помещиков” можно встретить достаточно скота “склонного к ожирению”. Но при размножении этот скот часто смешивают со скотом малопродуктивным. “Если бы помещики поступали по Беквелловым правилам, то имели бы породу столь же хорошую и прибыльную, как у Беквелла в Англии”. Когда Беквелл начинал работать, то и в Англии хорошие мясные животные были редки. “Сей ученый и трудолюбивый скотоводец принял за твердое и незыблемое основание скотоводства сие положение - как от хорошего рождается хорошее, так от худого худо”. Поэтому он сперва отбирал наилучших коров и быков, содержал их “на особливых пастбищах” и получал от них потомство “лучшее своих отцов и матерей”. “Через такое продолжение смешения и кровосмешения между рогатою скотиною он через всякие 2 года (т.е. со сменою поколения) получал лучших и лучших телят для племени и, наконец, произвел породу скота для жирного и вкусного мяса, ... которая красивостью своего склада удивляла всех английских скотоводцев”.

М.Ливанов отмечает, что “доброта корма есть вторичная и помогающая причина тучности скота, а главную причину тому искать должно в складном и соразмерном расположении частей животных”.

Он пропагандирует Беквеллову теорию инбридинга. “Многие нынешние скотоводцы думают, что скотина от кровосмешения может перевестись. Однако ж, мнений своих никакими не утверждают опытами”. Беквелл “посредством ежегодного смешения и кровосмешения хороших быков с хорошими коровами развел у себя...”

Ливанов подробно обсуждает и проблемы молочного скотоводства. Он считает, что “количество и качество молока в коровах большей частью зависит от внутренного коров к тому расположению”, и здесь он считает “корм ... лишь вторичною причиною, содействующей умножению молока в коровах”. “Многомолочная скотина собою не весьма складна и стройна. Она обыкновенно костиста. Ест много, но гладкою и жирною никогда не бывает”. Главное в том, что “Вымя великое, круглое, широкое, гладкое, мягкое, немясистое и о четырех титьках ровных и чистых. Жилы молочные на брюхе долгие и широкие. Кожа мягкая и чистая”. Он рекомендует правила “доить корову всегда в одну пору” и “выдаивать чисто”.

Требования профессора Ливанова к кормовой базе следующие: завести в своем хозяйстве просторные и хорошие пастбища, чтобы было много хороших лугов и косить эти луга “во благовремении”, чтобы каждый год засевали на полях кормовые культуры - клевер, люцерну, вику и др., чтобы наполнены были погреба репой, морковью, земляными яблоками (картофелем). Важное требование, что бы телята еще в утробах заморены не были”. Племенных телят он советует оставлять под матками три недели, затем отнимать и поить “молоком съемошным и приучать к овсу”.

Как видно, профессор Ливанов коснулся всех важнейших вопросов разведения крупного рогатого скота, дав разумные советы. Столь же разумно, детально и сжато изложены в его книге вопросы овцеводства и свиноводства.

По овцеводству он ратует за введение в Новороссию тонкорунных овец, вместо посредственных и малоприбыльных овец. Нужно отметить, что тонкорунные овцы впервые были завезены в Россию уже после смерти проф. Ливанова - в 1802 г. в Гомельскую губ. к Румянцеву и лишь в 1808 г. в Новороссию (к Рувье).

В целях разрешения проблемы свиноводства он, наряду с выбором животных на племя по наиболее производительному типу, останавливается на организации кормовой базы. В качестве основных кормов для свиней он считает кукурузу, эспарцет, морковь, свеклу, пастернак, земляные яблоки.

Болотов Андрей Тимофеевич (1738-1833) был одним из основателей русской агрономической науки, много сделавшим в теоретическом обосновании и развитии российского животноводства. А.Т.Болотов был не просто культурным агрономом своего времени, но и всесторонне развитым натуралистом.

В ряде статей под общим наименованием “О выживании из яиц цыплят без наседки” Болотов критически изложил иностранный способ выведения цыплят из яиц, помещенных в толстый слой голубиного или куриного помета и предложил собственный способ инкубации яиц. Он писал об иностранном способе, что о нем сообщается во многих иностранных книгах, но “не случалось ли кому иностранному испытывать, выводить цыплят с помощью зачищенной лампады так, как я упомяну при другом случае”. Во второй статье Болотов по существу описывает настоящий инкубатор - отепленную избу или “горенку”. При этом противопоставил свой инкубатор египетскому опыту выведения цыплят в “особливых” печах, куда закладывали по 3000 яиц, а также опыту Реомюра, при котором яйца, помещенные в коробки, закладывались в бочку, обложенную двумя слоями навоза.

В обширной статье “О курах”, помещенной в ряде номеров журнала, Болотов излагает наставления о разведении кур, правильном содержании и выращивании цыплят, повышении яйценосности, оплодотворяемости яиц. При этом рассматриваются различные породы с описанием более мясных и яичных из них.

На протяжении многих лет в журналах Болотовым публиковались статьи по вопросам скотоводства, о рентабельности содержания скота в хозяйстве. В статье “Дятловина красная и белая, известия о посеве оных” Болотов писал, что голландский красный и белый клевер то же самое, что известно в России под названием дятловины красной и белой; он пропагандировал искусственные посевы кормовых трав - клевера, люцерны, тимофеевой травы. Он отмечал, что недостаточное кормление скота и лошадей является серьезным недостатком сельского хозяйства. А.Т.Болотову история русского животноводства обязана созданием учения об органической связи земледелия со скотоводством, о возможности развития его только при многопольной системе земледелия с севооборотом и травосеянием.

Василий Алексеевич Левшин много писал и переводил с собственным добавлением по скотоводству, хотя в целом он является агрономическим писателем. Общая литературная продукция В.А.Левшина громадна - до 179 томов, куда входят кроме сочинения по сельскому хозяйству, фабричной промышленности, истории, биографической и даже художественной литературе. В книге “Карманная книжка для скотоводства” по поводу значения породы и корма для продуктивности он писал:”... в скотоводстве очень многое зависит от хорошей породы, но чтоб оная размножалась и ожидаемую пользу принесла, то почва в поместье и корм равномерно должны быть хорошего состояния”. Он подробно описывает содержание и кормление каждого вида домашнего скота, “самые здоровые и крепкие телята родятся от коров среднего возраста”, которых “отбирают для завода”.

Из этого краткого обозрения можно видеть, что к XVIII веку русские ученые и практики выдвинули ряд прогрессивных положений и правил, обязательных для успешного развития скотоводства:

- введение многопольной системы севооборотов с травосеянием;

- специализация пород животных по видам продуктивности (мясной, молочной);

- отбор животных по экстерьеру, правильный подбор родительских пар по возрасту и качествам, как методы породного улучшения; рациональное скрещивание с улучшенными породами;

  • рациональное кормление и содержание, как необходимое условие повышения продуктивности животных.



Глава 9. Основоположники русской зоотехнической науки


Картина развития творческой зоотехнической деятельности наших предшественников была весьма интересной и поучительной. Но эта область и чрезвычайно обширна и весьма мало исследована.

Анализ деятельности и трудов основоположников зоотехнической науки, практически, возможен лишь с XVIII века. Помимо тех ученых, о которых говорилось в предшествующей главе, в настоящем разделе предполагается рассмотреть деятельность плеяды российских ученых, заложивших основы зоотехнической науки в России. На данном этапе эта наука в целом называлась “скотоводство”, и введение в последующем термина “зоотехния” мало что изменило в ее существе. Как видно, зоотехническая наука в России формировалась на грани агрономической и ветеринарной наук. Труды по вопросам зоотехнии мы находим как у прогрессивных агрономов, так и у ветеринарных врачей.

Крупным ветеринарным специалистом, писавшим по вопросам зоотехнии, был профессор (затем академик) медико-хирургической академии Всеволод Иванович Всеволодов (1790-1863 г.г.). В.И.Всеволодов родился в 1790 г. в селе Марьинском Нерехтского уезда Костромской губ. в семье дьячка. Первоначальное образование получил в Костромской духовной семинарии. Вопреки воли отца, не окончив семинарию, вышел из духовного звания и посвятил себя медицине. Он уехал в Петербург и поступил “казеннокоштным” студентом в Медико-хирургическую академию на ветеринарное отделение. После окончания академии был оставлен в должности прозектора зоотомии у проф. Яновского. С 1815 г. работал со званием ветеринарного лекаря I отделения, в 1816 г. стал лекарем по медицинской части.

В 1824 г. назначается инспектором Псковской врачебной управы. Ему довелось лечить А.С.Пушкина, бывшего в это время в ссылке в селе Михайловском. Он познакомился с А.С. Пушкиным и приобрел его расположение, вместе они часто ездили по уездам,- Всеволодоа по медицинским и ветеринарным делам, Пушкин собирал народные песни. В 1831 г. после смерти академика Яновского Всеволодов, тогда еще не имевший степени доктора, после пробной публичной лекции был принят “исправляющим обязанности профессора” на кафедре Медико-хирургической академи. Всеволодову пришлось читать курсы анатомии, хирургии, эпизоотологические болезни и “науку о заводах”. Через год (1832 г.) Всеволодову присвоили степень доктора медицины и звание ординарного профессора за научный труд “Наружный осмотр (экстерьер) домашних животных, преимущественно лошади”. Этим он положил основание новой дисциплине в скотоводстве - учению об экстерьере. По читаемым курсам он составил и издал учебники. Главными его зоотехническими сочинениями являются: 1) двухтомный “Курс скотоводства”, 1836-1837 г.г.; 2) “Экстерьер домашних животных, преимущественно лошади”, 1832 г.; 3) статья в военно-медицинском журнале “О развитии животного организма”, 1843 г.; 4) перевод Ластери “О разведении овец испанского племени”.

Особый интерес представляет курс скотоводства, которым Всеволодов создал научные основы животноводства, исходя из эволюционной теории. Курс охватывает два тома на 1056 страницах. Том первый дает в систематическом порядке описание: 1) всех пород и видов домашних животных, 2) диких видов, перспективных к одомашнению (в том числе лось, олень и др.), 3) видов, могущих в том или ином отношении представлять интерес для сельского хозяйства. Особенно подробно описаны основные домашние животные. Описаны основные мировые породы, а так же местные породы. Подробно описаны местные породы лошадей - киргизская, калмыцкая, украинская, донская, запорожская, вятская, обвинская, мезенская, клеппер, чухонская, сибирская, барабинская, бурятская, башкирская, агинская (енисейская), кузнецкая, саянская, тунгусская, ногайская, кабардинская, туркменская, черкесская (горская). Эти описания Всеволодова в последующие десятилетия многократно переписывались и перепечатывались другими авторами. Лучшими кавалерийскими лошадьми указаны донское и запорожское “поколение”. Отечественные породы крупного рогатого скота описаны в меньшей степени, что отражало слабую их изученность. О скоте средней России пишет, что коровы “молока по своему росту дают достаточное количество, ... к откармливанию довольно способны, дают вкусную говядину”. Из северных пород описана холмогорка. Сравнительно кратко сказано о буйволах, бизонах, оленях, овцах и козах. Более развернуто дано описание пород собак.

В главе о курах к числу “великорослых”. он относит астраханскую размером до 2 фут, давая ей следующее описание:” Голова у ней маленькая, продолговатая, плоская и гладкая, с гребнем; яиц кладет немного, но яйца бывают весьма велики и крупны. Производят ублюдков с другими петухами, весьма выгодных в хозяйстве”. В настоящее время такая порода неизвестна. Судя по описанию Всеволодова эта порода была чисто мясной и очень крупной даже в сравнении с существующими породами.

Всеволодовым скотоводство определяется как “наука ..., преподающая правила улучшать и совершенствовать содержание и размножение домашних животных, сообразно природным их свойствам”. Т.о., по Всеволодову скотоводство, как наука должно устанавливать “правила” повышения продуктивности животных. Определяя предмет науки “скотоводства”, он включает в него крупное скотоводство - крупный рогатый скот, коневодство, овцеводство, свиноводство, псоводство (собаководство), и мелкое скотоводство - птицеводство, рыбоводство, пчеловодство, шелководство.

В определение термина “порода” он вводит признак сохранения ее свойств. Порода “есть такое свойство какого-либо вида животных, по которому она при всех возможных климатических и других, касательно образа жизни, пищи и питья переменах, во внешнем образовании своем не изменяется, но всегда бывает ему верна и подобна”, “ а совокупляясь с животными другого племени” - производит плод среднего качества. Следующей единицей классификации домашних животных он называет “отродье”, определяя его: ”Отродьем называется определенное, более или менее всегда постоянное изменение в наружном виде животных какого-либо племени, населяющих целую страну или области какого-либо государства”. Низшей единицей (элементарной) выражения породных свойств скота является фамилия или семейство, выражающее “продолжение кровного родства, сообщаемого известными какими-либо отличиями от родителей потомству их до пятого или шестого колена”.

Второй том “Курса скотоводства” содержит собственно описание методов “усовершенствования” домашних животных, вопросы размножения и воспитания.

Подробно разбираются “законы происхождения ублюдков”, выбор животных на племя, необходимые условия этого выбора (здоровье животных, их возраст, время случки и подготовка к случке), “история беременности”, “содержание беременных самок”, “диэтика беременных самок”. Большое внимание уделяется воспитанию новорожденных животных и “приучение животных к климату”. Рассмотрение причин появления “выродков” или “уродов” отличает учение Всеволодова от учений немецких авторов, предлагавших излечивать, а не предупреждать появление нежелательных уклонений.

Всеволодов подробно излагает методы селекции пород путем подбора. Главным является правильный выбор животных для племенных целей (подбор), кормление и содержание, особенно беременных самок и новорожденных. Он рассматривает методы гомогенного (сходственного) и гетерогенного (несходственного) скрещивания, защищая первый в противовес второму. При “сходственном” размножении скорее “достигается цель заводчика”. Вокруг этого основного метода селекции борьба длилась более, чем столетие, вплоть до наших дней. Сторонники немецкой школы селекции восставали против метода гомогенного скрещивания, защищая гетерогенное скрещивание; основываясь на правиле независимого расщепления признаков, предлагали своего рода метод “складывания” признаков от разных животных. Точка зрения В.И.Всеволодова, как прогрессивная, отстаивалась и последующими деятелями отечественной зоотехнии - И.А.Мерцаловым, П.Н.Кулешовым, М.Ф.Ивановым.

Свой труд “Курс скотоводства” В.И.Всеволодов издал в 1836-1837 годах. В литературе имела место точка зрения, что основные вопросы зоотехнии начали излагать с Натузиуса и Зеттегаста, и кончили курсом “Общей зоотехнии” Адамца. Однако, курс “Скотоводство” Зеттегаста впервые был издан в Германии лишь в 1868 г., а в переводе на русский язык появился в 1881 г. Работа Натузиуса в переводе вышла в 1872 г. Таким образом, оба сочинения, называвшиеся “классическими”, вышли более чем на 30 лет позже “Курса скотоводства” В.И.Всеволодова. В докторскойт диссертации 1832 г. В.И.Всеволодов излагает основы учения об экстерьере домашних животных, “преимущественно лошади”. Не значит , что до Всеволодова не обращали внимания на экстерьер животного, - отличное значение экстерьера всегда было присуще хорошим практикам, основывающимся на тончайшем наблюдении за сложением скота и его конституцией. Однако В.И.Всеволодову впервые удалось оценить важность этой отрасли, обобщить и выделить в самостоятельный вопрос исследования связи между сложением тела животного и его продуктивностью. Важным шагом явилось выделение учения об экстерьере в отдельный раздел науки скотоводства. Экстерьер лошади и отчасти крупного рогатого скота он рассматривает с точки зрения хозяйственной оценки. По определению В.И.Всеволодова “... экстерьер есть часть скотоводческой науки, наставляющая дать какому-либо домашнему животному соответственно его достоинствам назначение по одному только наружному виду его”, а “обязанность экстерьериста состоит в том, чтобы знать и показать на самом деле все, как добрые, так и худые качества животного”.

Прослужив 35 лет, В.И.Всеволодов в 1847 г. вышел в отставку, продолжая заниматься научным и литературным трудом. Хотя он был признан учеными обществами (избран почетным членом Общества русских врачей, действительным членом Вольного экономического общества и др.), он умер, ведя скромную, простую и даже бедную жизнь. Скончался В.И.Всеволодов 3 декабря 1863 г., 73 лет от роду.

В.И.Всеволодов и его ученики много сделали для развития зоотехнической науки, главным образом по усовершенствованию российского коневодства. В противоположность этому агрономическое направление в русской зоотехнической науке (основоположником которого был Михайло Ливанов), свое внимание уделяло преимущественно другим видам сельскохозяйственных животных. В первой половине XIX в. в центре внимания становится овцеводство. Лишь в последней четверти XIX в на первый план выдвигаются работы по крупному рогатому скоту.

Киевский профессор С.Ходецкий (1820-1887) дал ряд ценных работ по шерстоведению: “Краткое руководство к изучению свойств мериносовой шерсти” (1847), в котором впервые введена закрепившаяся до сего времени русская терминология по шерстоведению; “Наука о шерсти”, (1845); “О шерстомойных заведениях Южной России”; “О сбыте русской шерсти за границу”, (1843). С.Ходецким издана книга “Руководство к уходу за крупным рогатым скотом”, в которой освещаются четыре основных вопроса: свойства крупного рогатого скота, разведение и воспитание, кормление и содержание, пользование скота. Ходецкий правильно ставил вопрос о специализации пород скота, считая невозможным соединение мясное направление с молочным: ”Нет ни одной породы крупного рогатого скота, в которой все три главнейшие способности его (способность к произведению мяса и жира, способность к произведению молока и способность к работе), выраженных в высшей степени, были бы соединены: даже высшие степени двух из этих способностей никогда не соединяются в одной и той же породе”.

Одной из первых специализированных монографий по крупному рогатому скоту является изданное в 1852 г. В.П.Бурнашевым “Руководство к правильному разведению, содержанию и употреблению рогатого скота и доставляемых им произведений в применении к усовершенствованному русскому хозяйству”. В этом “Руководстве” обобщены знания как научные, так и практические по вопросам русской и иностранной зоотехнии. В сводке приведено подробное описание существующих в России пород и их распространение. Бурнашев рекомендовал три способа размножения домашних животных с целью постепенного их улучшения: 1) “само в себе”; 2) “посредством помеси”; 3) “прибавкой чистой крови” внутри породы.

Размножение “само в себе” возможно тогда, когда порода уже приведена “в известную степень желаемого совершенства” и “лишена наследственных пороков”. Предполагается тщательная браковка животных, не отвечающих поставленной цели. Метод отбора по обоим родителяи Бурнашев считал одним из самых доступных: ”улучшение этим путем самой простой и даже самой дурной породы достойно величайшего внимания”. Подчеркивается, что эта работа результативна только “при тщательном содержании и правильном, обильном кормлении племенных животных”. Применение близкородственного разведения возможно лишь в целях консолидации породы.

В начальном периоде селекции Бурнашев считал целесообразным скрещивание разных пород. Им предусматривалось два способа скрещиваний: 1) соединение свойств и качеств двух различных пород с последующим разведением внутри себя. Этот метод критиковался русскими и английскими скотоводами. Лучшим считался другой способ 2) скрещивание первого поколения с одним из родителей, “более отвечающим цели”, “непрерывно продолжать случку ублюдков каждого поколения с чистыми самцами той породы, которой свойства хотят усвоить своему стаду” (поглощение).

Третий метод разведения Бурнашев называет “случкой в близком родстве”, соответствующий современному термину “линейной лекции”. При этом методе скрещиваются отвечающие целям заводчика животные одной семьи, имеющие общее родство, но воспитанные в разных условиях. В целях иллюстрации успешности этого метода автор приводит опыт Беквелла, который именно таким путем вывел породу.

Долгое время считали, что родиной учения о кормлении животных является Германия. Действительно, немецкие скотоводы и ученые внесли много ценного в теорию и практику кормления. Но уже в 1852 г. Бурнашев дает расчеты нормирования кормления не только по объему, но и по питательной ценности, в зависимости от сезона года и выполняемой животными работы. Им излагаются химические и механические способы обработки кормов.

Из крупных фигур русской зоотехнической науки XIX в. нельзя обойти академика А.Ф.Миддендорфа (1815-1894). Помещик Остзейских провинций, врач по образованию, профессор по кафедре зоологии, крупнейший путешественник и зоогеограф, он живо интересовался и много работал по вопросам животноводства. На склоне жизни он занимал зоотехническую должность по Главному управлению государственного коннозаводства; одно время читал иппологию в Николаевском кавалерийском училище.

Миддендорф занимал активную позицию в дискуссии, длившейся на протяжении почти всего XIX в. в литературе по животноводству, по вопросу о том, с чего следует начинать улучшение русского скотоводства - с приобретения иностранных пород или с совершенствования отечественных пород улучшением кормления и содержания. Сторонники отечественных пород считали, что достаточно накормить русскую корову досыта, обогреть ее в хорошем стойле, воспитать в соответствии с современными требованиями, и она станет высокопродуктивной “культурной” породой.

Миддендорф в 1872 г. опубликовал публичные лекции по скотоводству “О способах улучшения нашего скотоводства”. В этой книге он показал себя страстным поклонником улучшения русского скотоводства выписанными иностранными породами. Он это обосновал как общеизвестными фактами плохого состояния русского скотоводства, так и определенными успехами скотоводства у помещиков в Остезейских провинциях, основывающихся на скрещиваниях с завезенным голландским скотом. Он резко высказывал свое мнение о безнадежности и бесперспективности улучшения местного скота подбором в себе, его крылатой фразой была “взять нож и вырезать местный скот”, по крайней мере “большую половину его”. “Я словом и делом за разведение заграничных пород в России”, но оговаривался: ”требую соображения с местными обстоятельствами”. Пропаганда метизации, как основного средства улучшения скота, встретила отклик среди многих русских зоотехников, которые на многие годы делились на “метизаторов” и “патриотов”.

Несмотря на свои высказывания, академик Миддендорф для более объективного решения вопроса о путях улучшения скотоводства на громадных просторах России добился организации и проведения по единой широко продуманной программе “Исследования скотоводства России”. К работе были привлечены наиболее видные представители зоотехнической науки: профессор Петровский, академик Н.П.Чирвинский (1848-1920), А.А.Армельд (1833-1897) и А.А.Калантар (1855-1913) и др. Хотя по состоянию здоровья Миддендорф не принимал непосредственного участия в полевых исследованиях, как опытный биолог-морфолог и зоогеограф, он при описании скота Пермской губ. мастерски вскрыл причинную обусловленность резкого недоразвития местного скота условиями его содержания, кормления и разведения. Население стремилось содержать как можно больше голов скота ради производства навоза для земледелия, но кормление было бедным и исключительно на соломе и мякине, к весне скот приходилось подвязывать на веревках. В силу резкого недокорма беременных коров имело место голодание эмбрионов в утробе матери, возникало явление эмбрионализма - эмбрионального голодания. В результате пермячка оказалась приземиста и коротконога, что характерно для животных специализированного мясного типа. Эти мысли и выводы Миддендорфа впоследствии были развиты и экспериментально обоснованы участником экспедиции профессором Н.П.Чирвинским, а затем А.А.Малигоновым (известный в зоотехнической науке закон “основной закон недоразвития” Чирвинского-Малигонова).

Прочное основание русская зоотехническая наука получила лишь с образованием специальных высших сельскохозяйственных школ. Первой подобной школой был Ново-Александрийский институт под Варшавой (с 1818 г.), расположенный в Польше и обслуживавшийся польскими преподавателями. В первый период своей деятельности он на русскую науку не оказывал влияния. Его влияние чувствуется лишь с 90-х годов, как научного центра агрономической и зоотехнической мысли.

При Юрьевском университете в Дерпт-Тарту краткое время существовала Альткустгофская академия (1834-1839) для усовершенствования по агрономическим предметам лиц, окончивших университет. Из этой академии вышли первые профессора Горы-Горецкого агрономического института (ныне - Белорусская сельскохозяйственная академия), основанного в 1836 году, Б.А.Целинский, Б.А.Михельсон, В.И.Краузе. Из зоотехнических деятелей питомцами Горы-Горецкого института и учениками названных преподавателей были: А.М.Бажанов (1820-1889), занимавший кафедру зоотехнии в Петербургском земледельческом институте; И.Н.Чернопятов (1824-1879), бывший первым профессором зоотехнии Петровской земледельческой академии.

Профессор Петровской академии Илья Никитич Чернопятов сыграл видную роль в истории отечественной зоотехнической науки. Его исследовательская зоотехническая работа касалась овцеводства и шерстоведения. Его магистерская диссертация “О шерсти в хозяйственном и фабричном отношении” (1863) была главным образом работой по микроскопическому исследованию шерстей. Заслуживает внимания его “Исторический очерк развития тонкошерстного овцеводства в России и обозрение нынешнего положения его”, М., 1873 .

И.Н.Чернопятов провел ряд зоотехнических экспедиций по областям России, описание которых дал в ряде журнальных статей и в книге “Скотоводство в северных и средних губерниях России и меры к его улучшению”, М., 1872. Им написан также один из первых подробных курсов общего животноводства - раздел “Скотоводство” (532 стр.) в “Настольной книге русских сельских хозяев”, СПБ (1876), включающий основы разведения, кормления, птицеводства, рыбоводства и пчеловодства. Это была третья непереводная книга, где вопросы питания и кормления сельскохозяйственных животных излагались на основе данных химических анализов. За 10 лет до нее вышла книга профессора химии Горы-Горецкого института К. Шмидта “Химия и физиология в применении к растениеводству и животноводству”, и в 1866 книга Шмулевича “Кормление домашних животных”, 1874.

Плохое состояние скотоводства Чернопятов видит как следствие недостаточного кормления и неудовлетворительной базы. Считает необходимым улучшение лугов и травосеяние. И.НЧернопятов скептически относится к улучшению животноводства скрещиванием выписным скотом, считает наиболее рациональным способ улучшения породы в себе, “примесь чужой крови не принесет пользы, если останутся прежние условия воспитания”. В качестве примера он указывает на хозяйство известного агронома-практика И.Н.Шатилова, в котором некоторые из русских улучшенных коров легко принять за улучшенных шортгорнов. Наиболее ярким примером совершенствования местной породы Чернопятов приводит ярославский скот, считая, что основная роль в создании этой породы принадлежит местным условиям. “Ярославский скот образовался под влиянием естественных климатических и физических условий и уже в настоящем своем состоянии представляет довольно хороший молочный скот.

В деле практической пропаганды перспективности местного среднерусского скота проявили себя ряд хозяев-помещиков, среди которых можно отметить Н.С.Серова и Д.А.Путяту.

В Бежецком уезде в хозяйстве Нила Сергеевича Серова от простого русского скота в год на корову получали 6-8 пудов масла или 3600 кг молока. Известие об этом опыте озадачило приверженцев “высококровных” пород, поскольку лучшие иностранные породы давали такой же удой лишь при обильном кормлении. Были попытки дискредитировать хозяйство Серова, опровергнуть его факты. Была создана специальная комиссия от Комитета скотоводства Московского общества сельского хозяйства. Комиссия подтвердила высокую молочную продуктивность коров хозяйства Серова. Химическими исследованиями в лаборатории Петровской академии в 1868 г. было установлено, что выработанное в хозяйстве Серова масло имело 78% (что было нормально), а не 54 %, как утверждали недоброжелатели. Хозяйство Серова посещал большой знаток молочного скотоводства Н.В.Верещагин. Бывший в составе вышеуказанной комиссии И.Н.Чернопятов, установил, что в стаде Серова преобладал местный скот двух типов, встречающихся на территории Валдайской возвышенности и в низменностях между отрогами этой возвышенности. “Секрет” высокой продуктивности скота в хозяйстве Серова состоял, во-первых, в создании условий интенсивного кормления за счет введения травосеяния, и во-вторых, он вел подбор, скупая лучших животных в крестьянских хозяйствах, испытывая его на молочную продуктивность при обильном кормлении, и оставлял лучших для воспроизводства, создавая тем самым стадо высокопродуктивных коров. Кормление коров было обильным, травостой на пастбище был такой, что его можно было косить. Льняные жмыхи давались скоту почти в изобилии.

Еще более убедительные факты возможности повышения продуктивности местного скота были получены Д.А.Путятой.

Хозяйство помещика Дмитрия Александровича Путяты находилось в селе Бессоново Вяземского уезда Смоленской губернии. В хозяйстве содержалось 250 голов местного крупного рогатого скота, размножаемого и улучшаемого без примеси посторонних кровей. Работать с местным малопродуктивным скотом Д.А.Путята начал с 1848 года. В течение 5 лет почти от одного и того же числа коров стали варить вместо 300 - 1000 пудов сыра в год. Наружные формы животных совершенствовались настолько, что способ улучшения стада не мог вызвать сомнений. В течение 7 лет с 1865 по 1872 г.г. наблюдалось непрерывное повышение среднего удоя на корову, удой возрос с 58,3 ведер на корову в 1865 г. при стаде 112 коров дойных до 143 ведер на корову в 1872 г. при стаде в 105 дойных коров. В итоге удойность на корову была повышена до 200 ведер.

Одним из оппонентов Д.А.Путяты был А.Ф.Миддендорф. Миддендорф посетил хозяйство для обследования положения дел на месте. В напечатанном отчете он вынужден был признать, что молочное стадо Путяты представляет высокую ценность, как по продуктивности, так и по экстерьеру.

На Первой Всероссийской выставке в 1869 г. скот из хозяйства Д.А.Путяты был признан в качестве улучшающей породой наряду с холмогорской и ярославской. Рекордисткой на выставке была корова Перших, 10 лет, 8 отелов, живая масса около 300 кг, удой 200 ведер - она была награждена золотой медалью. Исходным поголовьем были мелкие крестьянские коровенки, приобретаемые по 7-8 рублей за голову, и весящие 10-12 пудов (160-185 кг).

Иван Антонович Мерцалов происходил их среды мелких помещиков и владел деревней Паньковки на левом берегу реки Казенного Горца в Бахмутском уезде Екатеринаславской губернии. В молодости служил в кавалерии, в конце первой четверти XIX в. ушел в отставку и занялся сельским хозяйством. Он был тонким знатоком тонкорунного овцеводства, в 1860 г. вышла в печати первая часть его записок под заглавием “Записки о разведении испанских овец - помещика Бахмутского уезда Мерцалова...” и в 1865 г. вторая часть “Записки о сортировке испанских овец и о качествах производимых ими шерсти”.

П.Н.Кулешов в 1890 г. писал, что Мерцалову “южнорусские овцеводы должны быть признательны за образование типа мериносовых овец русского инфантадо, весьма пригодного для условий климата и требований шерстяного рынка”. Мерцалов писал, что “по суровости климата, многочисленности стад и пространству наших степей, со временем эти овцы (испанские) должны получить в нашем отечестве новый вид: они будут тонкошерстны, но по наружным формам должны быть не испанские и не английские, а тонкошерстные русские”.

В своей практической работе И.А.Мерцалов исходил из теории развития пород под влиянием климата, содержания и отбора. Д.Запара писал, что И.А.Мерцалов “отстоял для нашего края тяжеловесную породу инфантадо, применив ее к условиям нашего климата и местности” и что поэтому “он вполне может быть назван отцом тонкорунного овцеводства восточной Украины”. В первой части своих “Записок” И.А.Мерцалов излагает вопросы “содержания овчарни”: режим зимнего кормления и летней пастбы овец, водопоя, дачи соли, указывает время и возраст случки животных для улучшения потомства, приводится также “лечебник” болезней. Возраст случаемых животных он относил к числу физиологических факторов, влияющих на формирование породы. Он рекомендует спаривать овец в возрасте двух с половиной лет и резко возражает против ранней случки. Он писал “... каждый порядочный чабан очень хорошо знает, что овцы, вступая в случку в раннем возрасте, теряют рост и силу статей в будущих поколениях. Преждевременная случка доказывает только то, как мало наши овцеводы думают о будущих судьбах своих заводов”. Регулирование временем случки животных И.А.Мерцалов использует как метод селекционной работы, как один из способов образования породы животных с большим весом и ростом и крепкой конституцией. “Чтобы дать овцам предположительный рост и силу, мало одного хорошего содержания; для этого необходимо выдержка от случки до двух с половиной лет”.

Во второй части “Записок” описывается “заводская сортировка, или искусство вести завод”. Эта часть в 42 страницы составляет основы теории создания породы овец. Автор рисует широкие перспективы русского тонкорунного овцеводства. И.А.Мерцалов 27 лет своей жизни посвятил делу развития тонкорунного овцеводства на юге России, в результате чего им была создана порода овец, благодаря которой удалось сохранить мериносовое овцеводство юга России от преждевременного вымирания. Выводы его о породном разведении и методах улучшения породы явились ценным вкладом в теорию породообразования. Правильно оценив биологическое значение климата и условий разведения овец на юге России Мерцалов более ста лет назад пришел к выводу о необходимости создания мясо-шерстного направления в овцеводстве. “Отличительными признаками южно-русских тонкошерстных овец должны быть большой рост и крепость. ...Эти качества им необходимы ... при кочевом или полукочевом содержании, невзгодах нашего климата и многочисленности наших овчарен”. Гармоничное сочетание двух хозяйственно ценных свойств (высокого веса, крепкой конституции при высокой шерстной продуктивности) отвечало суровым условиям пастбищного содержания овец. Он отмечал, что его овцы легко переносят морозы до 20?С, не давая убыли, тогда как в овчарнях, где увлеклись только тониной шерсти, забывая прочие качества, при морозах наблюдался большой отход.


1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Похожие:

Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки москва 2000 Российский Университет дружбы народов Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки (учебное пособие) iconВ. Д. Жариков, М. К. Кривенцева, Р. В. Жариков история и методология науки: от Аристотеля до наших дней Тамбов 2009
Учебное пособие предназначено для магистров дневного и заочного отделений экономических специальностей. Данное учебное пособие может...
Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки москва 2000 Российский Университет дружбы народов Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки (учебное пособие) iconУчебно-методическое пособие. Ульяновск: УлГУ, 2005. 112 с
История и философия науки", "История и философия естествознания" и "Фило­софия и методология науки". Оно охватывает основной комплекс...
Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки москва 2000 Российский Университет дружбы народов Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки (учебное пособие) iconФилософия науки: история и методология
Просвещения, то в гаком понимании век никогда не совпадает с хронологическими рамками столетия. Он то больше, то меньше ста лет,...
Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки москва 2000 Российский Университет дружбы народов Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки (учебное пособие) iconПрограмма вступительного экзамена по специальности: 22. 00. 01- теория, методология и история социологии социологические науки Раздел I
Цель и задачи курса «Социология», его роль и значение в социогуманитарной подготовки кадров системы высшего образования. Проблема...
Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки москва 2000 Российский Университет дружбы народов Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки (учебное пособие) iconУчебное пособие Москва 2010 Федеральное агентство по образованию государственный университет управления
Допущено Научно-методическим советом Государственного университета управления в качестве учебного пособия по дисциплине «Отечественная...
Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки москва 2000 Российский Университет дружбы народов Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки (учебное пособие) iconТеория исторического процесса
Сущность, формы и функции исторического знания. Роль исторической науки в его формировании. Предмет и объект исторического исследования....
Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки москва 2000 Российский Университет дружбы народов Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки (учебное пособие) iconМ. Ю. Зеленков мировые религии: история и современность учебное пособие
Зеленков М. Ю. – Мировые религии: история и современность: Учебное пособие. – М.: Юридический институт миита, 2003. – 252 с
Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки москва 2000 Российский Университет дружбы народов Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки (учебное пособие) iconКурс лекций Москва 2008 Содержание Лекция Введение 3 Лекция Научные знания в средневековой Руси и окружающем мире 9 Лекция История науки и техники в XIV первой половине XVII вв. 19
Лекция Развитие науки и техники в России в Новое время (вторая пол. XVII-XVIII вв.) 26
Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки москва 2000 Российский Университет дружбы народов Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки (учебное пособие) icon4. Сведения по показателям государственной аккредитации
История науки и техники, 08. 00. 01 Экономическая теория, 09. 00. 11 Социальная философия, 12. 00. 01 Теория и история права и государства;...
Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки москва 2000 Российский Университет дружбы народов Л. В. Куликов история и методология зоотехнической науки (учебное пособие) iconУчебно-методический комплекс по дисциплине «История и методология биологии» составлен в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по специальности.
...
Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница