Происхождение и эволюция российского баптизма (на материалах Волго-Вятского региона)

НазваниеПроисхождение и эволюция российского баптизма (на материалах Волго-Вятского региона)
страница3/5
Ярыгин Николай Николаевич
Дата конвертации21.05.2013
Размер0,59 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4   5
третьей главе «Духовные и социальные процессы в баптизме в послевоенный период» исследуется динамика секуляризации в евангельско-баптистском движении советского времени в послевоенный период, образование Союза евангельских христиан-баптистов (Союза ЕХБ), его раскол и последствия. Рассматривается борьба реформистских и консервативных сил внутри евангельско-баптистского движения, влияние процесса секуляризации на «жизненный мир» баптистов.

В параграфе 1 «Образование и деятельность Союза ЕХБ» анализируется образование в военный период Союза ЕХБ. Благодаря правительственным мерам по расширению прав верующих в 1942 году начался объединительный процесс между евангельскими христианами и баптистами, а в 1944 году образовался Союз ЕХБ. Становление Союза ЕХБ, расширение прав верующих приветствовалось в руководящих религиозных кругах1. Однако долгожданное формальное объединение этих родственных течений вовсе не способствовало единению идейному; размежевание по линии модернизм – фундаментализм в новом союзе лишь временно отошло на второй план на фоне объединительных стремлений. В 1945 году к Союзу ЕХБ присоединилась часть пятидесятников, а в 1963 году – братские меннониты. Пятидесятничество в свою очередь изначально пополнялось консервативно настроенными баптистами и евангелистами. Если между баптистами и евангельскими христианами отсутствовали принципиальные догматические и обрядовые различия, то пятидесятники и меннониты вносили в этом плане в Союз ЕХБ явный диссонанс, что также никак не придавало ему крепости. Причем история зарождения и распространения пятидесятничества в России – это весьма жесткая борьба его за души неофитов с баптизмом и евангелизмом, а тут судьба свела эти направления в один союз. В итоге ничего хорошего это объединение изначально не предвещало, что и показали последующие события второй половины ХХ века.

В послевоенное время в областных центрах Волго-Вятского региона общины ЕХБ, получив государственную регистрацию, значительно укрепили свои позиции. Подобная картина наблюдалась и в других районах страны. Между тем существенную долю состава общин по-прежнему представляли женщины среднего и старшего возраста, здесь уже сказались годы прошедшей войны. Среди главных причин послевоенного роста числа верующих можно назвать улучшение государственно-церковных отношений, а также тяготы и страдания, связанные с войной.

Параграф 2 «Раскол в Союзе ЕХБ» посвящен структурному кризису в Союзе ЕХБ. Данное событие случилось в начале 1960-х годов, оно обозначило отсутствие единства в евангельско-баптистском движении, вскрыло различные взгляды на пути его развития. В целом сказалось наследие изначального деления баптистов на частных и общих. Евангельские христиане, по-прежнему придерживающиеся учения общих баптистов, заняли лидирующее положение в образованном в годы войны Союзе ЕХБ, они выступали за реформы, тогда как собственно баптисты во многом придерживались консервативных взглядов. Недовольные руководством Союза ЕХБ консервативные круги организовали «инициативную группу» (позднее Совет церквей ЕХБ) и вышли из его состава. Первоначально за «инициативниками» пошло немало сочувствующих верующих1. Были попытки даже использовать это движение в политических целях. Раскольники шли на сознательное нарушение советского законодательства о религиозных культах, в частности – отказывались от регистрации общин в органах власти, обучали детей религии, практиковали публичную миссионерскую деятельность и т. п. От приверженцев Союза ЕХБ «инициативников» отличало нравственное высокомерие, закрытость для окружающего мира, общая социальная инертность. К середине 1970-х годов Совет церквей ЕХБ, взяв курс на изоляцию, потерял актуальность и в нем обозначился организационно-структурный кризис. В свою очередь руководство Союза ЕХБ предпринимало неоднократные попытки восстановить утраченное единство, но всякий раз оно наталкивалось на глухую стену непонимания со стороны «инициативников».

В Союзе ЕХБ в 1966 году был принят единый символ веры, отражавший смешанный характер данного религиозного объединения, то есть в нем зафиксированы были вероисповедные положения как частных, так и общих баптистов. Определяющим тезисом в нем закрепилось единство веры и морали – Бог есть любовь. Хотя участие верующих в общественной жизни страны ограничивалось сотрудничеством с Советским фондом мира, сторонники Союза ЕХБ не отгораживались от окружающей действительности, но организационно-структурный кризис нарастал и в их среде.

В параграфе 3 «Последствия раскола в Союзе ЕХБ» рассматривается региональная динамика раскола в евангельско-баптистском движении. По общинам ЕХБ Волго-Вятского региона с начала 1960-х годов также прошла череда расколов, аналогичная союзному, повсеместно образовались общины «инициативников». Причины раскола на местах были довольно различные, имели комплексный характер. Зависело это от состава верующих, личных амбиций руководителей, исторических условий формирования конкретной общины. Причем первоначально общины раскольников выглядели даже более динамичными, нежели входившие в Союз ЕХБ. Однако вскоре их активность резко снизилась, они стали терять своих сторонников, замыкаться во внутриобщинной жизни. Ещё ранее практически остановился количественный рост общин, входивших в Союз ЕХБ. Несмотря на обилие цифр в официальных докладах региональных лидеров ЕХБ, это стало заметным уже с начала 1960-х годов, и им всё реже приходилось обновлять количественные показатели от одного мероприятия к другому. Наблюдалось старение состава верующих, падение образовательного уровня, увеличение не занятых в общественном производстве, по-прежнему в общинах преобладали женщины. Причем увеличение количества верующих если и шло, то исключительно за счёт внутренней миссии, то есть за счёт семей самих верующих, всё-таки показатели рождаемости тогда ещё превышали смертность. В целом структурный кризис в баптизме с начала 1960-х годов характерен для всех регионов страны.

В параграфе 4 «"Жизненный мир" баптистов и секуляризация» анализируется образ жизни евангельских христиан-баптистов, сложившийся в советский период. Он весьма точно отражал общую динамику секуляризации, модернистские и фундаменталистские тенденции в баптистской среде. Модернистские настроения были более свойственны сторонникам Союза ЕХБ, фундаменталистские – Совету церквей ЕХБ. Проявление процесса секуляризации в советском обществе верующие трактовали по-своему. Нарастающий отход от веры они считали предвестием приближения последних времен, в проповедях всё чаще звучали апокалипсические мотивы. Социологические исследования религиозной ситуации в советский период постоянно фиксировали снижение образовательного уровня верующих, «старение» общин, сокращение доли мужчин, работающих верующих в общинах ЕХБ. Миграционные процессы в стране вели к сокращению количества общин в сельской местности. Нарастала отчужденность верующих на бытовом и социальном уровне. Верующие намеренно противопоставляли себя обществу, при всяком удобном случае демонстрировали явный нравственный ригоризм. Особенно это было заметно в среде «инициативников», даже в адрес приверженцев Союза ЕХБ они проявляли нарочитое высокомерие.

Основным источником воспроизводства религиозного мировоззрения оставалась семья – домашняя церковь. Хотя формально провозглашалось равенство мужчины и женщины, фактически женщина находилась в подчинении мужчины, это проявлялось в семейно-бытовой, религиозной жизни. Однако воспитание детей в семье всецело ложилось на женские плечи. Большое значение придавалось религиозному воспитанию детей в семье, так как общины пополнялись в основном именно за счёт детей самих верующих1. Матери полностью отдавались духовному воспитанию детей, причем делалось это не спонтанно, а по строго разработанной системе с учетом психолого-педагогических методик, навыков и воспитательного опыта. Пристальное внимание к детям, их духовному развитию проявляли в первую очередь «инициативники», что вело к многочисленным нарушениям советского религиозного законодательства, отчуждению и изоляционизму верующих школьников в среде учащихся. Не меньшее значение в воспроизводстве религиозного сознания отводилось и проповеди, она строилась по всем правилам риторики.

В итоге социальная среда евангельских христиан-баптистов приобретала всё более ограниченный характер, сужался круг общения, а пополнение общин практически шло за счёт внутренней миссии. Браки заключались в своем кругу, в противном случае следовало отлучение от церкви, обратное принятие возможно было лишь при условии обращения в веру другого супруга. Однако к началу 1970-х годов процесс десакрализации коснулся и семейной стороны жизни верующих, руководство Союза ЕХБ разрешило смешанные браки. Само по себе вероучение евангельских христиан-баптистов не требует изоляции от общества, но консервативно настроенные круги постоянно поддерживали положение о том, чтобы верующий с головой уходил в жизнь общины, замыкался в религиозной атмосфере. В сочетании с нравственным ригоризмом всё это в результате вело к тому, что процесс секуляризации в евангельско-баптистской среде шел сравнительно медленнее, чем в православной.

В четвертой главе «Современные тенденции в российском баптизме» характеризуется состояние российского баптизма постсоветского периода. Анализируется распад Союза ЕХБ и образование новых религиозных объединений, рассматривается влияние модернизма и фундаментализма в российском баптизме, интеграция современных протестантских течений на базе неоевангелизма.

Параграф 1 «Распад Союза ЕХБ» посвящен анализу современного состояния российского баптизма. Существенные перемены в политической жизни российского общества рубежа 1980–1990-х годов внесли значительные коррективы в деятельность Союза ЕХБ. Религиозное законодательство Советского Союза, а затем и России претерпело значительные изменения в плане освобождения религиозных организаций от излишней опеки. Союз ЕХБ пережил большие структурные изменения, практически распался: его покинули пятидесятники и братские меннониты. Организованный на его основе в 1991 году Российский союз ЕХБ вошел в Евро-Азиатскую федерацию союзов ЕХБ СНГ, однако он также оказался весьма нестабильным образованием. В нём по-прежнему проявлялись модернистские и фундаменталистские настроения. Несогласные с руководством Союза ЕХБ покидали его и создавали свои региональные структуры и объединения. Последние сосредоточили свои усилия на работе с молодежью, на евангелизационной деятельности. Постепенно демографическая ситуация в общинах начала меняться в сторону увеличения доли молодежи, повышения образовательного уровня, выравнивания доли мужчин и женщин. Совет церквей ЕХБ практически не претерпел никаких изменений со времен советского периода. В нём ещё более усилились изоляционизм и противостояние Союзу ЕХБ. Многие региональные общины ЕХБ, сложившиеся десятилетия назад, также существенно сдали свои позиции в сравнении с рубежом 1980–1990-х годов, в них опять наблюдается «отрицательная» демографическая динамика. Складывается парадоксальная ситуация: большие каменные молитвенные дома, строившиеся в начале 1990 х годов с небывалым энтузиазмом самими верующими, сегодня зачастую заполнены лишь наполовину. Названные общины, пройдя всплеск активности в перестроечное время, сейчас находятся в своеобразной «консервации», наиболее активные молодые верующие покинули их и влились в новые протестантские организации. Рост баптистских объединений новой генерации в первой половине 1990-х годов обусловлен в первую очередь снятием ограничений на религиозную деятельность, то есть изменившейся политико-правовой обстановкой. Параллельно с этим с конца 1980-х годов явно прослеживается усиление процесса секуляризации, размывание положений баптистского вероучения. Однако среди евангельских христиан-баптистов он по-прежнему идёт медленнее, чем в православной среде.

Вероучение Российского союза ЕХБ в сравнении с ранее существовавшим вариантом носит более общехристианский. В нём явно прослеживается экуменическая составляющая, учитывается российская специфика, то есть православное окружение, хотя остаются базисные вероисповедные положения протестантизма. Вышедшие из Союза ЕХБ пятидесятники организовали свои республиканские и региональные структуры, по количеству своих последователей, разнообразию объединений они в итоге за весьма короткий срок обошли евангельских христиан-баптистов. Пятидесятники консервативного толка по-прежнему держатся изолированно, хотя выглядят более активно, чем представители Совета церквей ЕХБ. Подавляющее большинство современных зарегистрированных организаций «евангельских христиан» имеют малое отношение к историческим евангельским христианам, появившимся во второй половине XIX века в Петербурге. Последние, в своё время, вошли в Союз ЕХБ и практически никогда не покидали его. Тогда как, начиная с 1990-х годов, формировавшиеся в России неопротестантские общины в регистрационных документах в качестве своей вероисповедной принадлежности довольно часто указывали наименование «евангельские христиане». В действительности – это различные неопятидесятнические, харизматические направления, догматика и организационная структура которых ещё не оформились. Довольно трудным сегодня остается вопрос типологической идентификации различных религиозных объединений, действующих в современной России. Особые сомнения возникают в отношении определения такого типа религиозного объединения, как «секта», которое сегодня требует явного уточнения. С подачи православных миссионеров в царское время к баптистам и евангельским христианам применялся термин «секта», эта традиция продолжилась и в советский период. Между тем сегодня употреблять его, к примеру, в отношении к Российскому союзу ЕХБ будет явно не корректно. В начале XXI века даже иерархи Русской православной церкви данный термин используют довольно осторожно и по отношению к евангельским христианам-баптистам его не применяют.

В параграфе 2 «Влияние модернизма на российский баптизм» рассматриваются модернистские тенденции в российском баптизме. Среди руководства евангельских христиан-баптистов модернизм особой популярности не имеет, а в рядах харизматов он находит широкий практический отклик. Харизматическое движение, возникшее на базе пятидесятничества, с начала 1960-х годов захватило многие направления христианства, приобрело экуменическую направленность, с 1970-х годов появляются самостоятельные общины харизматов, а с начала 1990-х годов они оказывают определенное влияние и на российский баптизм. Появляются харизматические общины, организовавшиеся из евангельских христиан-баптистов, они отличаются социальной и даже экономической активностью, в них довольно много образованной деятельной молодежи.

Количественный рост баптистских организаций в первой половине 1990-х годов к концу столетия в России приостановился. Сказалась общая ситуация «религиозного насыщения» в стране. Рост рядов верующих одновременно обнажил для религиозных кругов проблему десакрализации, общего процесса секуляризации, религиозные лидеры всерьёз озаботились ослаблением веры. Существенно возрос образовательный уровень руководящего звена в баптистских организациях как в центральных органах, так и в региональных. Модернистские тенденции чаще реализуются в социальном служении, в экономической активности верующих1. Личное спасение сегодня порой напрямую увязывается с материальным успехом. Общины модернистской направленности выработали даже своеобразную социальную доктрину (в её разработке Российский союз ЕХБ не участвовал), где данные новшества закреплены документально, под них подводится догматическая база. Руководство Российского союза ЕХБ остается на прежних позициях умеренного фундаментализма и проявляет здесь явный консерватизм. Появляются межконфессиональные организации социально-экономической направленности. Модернистски настроенные евангельско-баптистские круги все более стараются учитывать российские православные традиции, пытаются строить собственную легендарную историю, обращаясь даже к временам древнерусского государства, к переломным событиям отечественной истории.

Религиозные перемены в Волго-Вятском регионе в сравнении со столичными городами и центральной Россией идут медленнее, это объясняется, скорее всего, тем, что до 1992 года регион был закрыт для посещения иностранными гражданами. С открытием его для иностранцев здесь начались перемены, свойственные большинству территорий современной России. Зарубежные проповедники устремились в Волго-Вятский регион, имели здесь первоначально немалый успех, и в целом именно они способствовали резкому увеличению количества баптистских организаций. Подавляющее большинство баптистских организаций и групп, возникших в регионе в первой половине 1990 х годов, появились при их непосредственном участии, зачастую иностранцы на первых порах становились даже их руководителями. Между тем со второй половины 1990-х годов популярность зарубежных проповедников в регионе заметно падает, и сегодня они практически не воспринимаются аудиторией. Их место постепенно занимают российские миссионеры и проповедники, набравшиеся опыта за это время и прошедшие соответствующее обучение.

Параграф 3 «Основы стратегии баптистского фундаментализма» посвящен анализу влияния фундаментализма на российский баптизм. Протестантский фундаментализм окончательно оформился в начале ХХ века в качестве ответной реакции на модернизм и либеральное богословие. До рубежа 1920–1930-х годов он был весьма популярен среди американских протестантов, затем наблюдался спад, а в 1970–1980-х годах он пережил возрождение в виде евангелического направления (неоевангелизма). Вероисповедным различиям здесь не придается особого значения, акцент делается на личном обращении и религиозном опыте верующего, пропагандируется активная миссионерская деятельность. Неоевангелизм зародился в послевоенное время в США и стал активно в дальнейшем продвигаться во многие страны. Его лидеры учитывают все правила современного шоу-бизнеса, в результате этого неоевангелизм существенно потеснил на Западе представителей модернизма. В современном неоевангелизме причудливо переплелись фундаменталистские и модернистские тенденции, порой совершенно неразличимые.

Относительно России можно отметить, что общемировые тенденции в баптизме до нас доходили и доходят позднее на несколько десятков лет. К примеру, изначальное деление баптистов на общих и частных в зарубежном баптизме практически исчезло к концу XIX века, тогда как в российской действительности оно ощущается до сих пор. Хотя сейчас этот разрыв сокращается, тот же неоевангелизм, набравший силу за рубежом в 1970-х годах, в середине 1990-х годов уже оказывал значительное влияние на российский баптизм. В постсоветское время тенденции, свойственные мировому баптизму, всё чётче стали обозначаться и в России. Несмотря на формальное единство в Российском союзе ЕХБ по-прежнему поляризуются позиции сторонников фундаментализма и модернизма, хотя сегодня это выглядит значительно более размыто. Руководство Российского союза ЕХБ более склоняется к умеренному фундаментализму, на этот счёт принимаются соответствующие решения, строится миссионерская деятельность. Количественные показатели уходят на второй план, а на первый выходит значимость религиозных чувств. Социологические исследования религиозности показывают, что почти все полтора миллиона российских протестантов являются практикующими верующими1. Соответственно, евангельские христиане-баптисты – это исключительно практикующие верующие. При делении верующих по религиозной активности на три уровня: высокая, средняя, низкая2 – в евангельско-баптистской среде мы не обнаружим представителей третьего уровня, тогда как среди православных их довольно много. Таким образом, евангельских христиан-баптистов можно условно разделить на две типологические группы: верующие с высокой религиозной активностью и средней.

Если руководство Российского союза ЕХБ осторожно относится к проявлениям модернизма, то в региональных общинах ЕХБ наблюдается сближение модернистски настроенных кругов с представителями других протестантских объединений, придерживающихся подобных взглядов. В результате прослеживается тенденция, свойственная мировому протестантизму в целом, в первую очередь – американскому. Стираются не только вероисповедные границы, но уходит в прошлое и непосредственное деление на модернистов и фундаменталистов, а на первый план выходит нео­евангелизм, своеобразный вариант их компромисса. Для наименования подобных неопротестантских течений самими верующими часто используется термин «евангельские христиане», даже просто «христиане». Такое смешение старого и нового создаёт в российской действительности совершенно нестандартные пути развития баптизма. Можно даже говорить о зарождении российского варианта неоевангелизма. Последний проявляет весьма заметную гибкость и приспособляемость к условиям современной российской действительности.

В
1   2   3   4   5

Похожие:

Происхождение и эволюция российского баптизма (на материалах Волго-Вятского региона) iconВолго-вятское
С34 Девочка на качелях: Повесть и рассказы. — Горький: Волго-Вятское кн изд-во, 1988.— 173 с
Происхождение и эволюция российского баптизма (на материалах Волго-Вятского региона) iconLinda Palmer "Evolutionary Psychology. The Ultimate Origins of Human Behavior"
Основными темами книги являются: происхождение человека; эволюция человеческого мозга, сознания и языка; брачное, сексуальное, социальное...
Происхождение и эволюция российского баптизма (на материалах Волго-Вятского региона) iconI. Теоретическая часть: pr региона
Иркутской области, направленная на формирование положительного имиджа региона для привлечения инвестиций
Происхождение и эволюция российского баптизма (на материалах Волго-Вятского региона) iconПроисхождение страданий
Три следующих доклада: сегодняшний "Происхождение страданий", затем "Происхождение зла" и "Как понимать болезнь и смерть" связаны...
Происхождение и эволюция российского баптизма (на материалах Волго-Вятского региона) iconРеферат на тему :“происхождение и эволюция первобытного искусства”
Наука непрестанно продвигается вперед, перечеркивая самое себя. Плодотворные вымарки… Наука – лестница. Поэзия – взмах крыльев. По...
Происхождение и эволюция российского баптизма (на материалах Волго-Вятского региона) iconРеконструкция эволюции белков семейства танкираз
Показано, что танкираза 2 хордовых ближе к предшественникам, чем танкираза Гомологи Dictiostelum и Caenorhabditis сильно отличаются...
Происхождение и эволюция российского баптизма (на материалах Волго-Вятского региона) iconЖ. И. Резникова экология, этология, эволюция
Экология, этология, эволюция часть Структура, сообществ и коммуникация животных. Новосибирск, 1997. 92с., 23ил
Происхождение и эволюция российского баптизма (на материалах Волго-Вятского региона) iconПалеолит Арало-Каспийского региона
Охватывает три крупных геоморфологических региона: Прикаспийскую низменность, Туранскую плиту, складчатые области Южного Урала и...
Происхождение и эволюция российского баптизма (на материалах Волго-Вятского региона) iconДоклад о положении детей в Омской области в 2011 году
Ритм социально-экономической жизни нашего региона заставляет находить оптимальные и эффективные решения, совершать ответственные...
Происхождение и эволюция российского баптизма (на материалах Волго-Вятского региона) iconМедицина Киевской Руси IX-XI веков девиз «Русь» 2010 г. Содержание Введение
Киевская Русь. Со времен идей Герарда-Фридриха Миллера прошло почти триста лет. Его теория «Происхождение народа и имени российского»...
Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница