А лександр Мирер выдающийся мастер современной фантастики. Великолепно выстроенный сюжет, нетривиальность идей, отточенный стиль, глубина осмысления образов

НазваниеА лександр Мирер выдающийся мастер современной фантастики. Великолепно выстроенный сюжет, нетривиальность идей, отточенный стиль, глубина осмысления образов
страница80/80
Мирер А И
Дата конвертации22.05.2013
Размер4,73 Mb.
ТипДокументы
1   ...   72   73   74   75   76   77   78   79   80

Во имя спасения


Прожекторы Холодного погасли. Извержение продолжалось во тьме. Слабый свет маяков освещал поверхность спутника, покрытую кипящей жидкостью. Фонтан жидкого гелия бил в пустоту, вздымаясь над густым облаком грозной кислородно-водородной смеси. Из облака вылетали, мигая аварийными лампами, балоги в скафандрах — экипаж покидал Холодный. Взрыв мог ударить в любую секунду.

Планета потрясенно молчала. В эфире слышались голоса пилотов спасательных ракет. На экране было видно, как они ложатся в дрейф вокруг Холодного и подбирают экипаж спутника. Командор Пути отметил, что экраны очистились — “молоко” испарилось с обшивки. Незнакомый голос предупредил, что за его предусмотрительностью идет ракета со спутника Сторожевого. Тогда Джал быстро проверил скафандр и поднял Тафу. Пришлось проверить и его скафандр. Пилот не шевелился, только дышал, похрипывая.

В корабле было светло. Никто из команды не пришел встретить командора Пути. Выбравшись из путаницы ракетных дюз, Джал увидел четыре фигуры — Тачч, Нурры, Клагга и безжизненного пита. Они молчали. Нурра и Машка — из осторожности, Клагг — с перепугу, а пит — потому что в нем не было Мыслящего. Джал распорядился:

— К кормовому люку, порученцы! Живее!

Надо было спешить, пока не пришла ракета со Сторожевого. Идти туда, в лапы к Диспетчеру и Десантнику, было вовсе ни к чему.

— Господин начальник Охраны, поручаю вам пилота. Отправите в главное хозяйство. Идите в корабль.

Клагг отсалютовал, подхватил Тафу и поскорей прыгнул в коридор. Мелькнули его башмаки, дурацки растопыренные в полете.

“Вот и все”, — подумал Севка Они вышли в Космос, уцепились за решетку временного причала. Нурра деловито закрепил свою ношу, первосортное искусственное тело, за карабин на поясе, чтобы не улетела в пустоту. Проговорил:

— Вот сейчас и ахнет…

Действительно, корабль и Холодный, окутанные смертоносным облаком, приближались к краю планетной тени. Мрачная радуга космического восхода уже играла на броне. Корабль, как стена, вздымался за спинами, а впереди был Космос. Молчаливые звезды. Севка толстыми от защитных перчаток пальцами достал “поздравительную пластинку”. На ней было одно лишь слово: “Иду”. Мимо причала плавно, как лифт, скользнула спасательная ракета, на секунду ослепила оранжевым маяком — и сейчас же над темной стороной планеты появился другой, двойной опознавательный огонь. Оранжевый с белым, сигнал Охраны.

— За нами, — сказала Машка.

“Иду. Иду. Иду!..” — бежало по пластинке.

“Хвалился, что можешь забрать в любую секунду, — подумал Севка об Иване Кузьмиче. — Длинные же выходят секунды…” Он сунул пластинку в карман, выключил радиостанцию скафандра, прижал свой шлем к Машкиному, а Нурру придвинул рукой и сказал:

— Лучеметы наизготовку. К Сторожевому не пойдем.

Сквозь толстые скорлупы шлемов он вдруг увидел, что Машка-Тачч смотрит мимо него и пощелкивает челюстями, как от сильного изумления. Он оглянулся — пит ожил! Это не могло быть обманом зрения. Облегченный скафандр для искусственных тел позволял видеть, как пит характерно потягивается, хлопает веками — получил Мыслящего… И уже неуловимо быстрым движением, недоступным балогу, отстегнулся от штанги причала, прижал свой шлем к Севкиному и сказал:

— Я пришел. Вы уйдете через одну восемнадцатую.

Гулкий металлический голос. Два изумленных лица перед глазами — в пузырях шлемов, сквозь которые мутно светят звезды. И неподвижное лицо пита. Глянцевитое, начищенное, мертвое. Вот что значило “иду”, подумал Севка. Вот так Учитель… Значит, мы сейчас уйдем и не узнаем, что будет дальше. А пит заговорил снова:

— Где Мыслящий Номдала?

— Кого-кого? Ты у меня поговоришь! — рявкнул Нурра.

— Ты — Нурра? — спросил пит. — Твое полное имя?

— Нурра, сын Эри… Благодетель, что ему надо?!

— Мы — Шорг. Во имя спасения, — раздельно произнес пит.

Нурра с неистовой яростью бросился на Учителя-пита. Стал трясти. Тот невозмутимо повторял:

— Где Мыслящий Номдала?

— Шорг, Шорг! — вопил Нурра и тряс его.

— Отпусти нас! — проговорил пит.

Приближающаяся ракета Охраны осветила их прожектором, ослепила. “Нурра сошел с ума”, — подумал Севка и стал отдирать его от Шорга. Безумец немедленно бросил пита, налетел на Севку, схватил за горловину скафандра, прижал к себе и заорал:

— Во имя спасения! Это Шорг, вождь Замкнутых!

— Молчи, — сказал пит. — Слушай, мальчик. Сейчас вы вернетесь на Чирагу. Пусть вас ничто не удивляет. Вас будут расспрашивать. Расскажите все, что видели и знаете.

— Конечно, как же иначе? — удивился Севка. — Но…

— Заложи Номдала в “посредник” и передай его Нурре, — сказал пит. Севка повиновался. — Нурра, пересадишь Номдала в командора Пути, когда инопланетные уйдут.

— Если успею, — проворчал Нурра. — Охранюги…

Прожектор светил в полную силу. Наверно, “Рата” подтягивалась к самому причалу. Севка не мог ее видеть — они опять стояли, сдвинув шлемы. Он спросил:

— Номдал тоже Замкнутый?

Пит зашевелил челюстями, но Севка уже не слышал его слов. Время и пространство сдвинулись. Пронзительно-голубой свет прожектора стал оранжевым, и в нем обнаружились объемные изображения. Странно изогнутые, словно сделанные из жидкого теста, перед Севкой проплыли: Великий Диспетчер — неподвижный, хмурый, в снежно-белом комбинезоне; Великий Десантник — хищно настороженный, в желтом комбинезоне с черным квадратом лаби-лаби на груди. Лицом к лицу с ними стояли Номдал, Нурра, Тачч и вождь Замкнутых. Тачч сжимала в руке страшное оружие, распылитель, и все это не было изображением, но действительностью, в которой Севке и Машке уже не было места. Севка лишь подумал: “Распылитель? Это же на спутнике! Ведь пробьет кожух — и всем им конец…” Севку и Машку заволокло белым туманом, закружило винтом, и они исчезли. Потянулось ничто и нигде, потом кончилось, они вдохнули хвойный ночной воздух, ногами ощутили землю и услышали тихий шум деревьев и перестук ночной электрички.

Странное время


Они стояли перед клумбой анютиных глазок и держались за руки. Было очень темно. Совсем как в ту ночь, с которой начались их приключения. Чуть белела веранда, светились пятнышки белых анютиных глазок, и, когда отстучала электричка, стало слышно жужжание пчелы на клумбе. Совсем как в ту ночь.

Пчела пожужжала и смолкла — заснула. Откуда-то доносились неясные звуки. Не то голоса, не то повизгиванье. А Машкина рука была теплой и шершавой, как всегда.

В свободной руке ее была расческа “Как же так? — подумал Севка. — Что же, мы все дни так и простояли у клумбы, и Машка держала расческу?” В этот момент она бросила расческу, придвинула лицо и поцеловала Севку. И он ее поцеловал, и некоторое время они стояли неподвижно, щека к щеке, и было очень странно и чудесно. Она отодвинулась первой и прошептала:

— Сколько же времени прошло?

— Не пойму, — прошептал Севка.

Он оторвал подошвы от земли, подкрался к веранде, влез на край фундамента. Нос его прижался к пыльному стеклу. За стеклом было совершенно уже темно, пришлось долго щуриться и вертеть головой, пока удалось рассмотреть светлый прямоугольник раскрытой книги. Мать спала спокойно, и… Севка придержал дыхание. Книга шевельнулась, захлопнулась и исчезла. Заскрипела старая раскладушка — мать поворачивалась на бок.

Совсем как в ту ночь. За несколько секунд перед тем, как они прикоснулись к белому туману, мать проснулась и положила книгу, думая о нем, Севке… И еще — расческа. Он спрыгнул на землю.

— По-моему, это все еще сегодня.

— По-моему, тоже…

Они поискали в траве расческу и пошли, держась на некотором расстоянии друг от друга.

Вот старая ель. Ого, какая здоровая стала муравьиная куча! Смотри-ка, георгины! В темноте они казались бархатно-черными. Но сегодня их еще не было. Из цветов были анютины глазки да табак. А теперь — георгины. И запахи другие — не ранним уже, а поздним летом пахло в саду. Густая летняя роса брызгала по коленям.

Значит, прошло много дней. Может быть, несколько недель. Сколько — Севка и Машка не знали, потому что они побывали там, оставаясь здесь. Сейчас они уже помнили, как отцветал табак и распускались георгины, а сегодня днем Севка налетел на забор и погнул велосипедную раму. В том “сегодня” велосипед был цел.

Кто-то привел здешних Машку и Севку навстречу тамошним, на то же место, откуда они уходили. Позаботился, чтобы с ними была расческа. Поняв это, они внезапно, зверски захотели спать. Вдруг как подушкой ударило по голове. Впору лечь прямо в мокрую от росы траву. Севка был уверен, что на обратном пути заснет совсем, но шел, потому что по вечерам всегда провожал Машку до дома.

На гуровской даче был полный свет во всех окнах. Ходили неизвестные люди Во дворе стояли две “Волги”. Машка остановилась и внимательно рассмотрела суету.

— Сегодня разговаривать не пойду, — предупредил Севка. — Спать хочу невыносимо.

— Я туда и вовсе не собираюсь. Вот еще! — строптиво сказала Машка. — Его-то уже нет, ушел… Жалко, честное слово!

По сухой, теплой дорожке пошли к Машкиному дому. Скворчат не было слышно — выросли. Севка в полудреме оглядывался. Темнота складывалась в странные фигуры. Вот медведь на шести ногах… Севка спросил:

— Как ты думаешь, там удастся?

— Трудно им, — буркнула Машка. — А тебе, наверное, тоже было трудно. Я тебя здорово подвела?

— Я бы один там пропал, — сказал Севка.

— Ничего бы ты не пропал. Просто одному всегда тяжелей.

Они оба были правы. Очень хорошо было идти по твердой, теплой земле и держаться за руки.

Москва, 1972–1991

 Инструктор говорит стрелку, что пуля попала в восьмой пояс мишени, ниже и правее центра — по линии часовой стрелки, показывающей на циферблате цифру “четыре”.
1   ...   72   73   74   75   76   77   78   79   80

Похожие:

А лександр Мирер выдающийся мастер современной фантастики. Великолепно выстроенный сюжет, нетривиальность идей, отточенный стиль, глубина осмысления образов iconРоберт Хайнлайн Чужак в чужой стране История будущего
Сша. По опросу журнала «Локус», Хайнлайн назван «Лучшим автором нф всех времен», он — первый обладатель титула «Гранд Мастер», лауреат...
А лександр Мирер выдающийся мастер современной фантастики. Великолепно выстроенный сюжет, нетривиальность идей, отточенный стиль, глубина осмысления образов iconРэй Брэдбери Рэй Брэдбери (Том 2 й дополнительный) Библиотека современной фантастики
Огромное око плыло в пространстве. А где то за ним, среди металла и механизмов, пряталось маленькое, человечье: человек смотрел и...
А лександр Мирер выдающийся мастер современной фантастики. Великолепно выстроенный сюжет, нетривиальность идей, отточенный стиль, глубина осмысления образов iconЗнание, богатство и сила на пороге XXI века
...
А лександр Мирер выдающийся мастер современной фантастики. Великолепно выстроенный сюжет, нетривиальность идей, отточенный стиль, глубина осмысления образов iconА. Е. Годин Развитие идей Московской философско-математической школы
Развитие идей Московской философско- математической школы. Издание второе, расширенное. – М.: Красный свет, 2006. – 379 с
А лександр Мирер выдающийся мастер современной фантастики. Великолепно выстроенный сюжет, нетривиальность идей, отточенный стиль, глубина осмысления образов iconМихаил Афанасьевич Булгаков Мастер и Маргарита Михаил Булгаков Мастер и Маргарита Москва 1984
Текст печатается в последней прижизненной редакции (рукописи хранятся в рукописном отделе Государственной библиотеки СССР имени В....
А лександр Мирер выдающийся мастер современной фантастики. Великолепно выстроенный сюжет, нетривиальность идей, отточенный стиль, глубина осмысления образов iconКонкурс лучших учителей образовательных учреждений Белгородской области мастер класс капба Людмилы Степановны учителя русского языка и литературы
Капба Людмила Степановна, учитель русского языка и литературы, муниципальное общеобразовательное учреждение «Лицей №3»., город Старый...
А лександр Мирер выдающийся мастер современной фантастики. Великолепно выстроенный сюжет, нетривиальность идей, отточенный стиль, глубина осмысления образов iconАлександр Афанасьев Период распада
Автор предупреждает, что данная книга относится к жанру фантастики и все действия, события и персонажи являются вымышленными
А лександр Мирер выдающийся мастер современной фантастики. Великолепно выстроенный сюжет, нетривиальность идей, отточенный стиль, глубина осмысления образов icon«Тихий океан»
Дидактическая цель: Создать условия для осознания и осмысления блока новой учебной информации средствами критического мышления
А лександр Мирер выдающийся мастер современной фантастики. Великолепно выстроенный сюжет, нетривиальность идей, отточенный стиль, глубина осмысления образов icon4 Результаты участия учащихся в олимпиадах, конкурсах, научно практических конференциях
Разработка урока. Тема: Стили литературного языка. Публицистический стиль
А лександр Мирер выдающийся мастер современной фантастики. Великолепно выстроенный сюжет, нетривиальность идей, отточенный стиль, глубина осмысления образов iconГипнотические приемы в общении
В книге сделана попытка осмысления проблем гипноза, внушения и манипуляции сознанием, которые в эпоху информационных технологий приобрели...
Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница