«Мемориал»

Название«Мемориал»
страница6/7
Дата конвертации21.05.2013
Размер0,71 Mb.
ТипБюллетень
1   2   3   4   5   6   7

12 июля представители силовых органов объявили, что в Дагестане раскрыта подпольная сеть шахидок, полностью готовых к совершению терактов на территории Центральной России. Сообщалось, что в Махачкале по двум адресам были задержаны 12 человек, в том числе 10 молодых женщин. При этом пятеро девушек и двое молодых людей были задержаны на 30 суток, а остальные, в том числе 12-летняя девушка – отпущены после проверки (Новое дело, 16.7.2010, http://skfonews.ru/news/1044). Отмечалось также, что «при задержании банды изъято два пистолета ПМ, в том числе один с глушителем, два пояса шахида, большое количество париков и грима, религиозная литература о джихаде, а также записные книжки с номерами автомобилей сотрудников правоохранительных органов. Четыре из задержанных женщин - вдовы уничтоженных ранее боевиков. Все они готовились в ближайшее время отправиться в «последний путь» (http://www.rg.ru/2010/07/21/terror.html). Как сообщил портал газеты «Комсомольская правда», у каждой из смертниц при себе было так называемое «прощальное письмо» (www.kp.ru/online/news/700815/). По сообщению «Российской газеты», все шахидки дали признательные показания (www.rg.ru/2010/07/21/terror.html).


Сотрудникам «Мемориала» удалось выяснить обстоятельства задержания. 10 июля в Махачкале в разное время были задержаны 11 человек: 9 женщин и 2 мужчин. 4 женщины действительно были вдовами убитых боевиков и находились под пристальным вниманием правоохранительных органов.

Айшат Макашарипову, Сакинат Саидову, Загру Магомедову, Фатиму Раджабову забрали из дома Фатимы Раджабовой, расположенного на улице Громова в Махачкале. По словам задержанных, в этот день было очень жарко, поэтому Айшат и Сакинат пришли к Фатиме искупать детей в бассейне. Загра шьет одежду и сдает ее в магазин Фатиме, она зашла занести выполненные заказы и задержалась поболтать с женщинами. Сакинат пришла к Фатиме Раджабовой со своим полуторагодовалым сыном Салихом. Во дворе в это время также находилась 12-летняя Батрижат Абдулаева. Возможно, кто-то из соседей сообщил, что в доме Раджабовой собралась группа женщин в мусульманских одеждах.

Около 13:30 в дом пришли сотрудники милиции, один из них представился заместителем начальника Кировского РОВД Ахмедом. Милиционеры и задержали всех женщин и детей.

Родственники задержанных поехали в Кировский РОВД, просили выпустить детей, однако сотрудники отдела заявили, что ни женщин, ни детей у них нет. Мать Сакинат Саидовой позвонила председателю организации ДРОО «Правозащита» Гюльнаре Рустамовой. Гюльнара пригласила адвоката Дибира Набиева и попросила приехать члена наблюдательной комиссии по местам лишения Гасана Айгунова. Айгунов проверил журнал регистрации задержанных и доставленных лиц – женщин и детей в списке не оказалось. В камерах он их также не нашел. Адвоката к задержанным не допустили.

Около 22:30 мужчина в гражданской одежде вынес на руках малолетнего Салиха Саидова.

На следующий день в 8:30 у Кировского РОВД снова собрались родственники задержанных, однако на территорию РОВД никого не пустили, даже адвоката, несмотря на имевшийся у него ордер. Адвокат направился в Прокуратуру, где подал жалобу дежурному прокурору Халитову. Халитов направил в Кировский РОВД помощника прокурора Кировского района, который полчаса спустя прибыл в РОВД, зашел внутрь, и, выйдя, сообщил, что среди задержанных разыскиваемых женщин нет. Вскоре после того, как помощник прокурора уехал, супруг З. Магомедовой связался с ней по сотовому телефону, и она сообщила ему, что находится в 17 кабинете здания отдела уголовного розыска Кировского РОВД. Адвокат снова связался с помощником прокурора, но тот сказал, что когда был в здании РОВД, проверил все кабинеты, они были закрыты.

Около 16:30 из здания Кировского РОВД была отпущена несовершеннолетняя Батрижат, которая вынесла два пакета с личными вещами задержанных женщин. Девочка пояснила, что была задержана вместе с остальными, но ей стало плохо, и ее отпустили. Батрижат страдает психическим заболеванием, пребывание в РОВД более суток без родителей оказало на нее серьезное травмирующее воздействие.

11 июля всех этих женщин отпустили под поручительство председателя организации ДРОО «Правозащита» Гюльнары Рустамовой. Никаких обвинений им не предъявили.

Заира Акаева, Залина Акаева, Заира Алиева, Марат Шихшаидов были задержаны на улице. В доме у Заиры Акаевой было найдено оружие. По ее словам, оно осталось от мужа. Акаева утверждает, что сложила оружие в сумку и ранее хотела сдать в милицию, но испугалась, что ее обвинят в незаконном обороте оружия. Мадина Гаджиева услышала, что ее подруг Заиру и Залину Акаевых забрали в милицию, поехала к ним домой узнать об обстоятельствах и там ее задержали. Всех задержанных этой группы, кроме Заиры Акаевой и Марата Шихшаидова, впоследствии также отпустили. Последним предъявлено обвинение по ст. 222 ч. 1 (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств) УК РФ.

Таким образом, информация о том, что в Дагестане задержана группа «шахидок» не соответствовала действительности, иначе большинство задержанных не были бы отпущены на свободу так скоро. Надо отметить, что Кировский РОВД достаточно часто фигурирует в сообщениях правозащитных организаций, как место, где к задержанным применяют насилие и по несколько дней не допускают адвокатов.

«Охота на шахидок» началась после терактов в Москве, и неизбирательные действия «силовиков» подогревали публикации в СМИ.

9 апреля в газете «Комсомольская правда» вышла статья под названием «Пособницами террористов стали 1000 вдов и сестер дагестанских боевиков». В ней идет речь о Марьям Шериповой, одной из террористок, взорвавших себя в московском метро, а также приведены фотографии двадцати двух женщин, по мнению авторов статьи «входящих в группу риска», то есть потенциальных шахидок (www.kp.ru/photo/gallery/22805/_CLEAN). Каждая фотография снабжена краткой справкой о том, какую связь, по данным издания, женщина имеет с вооруженным подпольем. Согласно этим справкам, большинство женщин - жены действующих или убитых боевиков. В статье также в неприглядном свете представлена организация «Матери Дагестана» и размещена фотография одного из ее учредителей - Гюльнары Рустамовой, чья связь с подпольем объяснена так: «По специальности швея, периодически принимает на дому заказы на пошив женской мусульманской одежды».

Публикация в «Комсомолке» вызвала бурю негодования среди правозащитников и журналистов в Дагестане. Подавляющее большинство женщин, чьи фотографии напечатаны в газете, живут открыто, не состоят в розыске, к уголовной ответственности их никогда не привлекали. По мнению правозащитников, подобные публикации не только грубейшим образом нарушают принцип презумпции невиновности, но и создают серьезную угрозу безопасности женщинам и их семьям.

Несколько женщин из списка обратились с заявлениями в Правозащитный центр «Мемориал». Они сообщили, что после публикации они заметили за собой неприкрытую слежку.

16 апреля в интервью дагестанскому еженедельнику «Черновик» Эльмина Баккуева, мать двоих детей-инвалидов (один – по слуху, другой – астматик), объяснила, что ей приходится каждый год возить детей на обследование и лечение в Москву, но после публикации в «Комсомольской правде» она не знает, что ей делать (www.chernovik.net/print.php?new=10283).

30 мая Эльмина Баккуева повезла обоих детей на плановый осмотр и лечение в Москву. На Казанском вокзале ее ожидали люди в штатском. Они окружили вагон, не позволили Баккуевой выйти. В вагоне ее допросили о целях приезда в Москву. Вели себя корректно, но попросили написать объяснительную, затем отпустили.

Баккуева должна была находиться в Москве до 18 июня, где ее дети проходили лечение в Московский институте детской педиатрии и хирургии и в Центре аудиологии и слухопротезирования, но, опасаясь провокаций со стороны сотрудников правоохранительных органов, уехала раньше.

18 июня еще две женщины, чьи фотографии были размещены в «Комсомолке» - Г. Рустамова и С. Юсупова, – обратились в ГУВД по г. Москве с просьбой возбудить уголовное дело в отношении авторов статьи за распространение о них сведений клеветнического характера.

В своем заявлении Г. Рустамова указывает, что в газете «Комсомольская правда» была размещена ее фотография, под которой авторы указывают ее ФИО, место рождения, специальность, а также сообщают, что она занимается пошивом женской мусульманской одежды. Рустамова считает заголовок статьи оскорбительным и дискредитирующим ее в глазах общественности, поскольку она не является пособницей террористов. В сентябре 2010 г. у Гюльнары должна была состоятся операция в Санкт-Петербурге, однако из-за выпуска данной публикации она побоялась ехать в Петербург, кроме того она боится передвигаться по городу. По словам Рустамовой, после публикации ее сын испытывает проблемы в общении со сверстниками, несколько раз подростки инициировали драки с ним и оскорбляли его мать.

С. Юсупова пояснила, что в статье опубликована ее фотография, под которой имеются ее данные и место рождения. В статье указано, что она является женой Э. Наврузова, хотя брак расторгнут два года назад. После выхода публикации ее уволили с работы, ее сына избили неизвестные, с ней прекратили общаться родственники. Кроме того, неизвестные лица следят за ней. Все, что изложено в этой статье относительно нее, Юсупова считает клеветой, а название статьи считает оскорбительным, поскольку она не является пособницей террористов. В сентябре ее дети должны пойти в школу, но она боится их туда пускать, а дочь даже боится сходить в соседний магазин.

Опрошенный в ходе дознания журналист «Комсомольской правды» А. Коц пояснил, что после возвращения из командировки в Дагестан, в ходе которой он готовил материал о личностях смертниц, подорвавших себя 29 марта в Москве, ему на электронную почту от одной из спецслужб поступила информация с текстами и фотоматериалами о жительницах Дагестана, находящихся на контроле правоохранительных органов. В письме были указаны личные данные этих женщин и короткие биографические справки. По итогам совещания редакция решила опубликовать список без указания личных данных. Целью статьи, по словам автора, было «информирование общественности, привлечение внимания правоохранительных органов Республики Дагестан к личностям, которые, вероятно, могут совершить в будущем террористические акты в г. Москве либо в других городах России»2.

25 июня в экспертно-криминалистический центр ГУВД по г. Москве было направлено письмо о проведении лингвистического исследования статьи А. Коца и Д. Стешина.

28 июня, не дожидаясь заключения эксперта, дознаватель управления организации дознания (УОД) ГУВД по Москве А.В. Тимофеева пришла к выводу, что в действиях Коца и Стешина отсутствует обязательный признак наличия состава преступления, предусмотренного ст. 129 УК РФ, – заведомость, под которой понимается точное знание лица о ложности сведений. На основании материалов проверки в возбуждении уголовного дела было отказано.

12 июля заместитель прокурора г. Москвы А.В. Козлов отменил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела как преждевременное; материалы были возвращены для дополнительной проверки с указанием установить источник информации, послуживший основанием для публикации статьи, опросить заявителей, получить результаты лингвистического исследования.

16 июля была выдана справка о лингвистическом исследовании, в соответствии с которой в представленных материалах «отсутствуют высказывания, содержащие негативную оценку персонально Рустамовой и Юсуповой, а также отсутствуют высказывания с лексическим наполнением, соответствующим семантическому полю «преступление», отсутствует перформативный глагол «обвинять» в каких либо грамматических формах и производные от него слова, и словесная конструкция «тяжкие или особо тяжкие преступления». Эксперт приходит к выводу, что установить, содержит ли текст публикации обвинение Рустамовой и Юсуповой в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления, не представляется возможным.

5 августа УОД ГУВД по Москве повторно отказало Рустамовой и Юсуповой в возбуждении уголовного дела.

После терактов в Москве «шахидофобия» развивается не только среди правоохранительных органов и СМИ, но и среди родителей увлекающейся исламом молодежи. После публикации в «Комсомольской правде» в «Мемориал» поступило заявление от Мизаховой Эльвиры Джарулаховны, жительницы города Дербент. В заявлении девушка пишет: «Из-за ссоры с отцом я вынуждена была уйти из дома родителей и жить отдельно на съемной квартире. В связи с последней публикацией в газете «Комсомольская правда» фотографий «женщин группы риска», мой отец угрожает мне тем, что он пойдет в ФСБ и скажет им, что меня зомбируют, и что я могу пойти на такой шаг, как взорвать себя. Все это он делает для того, чтобы я вернулась назад в родительский дом. Я взрослый человек, мне 28 лет, я имею право жить там, где считаю нужным. Прошу вас защитить мои права».


  1. Прокурор РИ Ю. Турыгин: «Фактов незаконного задержания не зафиксировано»



9 июля 2010 г. на одной из регулярных встреч президента РИ с родственниками людей, подозреваемых в связях с боевиками, прокурор Ингушетии Ю. Турыгин заявил, что его ведомством на территории Ингушетии «фактов незаконного задержания и действий со стороны правоохранительных органов не зафиксировано» (www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2010/07/m212951.htm). Об этом же позднее, 30 июля, заявил на расширенном заседании коллегии прокуратуры РИ и президент республики Ю.-Б. Евкуров: «В 2010 году республике нет похищений людей» (сайт Республика Ингушетия, 30.7.2010).


ПЦ «Мемориал» располагает прямо противоположной информацией о фактах похищений и пыток людей, повсеместных нарушениях процессуального законодательства при обысках, досмотрах, задержаниях и содержании подозреваемых под стражей. Президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров по-прежнему убежден, что правоохранительные органы никого необоснованно не задерживают, что всегда есть оперативная информация, которая служит причиной для задержания (www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2010/07/m212951.htm).


Возможно, это и так, но это не дает право представителям силовых структур бесцеремонно и открыто нарушать все законодательные нормы при задержании и проведении следственных действий с подозреваемыми. Ниже приведен далеко не полный перечень примеров, свидетельствующих о том, что начатая было в начале президентского срока Ю.-Б. Евкурова борьба за чистоту рядов в правоохранительных органах, очевидно, захлебывается. Лишь при личном вмешательстве президента РИ, а также благодаря настойчивым требованиям правозащитников в том или ином конкретном деле удается приостановить беззаконие. В остальном же правят бал произвол и безнаказанность силовых органов. Тревожный признак того, что и у ингушского президента сдают нервы и растет усталость от бессилья что-либо изменить, стали раздраженные реплики в адрес правозащитников, чего прежде он себе никогда не позволял. В интервью газете «Завтра» 23 июня 2010 г. Евкуров заявил, в частности, что некоторые правозащитники намеренно сгущают краски при описании спецопераций, представляют их нормой, а на самом деле речь идет лишь об «отдельных случаях такого рода». Прозвучали намеки на то, что правозащитники «отрабатывают» западные деньги, намеренно клевещут на правоохранительные органы. В то же время Евкуров пока не отказался от сотрудничества с правозащитниками. Встречи с ними проводятся регулярно, хотя и реже, чем раньше.

Хотя республиканские власти еще в целом настроены на конструктивное взаимодействие с правозащитниками, на местном уровне сотрудники правоохранительных органов нередко препятствуют работе активистов. Так, 10 июня в г. Малгобек члены Общественной наблюдательной комиссии по осуществлению контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания по РИ Магомед Муцольгов и Тамирлан Акиев не были допущены в местный ИВС, в котором намеревались проверить условия содержания находящихся в нем лиц. Также в ИВС не был допущен и Уполномоченный по правам человека в РИ Джамбулат Оздоев (www.memo.ru/2010/06/10/1006102.htm, www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2010/06/m209031.htm).

Правоохранительные органы в Ингушетии работают небрежно, не особенно заботясь о том, какие версии предложить общественности для объяснения той или иной операции. Шаблонные описания спецопераций нередко взаимно исключают друг друга. Интернет-издание «Ингушетияру.Org» приводит пример, когда по версии МВД РИ убитый 23 августа Илез Гарданов, объявленный лидером ингушских боевиков, был уничтожен, будучи заблокированым в жилом доме, а по версии УФСБ по РИ – скрываясь на автомобиле. Как получается такая несуразица? «Очень трудно перепутать несущуюся машину и стоящий дом», - резонно отмечает издание. Такие случаи не единичны. 5 мая 2010 г. был убит брат Илеза Магомед. Тогда сообщили, что он был убит в мечети при оказании сопротивления, при этом случайно пострадали две девушки (одна скончалась) и подросток (РИА Новости, 5.5.2010). А 6 мая «Российская газета» сообщила, что Гарданов с «поясом шахида» находился в автомобиле, оказал сопротивление, а рядом с ним были две его сообщницы, готовившие теракт на День Победы – очевидно, те самые девушки из первой версии (Российская газета, 6.5.2010; Ингушетияру.Org, 31.8.2010); (информацию ПЦ «Мемориал» о гибели И. Гарданова см.: www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2010/08/m216966.htm, о гибели М. Гарданова см.: http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2010/05/m205879.htm).

Отметим, что участвовать в противоправных действиях нравится далеко не всем милиционерам. В начале августа 2010 г. ингушские СМИ распространили информацию о том, что весь личный состав Карабулакского РОВД вышел на митинг в Назрани, потребовав у министра внутренних дел Виктора Поголова уволить начальника ГОВД Назира Гулиева, который заставляет сотрудников участвовать в похищениях, пытках, убийствах граждан и других противозаконных мероприятиях. Сообщалось также, что «беспредел» Гулиева в отношении сотрудников выражался в неуважительном отношении к ним и «тарифах», «которыми обкладывали сотрудников» (Ангушт.com, 13.8.2010, Ингушетия.Org, 17.9.2010). «В настоящее время здание ГОВД Карабулака покинули все сотрудники, на территории ГОВД и в кабинетах пусто», – сообщал сайт «Ингушетияру.Org».

13 августа министр внутренних дел РИ В. Поголов отстранил Н. Гулиева от исполнения обязанностей начальника Карабулакского ГОВД. 10 сентября стало известно, что Н. Гулиев уволен с должности. Однако через неделю, 17 сентября, Гулиев и его бывший заместитель (тоже уволенный) Илез Нальгиев в сопровождении около десятка своих сторонников ворвались в здание ГОВД и попытались силой занять прежние рабочие места. Случилась драка, в которой уволенный начальник оказался побежденным, а, по некоторым данным, Гулиев и Нальгиев были «избиты до неузнаваемости». Ряд помощников Гулиева оказались в «обезьяннике» (Ингушетия.Org, 17.9.2010). Позиция политического руководства республики на эту тему не озвучивалась публично. В Ингушетии известно, что Н. Гулиев – близкий родственник Увайса Евкурова – начальника охраны президента республики. Во время попытки силового возврата себе рабочего помещения, Гулиев выкрикивал, что подчиняется напрямую только президенту РИ. Это же он заявлял и раньше. Постскриптум, дополняющий эту экзотическую историю: по сообщению ингушских СМИ, у побежденной стороны, т.е. у офицера МВД Гулиева, были изъяты автомобиль «Порше-Кайен», а также две машины его «личной охраны» и «большое количество оружия» (Ангушт.com, 17.9.2010).


Ниже приведено несколько примеров спецопераций, которые и вызывают протест у населения, в том числе и у сотрудников милиции.

8 июня в 5:30 в с. Сагопши Малгобекского района сотрудниками неустановленных силовых структур в своем доме по адресу ул. Малгобекская, 11, были задержаны братья Цечоевы Беслан Макшарипович, 1984 г.р., и Адам Макшарипович, 1986 г.р. Не представляясь и не предъявляя документов, «силовики» провели в доме несанкционированный обыск, который длился около 40 минут. По словам родителей, им подбросили лимонку и пакет с неизвестным содержимым.

Родители собрались возле райотдела милиции, куда отвезли из сыновей. Вечером 8 июня туда два раза подъезжала машина скорой помощи. По имеющимся у Цечоевых сведениям, в ходе допросов Адама и Беслана пытали и жестоко избивали. О состоянии задержанных они узнали от врачей, которые выезжали на вызов. Позднее адвокат семьи Б.Б. Точиев сделал запрос в районную станцию скорой помощи и получил ответ за подписью и.о. главного врача А.С. Долтмурзиевой: «8 июня 2010 года в 20:35 бригада скорой помощи выезжала в Малгобекский РОВД РИ к гражданину Цечоеву Беслану Макшариповичу, 1984 г.р., для оказания экстренной медицинской помощи. Больному поставлен диагноз: закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга, ушиб поясничного грудного отдела спины».

Самого адвоката в здание РОВД несколько дней не пускали. Обращения в прокуратуру результатов не дали. В районной прокуратуре заявление родителей даже не приняли (www.memo.ru/2010/06/10/1006102.htm). 14 июня Уполномоченный по правам человека в РИ Джамбулат Оздоев был допущен к задержанным братьям Цечоевым, содержащимся в ИВС Малгобекского РОВД, побеседовал с ними, сфотографировал. Это стало возможным только после вмешательства в ситуацию президента РИ Юнус-Бека Евкурова. Он потребовал неукоснительного соблюдения закона и соблюдения прав задержанных. 15 июня к задержанным был допущен адвокат. К этому времени побои и пытки в отношении Цечоевых уже прекратились (они были наиболее интенсивными сразу после задержания), но на теле Б. Цечоева оставались следы.

17 июня срок административного ареста (10 суток за неподчинение сотрудникам милиции) братьев Цечоевых истек. 18 июня в 14:00 на свободу был отпущен Адам Цечоев, а его брату Беслану Цечоеву предъявили обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 (хранение и сбыт оружия и боеприпасов) УК РФ (www.memo.ru/2010/06/18/1806102.htm).

18 июня в представительство ПЦ «Мемориал» в г. Назрань с повторным письменным заявлением обратилась Зухра Читигова, беженка из Чеченской Республики, проживающая с семьей в городке беженцев «Промжилбаза» в г. Карабулак.

27 апреля 2010 года сотрудниками республиканской милиции был похищен ее сын Зелимхан Шейх-Мухамедович Читигов, 1989 г.р. Несколько дней родственники ничего не знали о его местонахождении. 1 мая дознаватель отдела дознания милиции общественной безопасности Карабулакского ОВД обратился в суд г. Карабулак об избрании меры пресечения в отношении Читигова. Только тогда родные узнали, что Зелимхану предъявили обвинение по ст. 222 ч. 1 (хранение и сбыт оружия и боеприпасов) УК РФ. Официально, согласно ходатайству дознавателя, Зелимхан был задержан в качестве подозреваемого 30 апреля в 20:00, т.е. через двое с лишним суток после похищения.

В суде Зелимхану стало плохо, и его на машине скорой помощи в сопровождении конвоя доставили в больницу. В беседе с адвокатом Зелимхан рассказал, что сотрудники милиции его били и пытали. Адвокат подала ходатайство о проведении судмедэкспертизы, однако оно не было удовлетворено.

Когда Зелимхан находился в Карабулакском ОВД, его пытались заставить отказаться от адвоката. Адвокату М.И. Эсмурзиевой также предлагали отказаться от этого дела. 28 мая адвокат пыталась в суде добиться изменения меры пресечения для Зелимхана под подписку о невыезде. Читигова привезли в суд на инвалидной коляске, так как сам он ходить не мог. На суде Зелимхан лежал. Доводы адвоката со ссылкой на состояние здоровья З. Читигова на суд действия не возымели, и его оставили под стражей.

Зелимхану Читигову был поставлен следующий диагноз: электротравма с синдромом миалгии, закрытая черепно-мозговая травма, моторная афазия, закрытая черепно-мозговая травма, травма грудопоясничного отдела позвоночника, ушиб спинного мозга, нижний парапез и нарушение функций тазовых органов по типу недержания, острое психогенное постстрессовое расстройство с выраженным генерализованным тревожным синдромом. У него также зафиксирован ушиб почек, острый гнойный средний отит, множественные ушибы туловища, термические ожоги стоп обеих ног. Зелимхан не мог самостоятельно ходить и нормально говорить (www.memo.ru/2010/06/21/2106101.htm).

В конце июня Зелимхан Читигов был выпущен на свободу под подписку о невыезде. По состоянию на 6 сентября 2010 г. уголовное дело в отношении него не прекращено. В то же время, как уже говорилось выше, 18 июня прокуратура г. Карабулака возбудила уголовное дело в отношении неустановленных сотрудников МВД, избивавших Читигова. В настоящее время родители отвезли Зелимхана в Чечню, где он проходит курс медицинской и психологической реабилитации. Его дело ведет адвокат «Мемориала» Магомед Гагиев.

В ночь на 26 июня, около полуночи, на автодороге «Кавказ» на окраине села Яндаре Назрановского района неизвестные обстреляли автомобиль ВАЗ-21099, в котором ехали два жителя города Назрань – Багаудин Якубович Ужахов, 1974 г.р., и Магомед Вахитович Яндиев, 1976 г.р. От полученных ранений Ужахов скончался. Яндиев в тяжелом состоянии был помещен в реанимационное отделение центральной клинической больницы г. Назрань. По данному факту возбуждено уголовное дело.

Ранее Магомед Яндиев обращался в правозащитные организации, в том числе и в ПЦ «Мемориал», с просьбой защитить его права. В первый раз Яндиев и еще несколько жителей Назрани обратились в «Мемориал» с жалобой на необоснованный арест и штраф за административное нарушение. Они были задержаны 14 октября 2008 г. Двое задержанных были избиты. В течение двух суток содержались под стражей. Их обвинили в том, что якобы они оказали сопротивление сотрудникам милиции при задержании. 16 октября 2008 г. в судебном участке № 9 Назрановского районного суда мировой судья Б.Ю. Толдиев признал их виновными и присудил административный штраф (www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2008/10/m152918.htm). В следующий раз Яндиев обратился в ПЦ «Мемориал» в ноябре 2009 г. На этот раз он жаловался на частые обыски в его квартире, которые проводили сотрудники федеральных силовых структур. Почему его дом обыскивали, Яндиев не знал (www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2009/11/m187359.htm). 25 июня 2010 г. Магомед Яндиев был задержан милиционерами и допрошен на предмет возможной причастности к незаконным вооруженным формированиям. После допроса его отпустили на свободу.

5 августа около 5:30 в с. Сурхахи Назрановского района сотрудниками неустановленных силовых структур были похищены три местных жителя: Ибрагим Магомедович Точиев, 1985 г.р., его двоюродный брат Зелимхан Баширович Муцольгов, 1983 г.р., и Илез Хамборович Аушев.

В тот же день мать Ибрагима Точиева Танзилла Муцольгова с письменным заявлением обратилась в представительство ПЦ «Мемориал» в Назрани и другие правозащитные организации. Она сообщила, что рано утром не менее 50 сотрудников силовых структур в масках ворвались в ее дом, выбив входную дверь. Они не представились, не предъявили документы, силой схватили Точиева и Муцольгова, ударив последнего по голове. Братьям закрыли лица пакетами и выволокли из дома, а затем увезли в неизвестном направлении. Примерно в это же время аналогичным способом в селе был похищен Илез Аушев. Позднее выяснилось, что его содержали в Назрановском РОВД отдельно от Муцольгова и Точиева и отпустили 6 августа.

Ранее, 6 июля 2010 г., Зелимхан Муцольгов обращался в ПЦ «Мемориал» с жалобой на произвол сотрудников силовых структур, которые на протяжении последних двух лет преследуют его, подозревая в причастности к незаконным вооруженным формированиям.

7 августа родственники похищенных приехали в г. Магас и встали около здания республиканского правительства в надежде, что кто-нибудь из официальных лиц их примет. К ним вышел секретарь совета безопасности РИ Бекхан Атигов. Он завел родственников в свой кабинет, пообещал оказать содействие в розыске. На некоторое время вышел, затем вернулся и сказал, ссылаясь на слова председателя правительства РИ Алексея Воробьева, что Муцольгов, Точиев и Аушев находятся в республике, они живы и здоровы. Родственников даже отвезли к зданию Следственного комитета, где должны были содержаться молодые люди. Однако там никого не оказалось: был выходной день.

9 августа, в понедельник, Б. Атигов заявил вновь собравшимся у правительственного комплекса родственникам, что Муцольгов, Аушев и Точиев этапированы в СИЗО г. Пятигорск. Он также сказал, что задержанные дают признательные показания.

10 августа в первой половине дня неизвестные люди выбросили Зелимхана Муцольгова в бессознательном состоянии на окраине ст. Нестеровская Сунженского района Республики Ингушетия на берегу р. Асса. Он был сильно избит. В настоящее время Зелимхан Муцольгов находится дома. 11 августа Танзилла Муцольгова позвонила секретарю совета безопасности Б. Атигову, чтобы выяснить судьбу своего сына Ибрагима Точиева. Атигов посоветовал ей позвонить в ОВД Назрановского района, заверив женщину в том, что ее сын жив. В ОВД Танзилле Муцольговой сказали, что в течение дня Ибрагима Точиева действительно доставят к ним. Откуда и кем он будет доставлен, сотрудники милиции не уточнили. Вечером того же дня Точиев действительно был доставлен в ОВД. Мать видела его. По ее словам, Ибрагим был сильно избит. Ему предъявили обвинение в причастности к незаконным вооруженным формированиям и незаконном хранении оружия (www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2010/08/m216935.htm).

  1. Новые дела по Северному Кавказу в Европейском суде по делам человека



Летом 2010 г. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес 8 решений по делам о нарушении прав человека на Северном Кавказе. Во всех случаях заявителями являлись жители Чечни.

В деле «Ильясова против России» интересы заявительницы представляли юристы Правозащитного центра «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека (EHRAC, Лондон).

Всего прошедшим летом удовлетворены жалобы 44 заявителей, которым было присуждено 1 198 000 евро за моральный вред, 100 975 евро за материальный вред. Кроме того, Российская Федерация должна компенсировать 34 711 евро судебных издержек.
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

«Мемориал» icon«Мемориал» получил премию имени Серхио Виейры де Мелло
Кракове (Польша) Обществу «Мемориал» была вручена премия имени Серхио Виейры де Мело
«Мемориал» iconЛ. В. Вахнина (Правозащитный центр «Мемориал»)
Незаконное использование труда военнослужащих по призыву в целях, не обусловленных исполнением обязанностей военной службы
«Мемориал» iconС. А. Ларьков (нипц “Мемориал”, Москва)
«ниспровергателями». Она и сейчас воспринимается такой, какой была создана в умах и настроении современников 70 лет назад советской...
Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница