Значение фацелии в смешанных посевах сельскохозяйственных культур

НазваниеЗначение фацелии в смешанных посевах сельскохозяйственных культур
страница2/17
Дата конвертации21.05.2013
Размер2,58 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Флора суходольных лугов лесостепи восточного макросклона Кузнецкого Алатау

М.П. Чеглыгбашева, студентка

Научный руководитель – Е.Г. Лагунова, канд. биол. наук, доцент

Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова, г. Абакан


Разработка научных основ охраны природы и рационального природопользования возможна лишь на основе всестороннего изучения растительного мира, поэтому одним из первоочередных мероприятий является инвентаризация флоры. Исследование флоры суходольных лугов лесостепи восточного макросклона Кузнецкого Алатау, как основы для выявления нуждающихся в охране видов, в том числе, реликтов, эндемиков, имеет в настоящее время первостепенное значение. Не менее важным вопросом при оценке ресурсного потенциала луговой флоры лесостепи восточного макросклона Кузнецкого Алатау является выявление практически ценных видов, их встречаемости и обилия. Таким образом, изучение видового состава и всесторонний анализ флоры суходольных лугов лесостепи восточного макросклона Кузнецкого Алатау являются весьма актуальными.

Суходольные луга отличаются от пойменных и долинных, прежде всего, режимом увлажнения. Единичным источником их водоснабжения являются атмосферные осадки. Согласно классификации А.В. Куминовой, Э.Я. Нейфельд, Г.Г. Павловой [1] мы выделяем в районе исследования остепненные, настоящие и лесные суходольные луга.

Остепненные суходольные луга характерны для лесостепных районов и являются переходными от луговых степей к настоящим суходольным лугам. Происхождение их или первичное, или вторичное, на местах вырубленных березовых или лиственничных лесов. В лесостепи остепненные суходольные луга длительно устойчивы, так как ценозообразующие виды находятся здесь в оптимальных для развития экологических условиях [1, 2].

Лесные суходольные луга развиваются на полянах среди леса или занимают значительные пространства вырубок лиственничных травянистых лесов. Формирование их идет при систематическом хозяйственном использовании в качестве сенокосов или пастбищ. Настоящие суходольные луга встречаются во всех районах, но чаще в лесостепных, по пологим нижним частям склонов, днищам логов и межгорным понижениям, по опушкам и полянам.

Флора суходольных лугов лесостепи восточного макросклона Кузнецкого Алатау насчитывает 280 видов высших сосудистых растений, относящихся к 69 родам и 45 семействам.

В семейственно-видовом спектре ведущее положение во флоре суходольных лугов лесостепи восточного макросклона Кузнецкого Алатау, как и во флоре Хакасии в целом, принадлежит семействам Asteraceae, включающем 33 вида (11,8 %) и Poaceae, в состав которого входит 27 видов (9,6 %). Доминирование во флоре семейств Asteraceae и Poaceae характеризует ее, по мнению Л.И. Малышева [3, 4], как континентальную. Третье место делят семейства Rosaceae и Fabaceae включающие по 24 вида (8,6 %). Семейство Ranunculaceae представлено 22 видами (7,8 %), представители этого семейства встречаются в основном на лесных лугах. Довольно широкое распространение видов семейства Brassicaceae (17 видов или 6,1 %) определяется антропогенным фактором, так как луга исследуемой территории интенсивно используются в качестве кормовых угодий (сенокосы и пастбища) [1].

Преобладающими родами на исследуемой территории являются роды Carex, включающий 10 видов, Potentilla и Salix – по 6 видов (2,1 %), роды Ranunculus, Geranium и Artemisia, представленны 5 видами (1,8 %). Распространение представителей мезофильных родов Carex, Ranunculus и Salix характерно для настоящих и лесных суходольных лугов. Это ещё раз подчеркивает бореальный характер изучаемой флоры. На остепненных суходольных лугах имеют широкое распространение преимущественно степные роды Artemisia, Potentilla, Astragalus.

Географический анализ показал, что большую часть флоры суходольных лугов составляют виды с широким типом ареала – 204 вида, (72,8 %). Наиболее многочисленна группа евразийских видов – 125 видов (44,7 %). Самое большое число евразийских видов принадлежит семействам Asteraceae, Poaceae, Rosaceae, Ranunculaceae, Cyperaceae.

Голарктическая группа представлена 66 видами (23,6 %), североазиатская – 56 видами (20 %). К Азиатско-американской группе относится лишь 2 вида (0,7 %), что свидетельствует о более слабой флорогенетической связи с Северной Америкой, чем с Европой. На исследуемой территории были встречены эндемики Алтае-Саянской горной области: Ligularia abakanica, Lathyrus frolovii, Cruciata glabra subsp. krylovii, Corydalis solida subsp. subremota, Brunnera sibirica.

Экологический анализ выявил, что облик флоры суходольных лугов Кузнецкого Алатау определяют мезофиты (56,4 %), что связано с типом почв и их увлажнением. Велика роль мезоксерофитов, они представлены 53 видами (18,9 %). Широкое распространение на остепненных суходольных лугах имеют ксерофиты, их в исследуемой флоре 12,1 %. Менее распространены гигрофиты, составляющие 7,2 % от общего числа видов.

Во флоре суходольных лугов лесостепи восточного макросклона Кузнецкого Алатау, также как и во флоре Хакасии и в целом во флоре Бореальной области [5], ведущая роль принадлежит травянистым поликарпикам. Они составляют 76,1 % от общего числа видов. Основная часть многолетних трав относится к группе кистекорневых и короткокорневищных растений (29,6 %). Также многочисленна группа длиннокорневищных растений, которые представлены 19,6 % от общего числа видов исследуемой флоры. В меньшей степени распространены монокарпические травы, составляющие 16,1 %. Наиболее многочисленные представители однолетних и двулетних форм принадлежат семействам Brassicacea, Chenopodiaceae, Asteraceae. Они распространены, как правило, на остепненных лугах. Многие являются сорными и распространение их связано с антропогенным фактором.

Древесные растения встречаются единичными экземплярами от проростков до молодых генеративных особей на суходольных лугах, они включают 21 вид (7,5 %). Полудревесные растения представлены 1 видом - полукустарничком Potentilla bifurca.

Обилие многолетних растений объясняется хорошей приспосабливаемостью к природным условиям.

Флора исследуемых суходольных лугов достаточно богата и разнообразна, содержит значительное число ценных и перспективных в хозяйственном отношении растений. Самой многочисленной группой являются лекарственные растения, они включают 55 видов (27,9 %), используемых как в народной, так и в официальной медицине. Широко представлены медоносные растения – 40 видов (20,3 %). Большое значение во флоре имеют кормовые виды – 32 вида (16,3 %). Это в основном представители семейств Poaceae и Fabaceae.

На исследуемой территории был встречен 1 редкий вид - Cypripedium macranthon, внесенный в сводку «Редкие исчезающие растения Хакасии». Он занесен в Красную книгу СССР и Красную книгу республики Хакасии, растения и грибы. Cypripedium macranthon встречается на настоящих суходольных лугах единично. Имеет статус редкости 2 (V) – уязвимый вид.


Литература

1. Куминова, А.В. Луга [Текст] / А.В. Куминова, Э.Я. Нейфельд, Г.Г. Павлова // Растительный покров Хакасии. - Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1976.- С. 217-273.

2. Павлова, Г.Г. Суходольные луга юга Средней Сибири [Текст] / Г.Г. Павлова. - Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1980. - 215 с.

3. Малышев, Л.И. Флористические спектры Советского союза [Текст] / Л.И. Малышев // История флоры и растительности Евразии. - Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1972. - С. 17-40.

4. Малышев, Л.И. Количественная характеристика флоры Путорана [Текст] / Л.И. Малышев // Флора Путорана. - Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1976. - С. 163-188.

5. Толмачев, А.И. Введение в географию растений [Текст] / А.И. Толмачев. - Л.: ЛГУ, 1974. - 244 с.


© Чеглыгбашева М.П., 2011

ПРОБЛЕМЫ ОХРАНЯЕМЫХ ТЕРРИТОРИЙ

И ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ


Геоморфологические особенности рельефа на территории Дуут сомона

Ховдского аймака, их хозяйственная оценка

Э. Амаржаргал, канд. хим. наук, ст. преподаватель; Ч. Дашзэвэг

Ховдский государственный университет, г. Ховд


Дуут сомон расположен в западной части Ховдоского аймака, который находится в западной части Монголии. Общая площадь территории 219159,79 га [1]. Основными формами рельефа на территории Дуут сомона является тип гор высокой и средней высоты, скалистые горы, мелкосопочники, а также межгорные впадины разнообразных типов. Этот раойн является уникальным природным комплексом в центре гор Алтая, сочетающий в себе горные тундры, горные луга и горные степи - эталоны горных систем Центральной Азии. Рельеф сомона Дуут подразделяется на подтипы на основании морфометрического принципа:

Высокогорный сильно расчленённый рельеф. Развит в пределах северных и северо-восточных отрогов Бургэдтэй, Улагчин и Хонгорхайрхан. Для этого подтипа характерны довольно небольшие колебания абсолютных высот в пределах 3000-3500 м и более слабый врез речных долин. В основном эти места подходят для пастбищ всех видов скота.

Средней высоты, скалистые горы и холмистый рельеф. Имеет большое распространение и развит и пределах Котловины Больших Озёр. Абсолютные высоты колеблются в пределах 2500-3000 м, при относительных превышениях 800-1000 м. Густота расчлененности достигает 1-2 км. Наклоны этого рельефа 12-20 градусов. Для любого типа животноводства здесь имеются основные пастбища. Однако они сильно деградировали из-за деятельности людей, чрезмерного увеличения поголовья скота и сухости климата.

Впадины между гор разнообразных типов, сложенные аллювиально-пролювиальными отложениями. Занимают небольшую площадь этого района и долины рек. Абсолютные высоты колеблются в пределах 2000-2500 м при относительных превышениях 300-400 м. Густота расчлененности достигают 3-4 км. Наклоны этого района 6-12 градусов. Для любого типа животноводства здесь имеются подходящие пастбища. Однако они сильно деградировали по вышеназванным причинам.

Absract

In this paper, authors have presented the land use classifications in Dyт soum in Khovd province. Agricultural land, urban and village land, road network and forest are main types of current land use in the soum, each of them has got a specific roles in Landscape of the area.


Литература

1. Нямдаваа Г. Ховд аймгийн бэлчээрийн мал аж ахуй. - Уб., 2000. хууд. 21, 23.

2. Амаржаргал, Э. Некоторые показатели рельефа на территории Ховдского аймака, их хозяйственная оценка [Текст] / Э. Амаржаргал // Алтай: экология и природопользование: труды IV российско-монгольской научн. конф. молодых учёных и студентов. – Бийск, 2005.

3. Жигж С. Монгол орны инженер газарзүй. - Уб., 1978.

4. Ховд аймгийн сумуудын 1:100000 масштабтай зураг. - УБ., 1942.


© Амаржаргал Э., 2011

© Дашзэвэг Ч., 2011


Рудоносность офиолитов Северо-Алтайского гипербазитового пояса

и Салаирского кряжа

М.А. Кукоева, В.Н. Ларцев, студенты

Научный руководитель – А.И. Гусев, д-р геол.- минерал. наук, профессор

Алтайская государственная академия образования им. В.М. Шукшина, г. Бийск


Актуальность темы определяется необходимостью установления связи гипербазитовых образований Северо-Алтайского офиолитового пояса и хромитового оруденения с платиноидами.

Офиолиты Северо-Алтайского Гипербазитового пояса и их рудоносность. Офиолитовые образования Северо-Алтайского гипербазитового пояса локализуются в основании отдельных пластин Каимского аллохтона в междуречье Ануй - Катунь. Офиолитовые пластины образуют линзовидные и линейно вытянутые тела различной протяжённости от 1 до 18 км и видимой мощностью более 1 км. По результатам геофизического моделирования суммарная мощность офиолитовых пластин в основании аллохтона составляет около 1 км. Фрагменты расслоенных гипербазитов, представляющих собой самые нижние части офиолитовой ассоциации, обнажены в пределах крупных тектонических линз в средней части р. Кыркылы, верховьях р. Сосновки, р. Каянчинского и в междуречье Каянча - Ая. Протяжённости линз серпентинитов и габброидов составляют 2-12 км при ширине выходов от 200 м до 2 км. С гипербазитами офиолитовой ассоциации связано хромитовое и платиноидное оруденение.

Кыркылинское хромитовое проявление расположено в правом борту р. Кыркыла и представлено зоной вкрапленного и прожилково-вкрапленного хромит-магнетитового оруденения, развитого на площади 220×35 м с содержаниями триоксида хрома до 1%, и шлировыми образованиями массивных хромитов среди серпентинитов размерами до 0,5×5м. В центральной части зоны на площади 35×10м отмечается участок более интенсивного хромит-магнетитового оруденения со средним содержанием триоксида хрома 34%. Рудные прожилки имеют протяжённость до 0,3-1,5м. Хромпикотит маложелезистый (FeO до 4.3-12.65%). Спектральным анализом в рудах установлены (%): никель-0,25, кобальт-0,008. В шлирах хромита содержания никеля варьируют от 0,1 до 0,4%, кобальта от 0,008 до 0,02%. По содержанию Cr2O3 руды проявления относятся к убогим, но легкообогатимым, из которых гравитационным методом выделяются кондиционные хромитовые концентраты.

Верхнекыркылинское проявление хрома находится в верхнем течении р. Кыркыла, правого притока р. Куяча. На правом борту в серпентинитах прослежена магнитная аномалия в виде узкой полосы по аз. 45° на протяжении более 1000 м при ширине 60-100м. В ней установлено четыре участка с напряжением более 7000 гамм и максимальным напряжением в эпицентре в 11 390 гамм, обусловленных наличием мелких участков прожилково-вкрапленной хромит-магнетитовой минерализации протяженностью до 20-30 м. Протяженность прожилков до 20 см при мощности до 1-15 мм. Содержание триоксида хрома по данным бороздового опробования 0,48-5%, штуфного – до 10-14,8%. Кроме этого, отмечается единичное тело массивных магнетито-хромитовых руд длиной 2 м и мощностью до 0,3 м, вытянутое субмеридионально, а также мелкие шлировые образования хромита размером до 10-20 см. В шлирах хромита среди серпентинитов присутствует минерализация аннабергита, установлено содержание никеля – до 0,5% (обычно 0,1– 0,3%), кобальта – до 0,02%.

Каянчинское проявление хрома и платиноидов располагается в среднем течении р. Каянча. В районе выходов Северо-Алтайского гипербазитового пояса выделено тело апосерпентинитовых магнетит-брейнеритов с хромитовой, платиновой, никелевой и кобальтовой минерализацией. Рудное тело густо вкрапленного, полосчатого, редко массивного хромитового состава прослежено на 110 м, при мощности около 10 м. При описании аншлифов установлена равномерно рассеянная вкрапленность самородной платины (возможно осмистый иридий) в серпентинитах и брейнеритах. Платина образует вкрапленность и выделения неправильной формы размерами 0,05×0,02 мм, редко до 0,5 мм. По результатам спектрального анализа штуфных проб концентрации хрома варьируют от 0,2 до >3%, кобальта от 0,0015 до 0,015%, никеля от 0,01 до 0,06%. Атомно-абсорбционным анализом, выполненным в лаборатории ВСЕГЕИ, концентрации золота составляют 0,0024-0,16 г/т, платины <0,04 до 0,052г/т, палладия от <0,03 до 0,055г/т. Анализ материалов по проявлениям рудной минерализации в составе офиолитов показывает, что в рудах проявлений хрома и никеля присутствуют элементы платиновой группы в различных концентрациях. Более высокие содержания анализируемых металлов отмечаются в хромитовых проявлениях, чем существенно никелевых, но в обятательном парагенезисе с сульфидами. При этом повсеместно отмечается преобладание группы осмия, иридия, рутения над платиной, родием и палладием. Никелевые проявления характеризуются относительно более высокими концентрациями платины. Специализация хромититов офиолитовых комплексов Горного Алтая и Салаира имеет явно «тугоплавкий» состав ассоциации (Os, Ir, Ru) ЭПГ, обнаруживающий сходство с ассоциацией «аляскинского» типа. Наиболее высокие концентрации ЭПГ зафиксированы в хромитовых проявлениях, образующих подиформные залежи в составе Светлинского, Кыркылинского и Узун-Оюкского массивов Горного Алтая и Мартыново-Шалапского массива Салаира, приуроченных к офиолитовым пластинам, сложенным, преимущественно, ультрабазитами и расслоенными участками базитов с линзами ультрабазитов. Эта же закономерность относится к золоту и серебру. Примечателен факт повышенных концентраций золота и серебра к тем участкам рудных тел хромититов, где появляются в значительных количествах сульфиды меди, никеля, кобальта, и аномальные концентрации мышьяка. В этих проявлениях концентрации осмия, иридия, золота и серебра превышают граммы на тонну. Характерны более низкие концентрации ЭПГ, золота и серебра в рудах со значительно меньшими содержаниями хромшпинелидов, за исключением участка Аварийный Сеглебирского массива. Микрозондовым анализом установлены различные минеральные формы платиноидов, состав которых приведен в таблице:

Таблица

Химический состав платиноидов

Массивы, участки

Pt

Ir

Os

Ru

Rh

Fe

Сумма

Светлинский

Западный выход

Кыркылинский


1,28


27,49


39,45


29,56


1,56


0,65


99,99

Восточный

0,56

13,87

80,97

4,41

0,12

0,11

100,04

-«-

2,37

29,76

37,12

28,76

1,22

0,82

100,05

Верхне-Кыркылинский

1,44

37,12

41,32

19,03

0,42

0,48

99,81

-«-

84,11

0,13

0,15

0,22

2,31

12,34

99,26

-«-

2,12

33,41

54,83

6,77

1,97

0,32

99,42

-«-

0,77

13,46

80,34

4,29

0,14

0,32

99,22

Сеглебирский






















Аварийный

0,65

14,05

79,14

5,41

0,10

0,11

99,46

-«-

1,12

30,11

38,23

29,14

0,58

0,65

99,83

Серпентинитовый






















Центральный

0,97

31,11

37,12

29,34

0,45

0,66

99,65

Мартыново-Шалапский






















Белининский

1,22

41,24

49,41

7,14

0,32

0,44

99,77

-«-

1,32

42,12

48,34

7,21

0,29

0,33

99,61


Составы платионоидных фаз позволяют относить выявленные минералы к группе изоферроплатины (участок Верхне-Кыркылинский), а также минералы ЭПГ системы осмий-рутений-иридий, которые согласно современной номенклатуре могут быть отнесены к иридосминам, самородному осмию, и рутениридосминам, обнаруженным на всех остальных участках обследованных массивов. При этом, самородный осмий обнаруживается в рудах Светлинского и Кыркылинского массивов.

Характер распределения платиноидных фаз свидетельствует об их концентрации в результате механизма дифференциации и последующей кристаллизации из существенно газовых флюидов. Они образуют равномерную рассеянную вкрапленность, наиболее богатую в подошвенных частях подиформных хромитовых залежей, где, вероятно, создавались благоприятные геохимические барьеры. В других случаях такой закономерности не отмечается, и наиболее существенные накопления платиноидных фаз наблюдаются в средних и верхних частях хромититовых залежей. Но во всех случаях отмечается ассоциация с сульфидами никеля, меди, кобальта, железа. Как правило, платиноидные минералы образуют вкрапленность и выделения неправильной формы размерами 0,05×0,02 мм, редко до 2×1,5 мм в интерстициях зёрен хромита, реже отмечаются внутри последних. На поверхности хромшпинелидов изредка отмечаются дендритовидные выделения планитоидных сплавов. Иногда наблюдаются гипидиоморфные и идиоморфные (октаэдрические формы) выделения платиноидов в тех участках, где создавались условия кристаллизации в свободном пространстве. Последние факты указывают на более позднее образование минералов ЭПГ, чем кумулусные фазы и хромшпинелиды. Следовательно, в кумулятивную фазу становления расслоенных ультрабазит-базитов обогащение минералами ЭПГ и золотом не происходило, что, вероятно, связано с недосыщенностью кумулусных фаз серой. Экспериментальные исследования по плавлению фертильного (не обеднённого) мантийного вещества показали, что в процессе плавления такого вещества мантии тугоплавкая сегрегация осмия, иридия, родия остаётся в мантийном источнике с твёрдыми остаточными сульфидами, в то время как платина и палладий удаляются совместно со вторичной сульфидной фракцией. Более поздняя кристаллизация сульфидов сопровождалась и отложением минералов ЭПГ, золота и серебра. Редкие тончайшие выделения золота обнаружены в срастаниях с минералами платиновой группы, а также в виде дендритов на поверхности крупных выделений иридосминов.

Офиолиты Салаира представляют собой весьма перспективный рудогенерирующий металлотект, вмещающий подиформные залежи хромитов, а также платиновую, медно-никелевую и кобальтовую минерализацию [1, 2]. Некоторые участки развития хромитовой и платиновой минерализации характеризуются повышенной золотоносностью [3]. Кремнисто-черносланцевые юниты, тесно ассоциирующие с метабазальтами, вмещают оруденение типа SEDEX с полиметаллами, обогащёнными золотом и платиноидами. В связи с плохой обнажённостью территории и высокой тектонизированностью всех составляющих офиолитовой триады во многих случаях нарушена первоначальная последовательность, вызывающая неоднозначные толкования в части геодинамической интерпретации формирования офиолитов и их рудоносность.

Характеризуемые геологические образования входят в состав Алтае-Салаирского вулкано-плутонического пояса (ВПП). В геологической структуре региона существенно вулканические образования данного вулкано-плутонического пояса рассматриваются в составе Аламбайско-Каимской структурно-формационной зоны (СФЗ), в значительной части соответствующей Аламбайско-Шалапской меланжевой зоне, и в Кивдинской СФЗ. Наряду с образованиями Алтае-Кузнецкого ВПП, данные подразделения структурно-вещественного мегакомплекса принадлежат аккреционным океаническим сооружениям среди амальгамированных энсиматических островных дуг и спрединговых хребтов раннего кембрия. В составе данного ВПП в пределах территории Алтайского края выделяются венд-раннекембрийские каимский и аламбайский базальтовые, а также раннекембрийские верхнеаламбайский дунит-гарцбургитовый и кучерлинский базальтовый комплексы.

Кумулаты гипербазит-базитового состава сформировавшиеся в океанических спрединговых центрах, тяготеют к восточной части Салаирского офиолитового пояса, а аналогичные кумулаты супра-субдукционного типа - к западной. Тектоническое расчешуивание единых когда-то офиолитов спредингового и супра-субдукционного типов привело к частому чередованию фрагментов двух типов офиолитов, где кумулаты тектонически отторжены от ассоциированных базальтоидов и комплексов «пластинчатых даек». Ранее считавшийся единым океанический аламбайский базальтовый комплекс требует пересмотра своего объёма и выделения из его состава пушкарского метабазальтового островодужного.


Литература

1. Агафонов, Л.В. Минералы ЭПГ и других самородных элементов в коренных и россыпных источниках Центрального Салаира [Текст] / Л.В. Агафонов, А.С. Борисенко, Н.П. Бедарев и др. // Петрология магматических и метаморфических комплексов. - Томск, 2000. - С. 125-130.

2. Гусев, А.И. Петрология и рудоносность Сеглебирской офиолитовой ассоциации (Северо-Восточная часть Горного Алтая и юг Горной Шории) [Текст] / А.И. Гусев, А.И. Чернышов, Р.О. Гринёв // Вестник Томского государственного университета, 2004. - С. 130-133.

3. Гусев, А.И. Благороднометалльная минерализация в офиолитах Горного Алтая и Салаира [Текст] / А.И. Гусев, А.И. Чернышов, Р.О. Гринёв // Проблемы геологии и разведки месторождений полезных ископаемых. Труды Всероссийской научной конференции (с международным участием). - Томск, 2005. - С. 483-486.


© Кукоева М.А., 2011

© Ларцев В.Н., 2011


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

Значение фацелии в смешанных посевах сельскохозяйственных культур iconСеменовод
Эта работа необходима для повышения урожайности, т к в семенах отражены все особенности, присущие тому или иному сорту сельскохозяйственных...
Значение фацелии в смешанных посевах сельскохозяйственных культур iconТема: Стереотипы и предрассудки в коммуникации
«глобализации». Но вековые традиции, разобщенность культур, своеобразие их понимания бытия и языковые различия – все эти факторы...
Значение фацелии в смешанных посевах сельскохозяйственных культур icon«Смешанный лес»
Цель: познакомить с географическим положением зоны смешанных лесов, растительным и животным миром, формировать экологическую культуру,...
Значение фацелии в смешанных посевах сельскохозяйственных культур icon«невропатология»
Значение стресса в детском возрасте. Физическое развитие и внешняя среда, их значение для умственного развития ребенка. Медико-психолого-педагогическое...
Значение фацелии в смешанных посевах сельскохозяйственных культур iconПолиморфизм ДНК микобактерий, вызывающих неспецифические туберкулиновые реакции у сельскохозяйственных животных 16. 00. 03 ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология
Полиморфизм ДНК микобактерий, вызывающих неспецифические туберкулиновые реакции у сельскохозяйственных животных
Значение фацелии в смешанных посевах сельскохозяйственных культур iconИтоги деятельности Отделений биологических, медицинских и сельскохозяйственных наук за 2008 – 2010 годы
Итоги деятельности отделений биологических, медицинских и сельскохозяйственных наук, наук о Земле и природных ресурсов ан рб за 2008...
Значение фацелии в смешанных посевах сельскохозяйственных культур iconНационального аграрного университета
Повышение экономической эффективности производства винограда в сельскохозяйственных предприятиях
Значение фацелии в смешанных посевах сельскохозяйственных культур iconПрактикум по основам луговодства
Т. К. Бексеитов – доктор сельскохозяйственных наук, профессор, заведующий кафедры генетики и биотехнологии пгу
Значение фацелии в смешанных посевах сельскохозяйственных культур iconИнститут восточных культур и античности
Ii. Описание и восприятие землетрясений историками эллинистического и римского периодов 20
Значение фацелии в смешанных посевах сельскохозяйственных культур iconДо современности
Издательство: ООО «Издательский дом «Диалог культур», Нижний Новгород, 2011, 328 с
Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница