Репрезентация концепта «питие» в русской языковой картине мира

НазваниеРепрезентация концепта «питие» в русской языковой картине мира
страница2/3
Бойченко Анна Григорьевна
Дата конвертации21.05.2013
Размер323,8 Kb.
ТипАвтореферат
1   2   3

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность исследования, определяются его объект и предмет, формулируются цели и задачи, указывается научная новизна, обосновываются теоретическая и практическая значимость, методы и приёмы анализа языкового материала, освещаются научные концепции, составляющие теоретическую базу работы, приводятся статистические данные о языковых материалах диссертационного исследования, фиксируются сведения об апробации научного исследования.

Первая глава «Языковая картина мира и концепт как лингвокультурологические категории» посвящена характеристике теоретической базы научного исследования, заключающейся в рассмотрении вопросов соотношения языковой и концептуальной картины мира, процесса языковой концептуализации, лингвокультурологичского подхода к интерпретации концепта как сложного лингво-ментально-культурного феномена и общим вопросам лингвистической концептуализации.

Антропоцентрический подход к исследованию языковых процессов в связи с потребностями коммуникативной деятельности определил необходимость изучения сложного феномена представления результатов познавательной деятельности человека и закрепления их в языке, получившего определение «картина мира». Термин «картина мира», заимствованный когнитивной лингвистикой из области естественных наук и ставший широко употребительным в гуманитарных областях знания, в современных лингвистических исследованиях выступает как одно из базовых понятий антропоцентрической научной парадигмы, под которым понимают глобальный образ мира, лежащий в основе мировидения человека, отмеченный универсальными чертами, что позволяет достичь взаимопонимания в процессе межкультурной коммуникации, и этноспецифическими чертами, что делает картину мира культурно уникальной.

Воплощаясь в вербально выраженных знаках как результат духовной активности человека, картина мира формирует особый отрефлексированный тип отношений языка, мира и человека, объективированный в языковых фактах (языковых единицах, структурах, а также текстах), называемый языковой картиной мира (по определению З.И. Резановой). Языковая картина мира народа-носителя языка включает в себя и универсальное общечеловеческое содержание, обусловленное объективностью и реальностью мира как объекта познания, и национально специфическое содержание, базирующееся на особенностях культурно-исторического развития народов, что позволяет исследовать языковую картину мира в лингвистическом аспекте путём установления фактов межъязыкового сходства и различия и моделирования семантических полей языка, и в культурологическом аспекте с целью выявления национально-специфического способа мышления нации, её мироощущения и мировосприятия.

Культурно значимая информация эксплицируется в языковых знаках различными способами, одним из которых является лингвокультурный концепт, который, объективируясь языковыми средствами, актуализирует фрагмент языковой картины мира, отражая её национально-культурную специфику.

Своеобразие сложного лингво-ментального феномена, обозначаемого термином концепт, позволяет исследовать его в рамках лингвокогнитологии, лингвопсихологии и лингвокультурологии. Несмотря на разницу в подходе к интерпретации концепта, большинство исследователей признают очевидной связь концепта, сознания и культуры. Наше исследование основывается на представлении о том, что анализ средств языковой объективации исследуемой обширной концептуализированной области, репрезентующей алкогольную тематику в русской языковой картине мира, позволяет установить такие структурные компоненты, как номинативный, ценностный и образный; внутренняя структура концепта определяется, с одной стороны, строением понятия, а, с другой стороны, его этимологией, наличием современных ассоциаций, личностными и групповыми оценками и под.; продуктивным подходом к моделированию структуры концепта является полевый подход, позволяющий рассматривать лексико-понятийное поле концепта как иерархическую структуру множества лексических единиц, объединённых инвариантным значением и отражающих в языке определённую понятийную сферу, и описывать её в терминах ядра и периферии, противопоставленных по признаку частотности, обобщенности/конкретности употребления, употребления лексемы в прямом/переносном значении и т.д., что позволяет моделировать различные лексико-семантические, понятийные, образные микрополя обобщенного концептуального поля.

Концепт «Питие» исследуется как лингвокультурный концепт, под которым, вслед за В.И. Карасиком, мы понимаем сложное ментальное образование, включающее образно-перцептивный, понятийный и ценностный компоненты. Полагаем, что именно такой подход к пониманию концепта в полной мере позволит выявить его универсальные черты как общечеловеческой культурной константы и исследовать его национально-специфичные черты как одной из ключевых идей русской языковой картины мира.

Во второй главе «Языковая репрезентация концепта «Питие» представлена объективация концепта «Питие» в русской языковой картине мира.

Концепт «Питие», воплощаясь в языковых знаках, отражает существенную часть обширной области материальной культуры человечества, связанной с изготовлением и употреблением алкоголя. В связи с этим анализ его национально-культурной специфики требует учёта исторических, социологических, этнографических, психологических и др. особенностей употребления алкоголя, которые, на наш взгляд, существенно влияют на когнитивные аспекты формирования концепта «Питие».

Исследуемый концепт рассматривается как общекультурная константа, так как он обладает универсальными признаками, которые заключаются в следующем: 1) всеобщность распространения данного явления, детерминируемая географическим ареалом, типом сырья, технологическими особенностями процесса изготовления алкогольных напитков, соматическими и конфессиональными особенностями наций; 2) производство сырья для изготовления алкоголя и технологический процесс производства алкогольных напитков является не только одной из важнейших сфер материальной культуры общества, но и обширной отраслью экономических отношений; 3) соответствие типа алкогольной культуры сложившемуся типу питания нации; 4) историческая изменчивость алкогольных предпочтений, определяемая экономическими, политическими и социальными факторами; 5) ритуализированный характер употребления алкоголя, связанный с национальной обрядовостью; 6) полифункциональность процесса употребления алкоголя; 7) способность выступать одним из знаков самоидентификации этноса наряду с национальным блюдом.

Обладая универсальными чертами общекультурной константы, концепт «Питие» представляет собой сложный социокультурный феномен, отмеченный и этнокультурной спецификой, которая проявляется в исторических и ментальных особенностях русского народа.

Релевантная информация о социокультурных и исторических составляющих концепта позволяет обнаружить имплицитные лингвистические особенности концептуализации алкогольной тематики, являющиеся его внутренней формой, выявляемой этимологически.

Рассмотрение этимологии различных слов-репрезентантов концепта раскрывает его особые культурологические смыслы. Опираясь преимущественно на данные М.М. Маковского, позволяющие реконструировать общую картину индоевропейской протокультуры и выявить мифопоэтические и религиозные воззрения говорящих, которые легли в основу значения того или иного слова, и учитывая данные других этимологических словарей, мы выявили имплицитные смыслы исследуемого концепта, которые заключаются в том, что, во-первых, большинство этимонов концепта восходит к первозначению «гнуть – резать», которое, по мнению М.М. Маковского, является проявлением древнейших языческих культов, связанных с жертвоприношением. Религиозное действо, как правило, обязательно включало в себя культовое возлияние и приношение жертвы богам. Таким образом, употребление опьяняющих напитков являлось сакральным ритуализированным актом. Во-вторых, этимологически обоснованными выступают такие «скрытые» репрезентанты исследуемого концепта, как петь, праздник, жертва, жить, кровь, ассоциативно связанные с отправлениями ритуального культа, важнейшей частью которого выступает возлияние.

Исследуя структуру концепта «Питие» в русской языковой картине мира, мы выделяем и характеризуем три важнейших компонента, упорядоченных по принципу поля: 1) понятийную составляющую, представленную лексико-семантическим полем концепта; 2) ценностную составляющую, представленную паремиологическим полем концепта; 3) образую составляющую, представленную как художественное воплощение исследуемого концепта в произведениях А.С. Пушкина.

Вслед за В.В. Воробьёвым, обосновавшем положение о двухмерности структуры лингвокультурологического поля, характеризуя содержание лингвокультурологического концепта «Питие», мы упорядочиваем его по полевому принципу, различая два измерения поля: обобщённое поле концепта и глубинное микрополе, построенные на основании разных критериев. Обобщённое поле концепта моделируется на основании количественного критерия по принципу яркости признака в сознании носителя языка, полагаем что, чем ярче признак, тем большим числом языковых единиц он объективируется в языке. Следовательно, чем большим количеством единиц репрезентуется конкретный слот концепта, тем выше его ценностная значимость для носителей языка в данной лингвокультуре. Однако частотного принципа оказывается явно недостаточно для моделирования содержания конкретного микрополя (слота) концепта, так как лексическое значение составляющих его единиц представляется слишком разнообразным, хотя и объединённым неким инвариантным смыслом, позволяющим отнести их к определённому слоту репрезентации концепта. С целью учёта разнообразных лексических значений конституентов микрополя концепта вводится семантический критерий его построения, который состоит в степени обобщённости/конкретности наименования явления (реалии), употребления лексемы в качестве репрезентанта алкогольной тематики в своём основном или в одном из лексических значений.

Номинативный компонент структуры концепта составляет 1731 лексико-семантическая единица, выявленная методом сплошной выборки и регистрирующая узуальное осмысление концепта «Питие» в «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Даля, в «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова, в «Словаре русского языка» под редакцией А.П. Евгеньевой, в «Толковом словаре русского языка» С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой. Выбор данных лексикографических источников в качестве предмета анализа обусловлен тем, что лексические данные исследуемых словарей наиболее полно, на наш взгляд, репрезентуют национальную языковую картину мира русского народа, отражая её социальную и территориальную дифференциацию в синхроническом и диахроническом аспектах, что позволяет сформулировать обоснованные выводы о лингвокультурологическом значении исследуемого концепта для русской концептосферы. Репрезентанты концепта объединяются в восемь микрополей.

Первое микрополе составляют наименования субъектов пития: алкоголик, пьяница, гуня, бражник, гуляка, ханыга, виночерпий, шинкарь, корчмарь и т.п. (193 ЛСВ – 11%). Таким образом, к субъектам пития отнесены не только наименования лиц, употребляющих алкоголь, но и лица, ведущие асоциальный образ жизни, участвующие в застолье, угощающие и торгующие алкоголем.

Второе микрополе представлено наименованиями объектов пития: алкоголь, опрокидон, пиво, вино, ликёр, водка, тинкатура, ёрш, палёнка, креплёный, барда и др. (296 ЛСВ – 17,1%). Таким образом, номенклатура наименований алкогольных напитков весьма разнообразна и дифференцирована. Анализ наименований алкогольных напитков в диахроническом аспекте позволяет проследить постепенный переход от слабоалкогольных напитков класса пива, зафиксированных преимущественно в «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Даля, к крепким алкогольным напиткам, обширно представленным в более поздних толковых словарях.

Третье микрополе концепта составляют наименования мест употребления алкогольных напитков: кабак, кружало, корчма, рюмочная, кафе, шантан, лавочка и др. (109 ЛСВ – 6,3%). Анализ представленных конституентов микрополя концепта позволяет заключить, что многие лексемы, обозначающие места употребления алкоголя, совмещают это значение со значением мест ночлега, где проезжающие находили временный приют (постоялый двор), со значением мест принятия пищи (ресторан), со значениями развлечений (казино, кафешантан), что, на наш взгляд, свидетельствует о гостеприимстве и хлебосольстве, свойственном русским, о наличии правил употребления алкогольных напитков, требовавших обязательного присутствия закуски.

Четвёртое микрополе концепта представлено наименованиями процессов изготовления объектов пития: виноделие, пивоварение, гнать, солодить, пенить, бродить, устояться, хмель, муст, яндова и т.д. (352 ЛСВ – 20,2%). Анализ репрезентантов данного микрополя концепта свидетельствует о детальной проработанности наименований различных технологических процессов изготовления объектов пития, что позволяет сделать вывод о важной роли производства алкогольных напитков в бытовой сфере жизни народа, о преимущественно кустарном характере их изготовления на протяжении длительного времени и о преимущественно заводском производстве современной алкогольной продукции.

Пятое микрополе концепта – номенклатура ёмкостей, предназначенных для транспортировки, хранения и подачи на стол объектов пития: скляница, фужер, шкалик, кружка, косушка, бочка, графин, котёл и под. (106 ЛСВ – 6%). Лингвокультурологический анализ конституентов этого микрополя позволяет выделить некоторые номинативные особенности: в наименованиях некоторых сосудов, предназначенных для употребления алкогольных напитков (братина, круговая чаша) подчёркивается совместность процесса употребления алкоголя; многие лексемы со значением «мера жидкостей» свидетельствуют о постепенном уменьшении потребляемой дозы алкоголя при возрастании крепости напитков; этимологический анализ репрезентантов этого микрополя концепта свидетельствует о заимствованной природе большинства номинантов (графин, фужер, бутыль, баллон, фляга, карватка, сулея, рюмка, шкалик и др.), что вполне объяснимо, так как эти ёмкости предназначались для транспортировки и употребления дорогих заграничных вин, не производившихся на территории Руси. Развитие представлений о питейной посуде способствовало формированию определённого типа культуры пития, воплощающегося в строго регламентированном столовом этикете.

Шестое микрополе концепта включает наименования поводов употребления алкогольных напитков: заручье, поминки, отвальная, магарыч, туй, юбилей и под. (48 ЛСВ – 2,7%). Разнообразие выделенных поводов к употреблению алкогольных напитков свидетельствует, что для русской ментальности опьянение носит ритуальный характер и сопровождает наиболее значительные события жизни человека (рождение, свадьба, смерть), подчёркивается совместность употребления алкоголя, выполняющего важнейшую социальную функцию объединения. Таким образом, в качестве повода к употреблению алкогольных напитков могут выступать любые события, в том числе и их отсутствие.

Седьмое микрополе репрезентации концепта составляют наименование форм реализации процесса употребления алкогольных напитков: пьянка, спрыск, гулянка, пристолица и под. (60 ЛСВ – 3,4%). Таким образом, употребление алкоголя облекается в социально допустимую и поощряемую форму пира (застолья), который является одной из наиболее существенных форм социального общения, выступает способом сплочения людей в коллективы и поддержания мира и общественного благополучия.

Восьмое микрополе концепта – наименования процессов употребления алкогольных напитков: пьянствовать, пить, надрызгаться, дерябнуть, намазюкаться, подшибать, наканифолиться, напузыриться, чокаться, кутить, похмеляться и т.д. (567 ЛСВ – 32,7%). Анализ репрезентантов этого микрополя концепта позволяет заключить, что в русской лингвокультуре особое значение придаётся процессу совместного употребления алкоголя; конституенты этого микрополя семантически разнообразны (глаголы нейтрального действия – пить, выпить, глаголы мгновенного действия – дёрнуть, дерябнуть; глаголы, выражающие разовое действие, – поддать, принять; глаголы, выражающие длительное действие, – гудеть, пьянствовать); большинство лексем, характеризующих процесс употребления алкоголя, выражают это значение в метафорическом смысле (выдуть, глушить, дёрнуть, нажраться, налакаться, обмыть, пить, тюкнуть, тяпнуть, употреблять); глаголы данной группы в основном стилистически маркированы как разговорные, просторечные или грубо просторечные. Следовательно, для русского человека вкусовые ощущения алкогольных напитков представляются несущественными, качество объекта пития тоже не имеет принципиального значения, значение имеет сам процесс достижения состояния алкогольного опьянения, свидетельствующий о том, что в национальном языковом сознании употребление алкогольных напитков может являться самоцелью.

Таким образом, ядро номинативного поля концепта «Питие» составляют наименования процессов употребления алкоголя (32,7%), в зону ближней периферии входят наименования процессов изготовления алкогольных напитков (20,2%) и наименования объектов пития (17,1%), в зону дальней периферии попадают наименования субъектов пития (11%), мест употребления алкогольных напитков (6,3%), номенклатура ёмкостей (6%), формы реализации процессов употребления алкоголя (3.4%) и поводы употребления алкоголя (2,7%). Следовательно, в русской языковой картине мира обозначение процесса употребления алкоголя является его структурно-семантическим ядром, что может свидетельствовать о ритуализированном и обрядовом характере совместного употребления алкогольных напитков в мифологизированном сознании русского народа.

Ценностный компонент структуры концепта представлен 1693 пословицами и поговорками, транслирующими ценностные установки русского народа, связанные с вербализацией алкогольной тематики. Паремиологические концептуальные признаки весьма разнообразны и могут быть сведены к 21 позиции, выявляющей отношение русского народа к данному социальному феномену. Аксеологическая составляющая исследуемого концепта является неоднозначной и антиномичной, что свидетельствует о дуалистическом отношении русских к алкоголизации, однако ядром этого поля концепта является негативная оценка состояния алкогольного опьянения и его опасных социальных последствий: Стаканчики да рюмочки доведут до сумочки. Руки золотые, а горло погано. Кто много пьёт вина, у того за спиной тюрьма. Допьяна пить – Бога гневить. Пьяница – чёртова скляница. Хмель не вода – человеку беда. Вино уму не товарищ. С пьяным спознаться – с честью расстаться (совокупно 46,6%); зону ближней периферии формируют паремии с позитивной оценкой употребления алкоголя, являющегося катализатором веселья и дающего ощущение полноты жизни: Не пьют только на небеси, а тут – кому ни поднеси. Когда пир, тогда и песни. Пьяного Бог бережёт. Водка – лучшее лекарство. Пьян да умён – два угодия в нём (совокупно 31,8%); к зоне дальней периферии отнесены пословицы и поговорки, нейтрально характеризующие поведение субъекта в состоянии алкогольного опьянения: Пьяному море по колено; необходимость повода для употребления алкоголя: Кума не бити – пива не пити (совокупно 20,6%).

Таким образом, ценностный компонент структуры концепта дуалистичен, с одной стороны, соблюдаются требования этики, заключающиеся в негативной оценке состояния алкогольного опьянения, с другой стороны, антиэтическое поведение субъекта в состоянии алкогольного опьянения оценивается снисходительно.

Образный компонент структуры концепта представлен анализом его интерпретации в различных индивидуально-авторских сентенциях, афоризмах, занимающих промежуточное положение в обобщённой структуре концепта как транслирующие индивидуальные ценностные установки в ёмкой художественной форме.

Под образной составляющей концепта мы понимаем не перцептивный чувственный образ, созданный когнитивными признаками концепта, а метафорический образ, который, объективируясь в сознании конкретного автора, воплощается в тексте в виде художественного образа и становится тем самым достоянием национальной культуры. Поле афоризмов, репрезентирующих концепт «Питие», насчитывает 332 сентенции, принадлежащих античным и современным философам, политикам и общественным деятелям, врачам и физиологам, писателям и поэтам, публицистам, историкам и мн. др., общий смысл которых может быть сведён к 14 позициям, концептуальным ядром которых является универсальная негативная морально-нравственная оценка пьянства: Все эпидемии вместе взятые меньше губят человечество, чем пьянство (Ж. Рошар); Пьянство мать всех пороков (Абу-ль-Фарадж); В пьянстве нет ни ума, ни добродетели (Г. Сковорода); Алкоголь превращает человека в убийцу и вора (К. Колтон) – всего 96 высказываний (29%); зону ближней периферии составляют высказывания, отмечающие преображение сознания (знания, разума) субъекта пития: Пьянство есть упражнение в безумстве (Пифагор); Пиво, страха усыпитель И гневной совести смиритель (А. Пушкин); Опьянение показывает душу человека, как зеркало отражает его тело (Эсхил); Люди знают это свойство вина заглушать голос совести и сознательно употребляют его для этой цели (Л. Толстой); Водка – это самое проверенное средство, превращающее мечты в иллюзии, а иллюзии – в виртуальную реальность (С. Янковский) – всего 73 сентенции (22%); зону дальней периферии формируют разнообразные индивидуальные трактовки концепта «Питие»: Кто не любит вина, женщин и песен, так дураком и умрёт! (М. Лютер); Алкоголь в малых дозах безвреден в любом количестве (М. Жванецкий); Есть мера в питье (Варрон); Вино – самый здоровый и гигиеничный из напитков (Луи Пастер); Пить вино так же вредно, как принимать яд (Сенека); Иному вино помогает трезво взглянуть на вещи (К. Кушнер); Даже мыслям о выпивке необходима, как ничто другое, трезвость (Л. Сухоруков); Водка для русских – это то же самое, что и психоаналитик для американцев (Неизвестный автор); А вот похоть вино и вызывает, и отшибает, вызывает желание, но препятствует удовлетворению (У. Шекспир); Алкоголизм - систематическое воровство благодати (Р. Алев), которые также антиномичны, – всего 163 афоризма (в процентном соотношении группы от 8,7% до 0,6%). Индивидуально-авторская интерпретация концепта «Питие», репрезентуемого афористическими высказываниями, свидетельствует, с одной стороны, об универсальности его негативной оценки как социального порока, но, с другой стороны, существенно дополняет содержание исследуемого концепта другими разнообразными культурно значимыми смыслами.

В интерпретационном поле концепта особое место занимает исследование индивидуальных представлений, объективирующих содержание концепта в художественных образах, что является принципиально важным для характеристики концептов культуры. Выбор произведений А.С. Пушкина в качестве объекта анализа образной составляющей исследуемого концепта обусловлен, во-первых, особой значимостью творчества поэта в русской культуре, воспринимаемом как воплощение национального самосознания, национального менталитета; во-вторых, по мнению многочисленных исследователей-пушкинистов (М.М. Бахтина, Б.П. Городецкого, Ю.М. Лотмана, В. Непомнящего и мн. др.), пиршественная символика исключительно существенна для художественного творчества Пушкина и позволяет проследить духовную, душевную и социальную эволюцию автора; в-третьих, в творчестве А.С. Пушкина тема пития, пиршества, с одной стороны, продолжает традиции трактовки символов пира, заложенные в произведениях ещё античных авторов (например, в философском трактате Платона «Пир»), а, с другой стороны, наделяется неповторимой авторской семантикой, воплощающейся в оригинальных художественных образах.

Анализ концепта «Питие» в творческом наследии А.С. Пушкина показывает, что рассматриваемый концепт имеет сложную структуру, включающую бытовой и философский аспект осмысления пиршества.

Бытовой слой концептуального поля «Питие», описанный в терминах «питейной» лексики и являющийся языковой репрезентацией концепта, представлен в «Конкордансе к стихам А.С. Пушкина» Дж. Томаса Шоу и включает в себя около 300 различных лексико-семантических единиц, иллюстрирующих вербализацию конституентов номинативного поля исследуемого концепта: поводы употребления алкогольных напитков (Выпьем с горя…); наименования объектов пития (Вдовы Клико или Моэта Благословенное вино); номенклатура ёмкостей (Поднимем бокалы, содвинем их разом…); наименования процесса употребления объектов пития (За обедом старик пьян напился); места употребления алкоголя (В трактирах стал он пенить пиво…); дионисийские мотивы (Вот Бахус мирный, вечно юный!); форма реализации процесса употребления алкоголя (Я люблю весёлый пир); наименования субъектов пития (Ведёт нас пьяных на постель). За бытовыми подробностями описания пира скрывается тон «изящного эпикуреизма», выражающего культ земных радостей, таким образом, обретая дополнительные смыслы, концепт приобретает философскую глубину.

Ядро философского смысла концепта составляет диада «пир – дружба» (Друзья! Досужий час настал; Все тихо, все в покое; Скорее скатерть и бокал! Сюда, вино златое!), приядерную зону – мотив творчества и любви (В лета красные мои Поэтический Аи Нравился мне пеной шумной, Сим подобием любви Или юности безумной), к зоне ближней периферии следует отнести выделяемый при анализе текстов мотив тоски, одиночества и забвения, где пир выступает как воспоминание о молодости (Пылай, камин, в моей пустынной келье; А ты, вино, осенней стужи друг…), и дальнюю периферию составляет мотив прерванного пира, символизирующий смерть (Блажен, кто праздник жизни рано Оставил, не допив до дна Бокала, полного вина).

В лирике поэта мотив пиршественного веселья трансформируется в философском смысле от восприятия пира как символа жизни до понимания пира как ритуального действия, символизирующего смерть, кульминацией которого является драматический цикл «Маленькие трагедии». Перевёрнутый мотив пира – «гибельный пир» усиливается в цикле «Маленькие трагедии» от пира с сундуками денег в «Скупом рыцаре» (Хочу себе сегодня пир устроить: Зажгу свечу пред каждым сундуком...), через пир – убийство в «Моцарте и Сальери» (Теперь – пора! заветный дар любви, Переходи сегодня в чашу дружбы), пир гибельной любви перед ликом смерти в «Каменном госте» (Донна Анна: О боже мой! И здесь, при этом гробе!) и апофеозом является пир – бунт в «Пире во время чумы» (Зажжём огни, нальём бокалы, Утопим весело умы И, заварив пиры да балы, Восславим царствие Чумы), утверждающий бессмертие человека и провозглашающий ценность человеческой жизни. Таким образом, «гибельный пир» усиливает семантику пира как воплощения жизни.

Образный компонент структуры исследуемого концепта в произведениях А.С. Пушкина выражается как художественный образ пира с присущей ему семантикой жизни (пир – дружба, любовь, веселье, творчество, битва) и смерти (пир – золото, убийство, бунт), что позволяет заключить, что данный концепт является одной из основополагающих философский категорий творчества великого русского поэта.

Несмотря на неоднозначность проблемы правомерности отнесения алкоголизации к сфере культуры, концепт «Питие», несомненно, является лингвокультурологическим концептом, так как, объективируясь в языковых знаках, он воплощает систему ценностей народа, что является важнейшим свойством концепта культуры. Ядром номинативного компонента концепта «Питие» в русской языковой картине мира является наименование процессов употребления алкоголя, что свидетельствует о ритуализированном и обрядовом характере совместного употребления алкогольных напитков в мифологизированном сознании русского народа. Аксеологическая составляющая концепта, определяющая его роль культурной доминанты, отличается антиномичносью, что демонстрирует дуалистическое отношение русского народа к процессу употребления алкоголя, проявляющееся в негативной оценке состояния алкогольного опьянения, но в снисходительной оценке антиэтического поведения субъекта, находящегося в состоянии алкогольного опьянения. Подвергаясь индивидуальной концептуализации, сфера «Питие» получила разнообразные авторские трактовки в многочисленных произведениях русской художественной литературы, воплощаясь в художественные образы и символы.

В Заключении работы представлены основные выводы исследования о репрезентации концепта «Питие» и определены его перспективы.

Проблема реконструкции «образа мира» по данным национального языка остаётся актуальной в свете глобализации мира и необходимости учёта универсальных и специфических особенностей поведения и общения представителей разных народов в осуществлении межкультурных коммуникационных связей. В анализе содержания языковых экспликаций усматривается возможность изучения способов структурализации и категоризации знания, а также выявления манифестаций универсальных и национально маркированных когнитивных образов в сознании человека. В картине мира каждого социума отражены специфические особенности категоризации объективной действительности, изучение которых становится возможным лишь с учётом данных национального языка. Таким образом, исследование картины мира народа происходит путём выделения и изучения её отдельных фрагментов, какими выступают концепты.

Язык, будучи своеобразной частью национальной культуры, концептуализирует её содержание, косвенно репрезентуя национальные формы жизни и менталитет народа-носителя языка.

В системе национальной концептосферы концепт «Питие», по нашим наблюдениям, занимает особое место, определяемое, с одной стороны, его универсальностью как константы общечеловеческой культуры, а, с другой стороны, его несомненной культурной значимостью для менталитета русского народа. На формирование когнитивных аспектов репрезентации исследуемого концепта повлияли разнообразные культурно-исторические факторы, что делает проблему употребления алкоголя сложным и неоднозначным социально-культурным феноменом. Экстралингвистические факторы формирования концепта «Питие» определили становление его внутренней формы, выявляемой этимологически и свидетельствующей о глубокой обрядовости и ритуализированности процесса употребления алкоголя.

Проведённое исследование репрезентации концепта «Питие» в русской языковой картине мира позволяет заключить, что, во-первых, изучаемая концептуализированная область по количественной представленности репрезентантов является одной из самых обширных в русской лингвокультуре; во-вторых, концепт «Питие» является моноцентричным, с чётко выраженным ядром, представленным номинативным компонентом, обширной зоной ближней периферии, выраженной его аксеологической составляющей, и более диффузной зоной дальней периферии, включающей образный компонент; в-третьих, концептуализированная область употребления алкогольных напитков активно взаимодействует со смежными концептами такими, как «Застолье», «Вино», «Водка», «Трапеза», «Человек» и т.п.; в-четвёртых, формирование когнитивных признаков концепта «Питие» детерминировано различными экстралингвистическими факторами, определяющими специфику его языковой объективации в русской языковой картине мира.

Перспективой работы может стать сопоставительное исследование вербализации концепта «Питие» в русской и иноязычных лингвокультурах; изучение экспликации культурно маркированной информации об алкоголизации средствами других семиотических систем (живописи, музыки, кино); рассмотрение образного компонента концепта на материале русской художественной литературы с целью выявления аспектов его когнитивной интерпретации; представляет интерес исследование репрезентации концепта «Питие» в социолингвистическом аспекте.

1   2   3

Похожие:

Репрезентация концепта «питие» в русской языковой картине мира iconАктуализация лингвокультурного концепта communication в американской англоязычной картине мира
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский...
Репрезентация концепта «питие» в русской языковой картине мира iconВербализация концептосферы human face в американской языковой картине мира
Работа выполнена на кафедре лексикологии, стилистики и методики преподавания английского языка Дальневосточного государственного...
Репрезентация концепта «питие» в русской языковой картине мира iconДинамика русской языковой картины мира: вербализация концептуального пространства «‘мужчина’ ‘женщина’»
Динамика русской языковой картины мира: вербализация концептуального пространства «‘мужчина’ – ‘женщина’»
Репрезентация концепта «питие» в русской языковой картине мира iconЯзыковая репрезентация концепта «бизнес» в американской лингвокультуре
Защита диссертации состоится 26 января 2012 г в 13 часов на заседании диссертационного совета д 212. 216. 03 в фгбоу впо «Поволжская...
Репрезентация концепта «питие» в русской языковой картине мира iconРоль метафоры в развитии лексико-семантической системы языка и языковой картины мира (на материале английских и русских неологизмов) 10. 02. 19 Теория языка
Роль метафоры в развитии лексико-семантической системы языка и языковой картины мира на материале английских и русских
Репрезентация концепта «питие» в русской языковой картине мира iconБашкирск ий антропонимик он в свете языковой картины мира (аспекты формирования и особенности функционирования)
Научный консультант: доктор филологических наук, профессор академик ан рб марат Валиевич Зайнуллин
Репрезентация концепта «питие» в русской языковой картине мира iconПринципы и методы описания языковой картины мира
«человек – действительность – реальное время»: «…от человека идет интенсиональность (модальность); мир, или действительность, дает...
Репрезентация концепта «питие» в русской языковой картине мира iconНа рубеже XIX и XX веков в русской литературе возникает интереснейшее явление, названное затем “поэзией серебряного века”. “Золотой век” русской поэзии
Золотой век” русской поэзии, связанный с появлением на небосклоне таких “звезд первой величины”, как Пушкин и Лермонтов, несомненно,...
Репрезентация концепта «питие» в русской языковой картине мира iconК особенностям ассоциатов с географическим признаком, объективирующих концепт sibirien в немецкой концептуальной картине мира
По мнению Ю. С. Степанова «концепт это форма воплощения культуры в сознании человека» [2] и, таким образом, являясь концептом культуры...
Репрезентация концепта «питие» в русской языковой картине мира iconСемантическая структура концепта «время» иее отражение во фразеологических системах английского, испанского и русского языков
Семантическая структура концепта «время» и ее отражение во фразеологических системах английского, испанского и русского языков
Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница