«Мемориал»

Название«Мемориал»
страница4/7
Дата конвертации21.05.2013
Размер0,71 Mb.
ТипБюллетень
1   2   3   4   5   6   7

Боевики методически уничтожают милиционеров и других представителей власти. Трагически этим летом завершилась история семьи Магомедовых из с. Губден Карабудахкентского района Дагестана. Глава семьи, сотрудник МВД Абдулмалик Магомедов, был убит в октябре 2008 г. в перестрелке с боевиками лидера дагестанских боевиков Магомедали Вагабова. В ноябре прошлого года на могиле А. Магомедова были подорваны его вдова Елена Трифтониди, а также его дочь и сестра. 13 августа 2010 г. в Губдене был расстрелян последний представитель семьи Магомедовых старший лейтенант милиции Расул Магомедов. Известно, что семья активно противостояла религиозным экстремистам, которые в Губдене имеют серьезные корни: Магомедовы-милиционеры боролись с ними силовыми методами, а Е. Трифтониди, учительница русского языка – пропагандой в школе, а после гибели мужа – на пресс-конференциях и по телевидению (Коммерсант, 13.7.2010, Новое дело, 20.11.2009).




  1. Борьба с экстремизмом: новые эксперименты



Хотя представители власти по инерции исчисляют число боевиков несколькими десятками1, чрезвычайная обеспокоенность ситуацией очевидна.

Силовые методы воздействия на боевиков неэффективны: как птица-феникс, они возрождаются вновь и вновь. Пропагандистское воздействие на умы и души боевиков и сочувствующих им кругов ничтожно. Ничего не остается, как в который раз пытаться предложить им прощение. В течение лета 2010 г. президенты всех четырех республик, охваченных вооруженным противостоянием, – Ингушетии, Чечни, Дагестана и Кабардино-Балкарии – заявили о необходимости объявления амнистии боевикам с целью склонить их к выходу из «леса» и возвращению к мирной жизни. Любопытно отметить, что заявления об амнистии делались в разное время и взгляды на форму и содержание этого мероприятия у президентов перечисленных выше республик различны. Это отражает ситуацию почти полного отсутствия взаимодействия между республиками на фронте антитеррористической борьбы, различные стратегии и тактики этой борьбы. Попытка этой зимой и весной чеченских и ингушских правоохранительных органов вести совместное наступление на боевиков в приграничье двух республик провалилась и уже забыта.

Неудивительно поэтому, что ингушские власти, например, хотят предложить президенту РФ объявить амнистию лишь нескольким десяткам уроженцев Ингушетии. Очевидно, речь идет о конкретных лицах, о которых доподлинно известно, что они ушли в «лес» (Кавказский узел, 5.7.2010). Дагестанское руководство, в свою очередь, пока конкретного плана амнистии не имеет. По словам министра по национальной политике, информации и внешним связям дагестанского правительства Бекмурзы Бекмурзиева, известно лишь, что президент Дагестана Магомедсалам Магомедов «пытается добиться принятия федерального закона о серьезной амнистии, предоставлении возможности возвращения всех боевиков (выделено нами – ПЦ «Мемориал») к мирной жизни…» (Новое дело, 11.6.2010).

Столь же неопределенное мнение о конкретном содержании амнистии и в Кабардино-Балкарии. На встрече с представителями общественности Баксанского района президент республики Арсен Каноков заявил: «Те, кто каким-то образом оказался рядом с ними, но еще не переступил точку невозврата, имеют шанс вернуться к мирной жизни. И я их призываю сделать это пока не поздно. Поговорите с односельчанами, с соседями, с родственниками, чтобы отвести беду от наших детей» (РИА Новости, 30.7.2010).

Наиболее конкретен в словах и делах, как всегда, президент Чечни Р. Кадыров. Минуя Государственную думу РФ, которой принадлежит прерогатива объявлять амнистии, в начале июля президент ЧР Кадыров напрямую обратился к боевикам с призывом сдать оружие, пройти проверку на причастность к тяжким преступлениям и, в случае отсутствия претензий со стороны правоохранительных органов, вернуться к мирному труду (сайт Рамзан Ахматович Кадыров, 7.7.2010, ИА Грозный-Информ, 8.7.2010). Следует напомнить, что год назад Кадыров говорил ровно противоположное: 24 июня 2009 г., вскоре после покушения на ингушского президента Ю.-Б. Евкурова, он заявил, что больше никаких амнистий боевикам не будет: «Они сами выбрали свою судьбу: кто хотел, вернулся из леса, занялся мирным трудом, и мы не можем бесконечно выступать в роли педагогов, уговаривать, просить, прощать. Так не может быть, чтобы они покушались на милиционера, имама, президента, проливали их кровь, а затем, как невинные овечки, возвращались из леса» (ИА Интерфакс, 24.9.2009).

Подтверждением того, что между северокавказскими республиками нет взаимодействия в борьбе с религиозным экстремизмом, могут служить и совершенно различные подходы к так называемому ваххабизму. Если в Чечне нетрадиционный ислам категорически запрещен, то в Дагестане, несмотря на действие в республике специального закона о борьбе с ваххабизмом, представители власти все чаще делают заявления о возможности мирного сосуществования и диалога со сторонниками салафизма (ваххабизма). Широкое распространение этого течения в Дагестане – свершившийся факт; многие селения сейчас разделены по конфессиональному признаку. Здесь представителями власти предлагается переводить конфликт в сферу богословских и научных споров: «Насилие не должно идти впереди ислама, в авангарде должны быть знания, убеждения, довод, личный пример… Надо не вводить цензуру, а объяснять, просвещать, убеждать...» (из заявления Б. Бекмурзиева, Новое дело, 11.6.2010). Звучит призыв к «диалогу несмотря ни на что». «Конечно, среди так называемых ваххабитов существует радикальное вооруженное крыло, его члены замешаны во многом, но даже их мы приглашаем к диалогу», - заявил Бекмурзиев.

Наряду с этим, в Дагестане признают позитивным опыт «чеченизации» конфликта в Чечне в середине 2000-х гг., когда дело борьбы с подпольем постепенно было передано в руки местных «силовиков», которые одновременно были многократно усилены. Власти республики вышли на президента РФ с предложением пополнить состав дислоцирующейся в республике 102-й отдельной бригады оперативного назначения Внутренних войск МВД двумя батальонами, укомплектованными местными контингентами для ведения борьбы с боевиками в горной местности. Предполагаемая штатная численность батальонов – 400 чел. Предложение было одобрено президентом РФ, но конкретные сроки его реализации пока не обнародованы (Независимая газета, 18.8.2010). Помимо наращивания усилий, дагестанские власти рассчитывают и на «положительный», как они считают, опыт чеченских батальонов внутренних войск «Север» и «Юг», укомплектованных местными жителями. По словам первого вице-премьера правительства Дагестана Ризвана Курбанова, «в отличие от федералов, они на своей территории знают все горные дороги и тропы и даже по внешним признакам смогут отличить представителя традиционного ислама от экстремиста» (Коммерсант, 13.8.2010). Правда, обещано, что в эти войска, в отличие от Чечни, не будут набирать бывших боевиков. Важно и то, что этой мерой удастся направить в полезное русло энергию безработной молодежи, составляющей «группу риска», – именно из такого контингента боевики рекрутируют в «лесные братья».

Подобные шаги вполне могут иметь успех, если учесть, что в Дагестане молодые люди стремятся в армию, а родители дают многотысячные взятки за то, чтобы их приняли на службу. Это дает возможность уберечь сына от безработицы, иждивенчества и «леса». (РИА Дагестан, 7.7.2010). Между тем, ежегодный призыв в армию относительно невелик – 2-3 тыс. чел. (ИТАР-ТАСС, 11.6.2010). В этом отношении создание дагестанских батальонов можно оценивать положительно.

Кроме того, дагестанские власти, похоже, готовы пойти на возрождение народного ополчения, подобного тому, что было организовано в 1999 г. для отражения нападения отрядов Ш. Басаева. Председатель правительства Р. Курбанов в середине июля заявил, что «от мирных граждан поступают сотни заявлений, которые готовы объединиться вокруг правоохранительного блока, оказать нам содействие. Возможно, их помощь будет организованна в формате дружины» (Новое дело, 23.7.2010). В то же время опасность от подобных ополчений может перевесить положительный эффект. В 1999 г. основную роль в отражении нападения боевиков сыграла армия, а некоторые ополченческие отряды начали погромы домов местного чеченского населения. И лишь благодаря экстренным мерам дагестанских властей тогда удалось предотвратить развитие ситуации в направлении этнических чисток. И теперь ополченческие отряды, очевидно, будут вновь формироваться по этническому признаку. В условиях, когда в республике имеются очаги межнационального и межобщинного напряжения, это представляет несомненную опасность. В Пригородном районе Северной Осетии в 1992 г. именно наличие подобных ополченческих структур способствовало эскалации конфликта.
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

«Мемориал» icon«Мемориал» получил премию имени Серхио Виейры де Мелло
Кракове (Польша) Обществу «Мемориал» была вручена премия имени Серхио Виейры де Мело
«Мемориал» iconЛ. В. Вахнина (Правозащитный центр «Мемориал»)
Незаконное использование труда военнослужащих по призыву в целях, не обусловленных исполнением обязанностей военной службы
«Мемориал» iconС. А. Ларьков (нипц “Мемориал”, Москва)
«ниспровергателями». Она и сейчас воспринимается такой, какой была создана в умах и настроении современников 70 лет назад советской...
Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница