«Мемориал»

Название«Мемориал»
страница3/7
Дата конвертации21.05.2013
Размер0,71 Mb.
ТипБюллетень
1   2   3   4   5   6   7


Рамзан Кадыров угрожает «Мемориалу»



3 июля, через полтора месяца после приема в Кремле Президентом РФ Д. Медведевым правозащитников, среди которых было пять сотрудников «Мемориала», в интервью телеканалу «Грозный» Рамзан Кадыров изложил свое мнение о «мемориальцах». Он назвал людей, причастных к «Мемориалу», «врагами народа, врагами закона, врагами государства» (ТК Грозный, передача «Интервью с президентом», 3.7.2010). К тому же он заявил, что главная задача «Мемориала» - писать в интернете «всякие гадости и ерунду» о Чечне, за что его сотрудники якобы получают огромные деньги с Запада.

ПЦ «Мемориал», учитывая современную ситуацию в Чечне, расценил такое публичное заявление президента ЧР как прямую и явную угрозу своим сотрудникам. Республиканские чиновники и сотрудники чеченских правоохранительных органов могут воспринять слова Кадырова как указание действовать против «Мемориала» и его сотрудников со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ситуация с угрозами в адрес «Мемориала» очень напоминала прошлогоднюю, предшествовавшую убийству Натальи Эстемировой (www.memo.ru/2010/07/08/0807101.htm).

Многие представители российской и зарубежной общественности серьезно отнеслись к угрозам Кадырова и постарались донести свою обеспокоенность до российских властей. Так, докладчик ПАСЕ о положении с правами человека на Северном Кавказе Дик Марти заявил, что считает слова президента Чечни «недопустимыми и недостойными» (www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2010/07/m212947.htm). Члены Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека (всего 13 чел.) 20 июля 2010 г. обратились к Дмитрию Медведеву, попросив его «вмешаться в сложившуюся опасную ситуацию и сделать все возможное для того, чтобы оградить правозащитников, работающих в Чеченской Республике, - в том числе и «мемориальцев», - от угроз и шельмования со стороны должностных лиц, обеспечить им возможность нормальной работы, исключить возможность по отношению к ним незаконного насилия со стороны представителей государственных органов».

Очевидно, какая-то реакция «сверху» последовала. Во всяком случае, через несколько дней Кадыров демонстративно смягчил тон своих высказываний о правозащитниках и даже выразил недоумение по поводу шумихи вокруг его слов «о якобы существующей в Чечне угрозе жизни правозащитников». «Никто в Чечне им не угрожал и не угрожает», - заверил он. Говоря о «Мемориале», он подчеркнул, что «никому в республике в голову не приходило мешать его деятельности». Еще президент ЧР заявил, что «нет в республике закрытых тем, проблем. Нет вопросов, которые кому-либо возбраняется поднимать и обсуждать…». И, наконец, Кадыров сказал: «Мы никому не позволим чинить препятствия в деятельности правозащитников» (ИА Интерфакс, 11.7.2010). Официальный правозащитник Чечни Н. Нухажиев, в свою очередь, добавил, что «в словах Рамзана Кадырова не было ни угрозы, ни давления». По мнению Нухажиева, «даже будучи официальным лицом, он, как и всякий человек, имеет право выразить свое личное мнение» (ИА Грозный-Информ, 21.7.2010). Нельзя не вспомнить, что выразивший свое личное мнение относительно Кадырова председатель Совета ПЦ «Мемориал» Олег Орлов в связи с этим уже год находится под уголовным преследованием.

Годовщина убийства Натальи Эстемировой: преступление не раскрыто



15 июля 2010 г. – годовщина убийства нашей коллеги Натальи Эстемировой, похищенной в Грозном и застреленной на территории Ингушетии. Ровно год длится расследование уголовного дела об убийстве Наташи. В последние несколько месяцев постепенно, из разных источников появляются сведения о ходе следствия.

8 июля 2010 г. в Независимом пресс-центре прошла пресс-конференция «Расследование убийства Натальи Эстемировой: вопросы к следствию» с участием председателя Совета ПЦ «Мемориал» О. Орлова, руководителя программы «Миграция и право» ПЦ «Мемориал», председателя Комитета «Гражданское содействие», члена Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека С. Ганнушкиной, члена Совета ПЦ «Мемориал» А. Черкасова, исследователя по России Human Rights Watch Т. Локшиной и адвоката стороны потерпевших Р. Карпинского (www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2010/07/m211322.htm).

Александр Черкасов пояснил причины, заставившие всех участников выступить на пресс-конференции: как стало известно от ознакомившегося с материалами следствия адвоката Романа Карпинского, в последние месяцы следствие, очевидно, остановилось на одной версии (см.: www.memo.ru/2009/07/16/3.jpg) и на этом, судя по всему, считает свою работу оконченной. На роль убийцы назначен боевик Алхазур Башаев, уже убитый, который якобы испытывал личную неприязнь к Н. Эстемировой. Таким образом, преступление в скором времени может быть объявлено раскрытым, судебный процесс станет ненужным, и, главное, будут опровергнуты все подозрения о причастности к преступлению представителей государственной власти.

Прочие версии, прежде всего связанные с делами, которыми занималась Наташа, – о похищениях людей, бессудных казнях (в частности, материалы о публичной казни Ризвана Альбекова в селе Ахкинчу-Борзой 7 июля 2009 г. и о похищении Апти Зайналова 26 июня 2009 г.), сожжении домов семей боевиков сотрудниками правоохранительных органов ЧР, – остаются неисследованными.

«Назначенный» виновным Алхазур Башаев убит в ходе спецоперации в ноябре 2009 г. Резонансные преступления вообще часто списываются на убитых боевиков (последние примеры: в августе этого года было объявлено, что убиты все организаторы теракта 17 августа 2009 г. на территории Назрановского ГОВД, когда погибли и были ранены свыше ста человек; уничтожены и все организаторы мартовских терактов 2010 г. в московском метро).

Но если перед следствием была поставлена задача во чтобы то ни стало списать убийство на боевиков, то кто-то должен был бы начать сочинять такую версию. Тогда и могло показаться удобным использовать для этого «мемориальский» материал о боевиках, который находился в числе прочих на изъятом из компьютера Эстемировой жестком диске.

По мнению Светланы Ганнушкиной, поначалу было «четкое ощущение, что следствие заинтересовано в раскрытии этого преступления». Первые допросы сотрудников «Мемориала» касались работы самой Эстемировой, тех дел, которые она вела в последние дни жизни (похищения, публичная казнь).

Однако к весне 2010 г. вопросы членов следственной группы сосредоточились исключительно на публикациях «Мемориала» о боевиках. При этом в частных разговорах следователи высказывали сомнения в том, что это направление расследования может вывести на реальных убийц Наташи.

По сведениям С. Ганнушкиной, главной уликой против Башаева стал найденный правоохранительными органами и предъявленный следствию тайник, в котором находились пистолет, из которого была убита Эстемирова, и поддельное удостоверение сотрудника МВД с фотографией А. Башаева. «Не хватает еще только загодя написанного чистосердечного признания в убийстве, которое боевик тоже хранил бы в этом своем схроне», – горько шутит С. Ганнушкина (www.memo.ru/2010/07/08/0807101.htm).

Заявления высоких должностных лиц, сделанные летом и осенью по поводу хода расследования этого преступления, лишь усилили сомнения общественности.

Так, в день первой годовщины убийства Н. Эстемировой президент РФ Дмитрий Медведев на пресс-конференции в Екатеринбурге по итогам проходивших в этом городе российско-германских межгосударственных консультаций сообщил следующее: «Здесь ситуация такая: я регулярно получаю доклады от нашего Следственного комитета. Смысл последнего доклада таков… Расследование идет полным ходом… Определен и точно установлен исполнитель убийства – киллер… Он объявлен в международный розыск. И, наконец,… сейчас происходят следственные действия, направленные на установление не только исполнителя, который уже в розыске, но и заказчика этого тяжкого преступления» (сайт Президент России, 15.7.2010).

Если убийца объявлен в международный розыск, то, видимо, следствие предполагает, что он скрывается за рубежом?

Олег Орлов в связи с этим выразил сомнения: «Я не понимаю, о чем речь. Если идет речь, согласно материалам следствия, о боевике Алхазуре Башаеве, то как он может находиться в розыске? Башаев убит. Если имеется в виду эта версия следствия, то я глубоко разочарован» (ИА Интерфакс, 15.7.2010).

Еще больше запутало ситуацию и вызвало недоумение сделанное 28 сентября 2010 г. заявление главы Следственного комитета при прокуратуре РФ Александра Бастрыкина. По его словам, убийца Натальи Эстемировой известен и в данный момент принимаются все меры для его задержания. «Нам совместно с органами внутренних дел удалось серьезно продвинуться в расследовании этого дела. Нам известен исполнитель», – сказал А. Бастрыкин на встрече с делегацией международного комитета по защите журналистов. При этом он добавил, что хочет «прокомментировать заявления ряда правозащитников о том, что он [исполнитель убийства] якобы скончался. По данным спецслужб, совместно с которыми мы ведем розыск, он жив. Более того, находится на территории России». По словам Бастрыкина, известен регион, в котором находится убийца. Задержать его и передать органам правосудия планируется в ближайшее время. «Мы убеждены в виновности предполагаемого исполнителя, она подтверждена доказательствами по делу», – подчеркнул Бастрыкин. Известно, что совместный розыск преступника ведут подразделения МВД и ФСБ (Новые известия, 28.9.2010).

Бастрыкин не назвал фамилии подозреваемого, но, как стало известно «Новой газете» от источника, непосредственно участвующего в следствии, им удивительным образом по-прежнему считается именно Алхазур Башаев. По словам Бастрыкина, недавно останки боевиков, среди которых предположительно находилось и тело Башаева, были эксгумированы и отправлены на экспертизу ДНК. На следующий после заявления Бастрыкина день тот же источник заявил корреспонденту «Новой газеты»: «Башаев однозначно жив. Он выходил на связь, это установлено оперативным путем. Нам эту информацию дало МВД по Северо-Кавказскому и Южному федеральным округам». На вопрос, проведена ли экспертиза по ДНК, следователь ответил следующее: «Нет, не проведена. Там кости пока отмокают. Но Башаева среди убитых точно нет. У нас теперь приказ — поймать его живым!» (Новая газета, 29.9.2010).

Официальная правозащита в Чечне сегодня



Спустя год после убийства Н. Эстемировой работа «Мемориала» в Чечне сильно затруднена, хотя и не запрещена официально. Но еще труднее работать местным, региональным правозащитным организациям. За ними пристально следит официальный правозащитник Н. Нухажиев, считающий своей обязанностью постоянно направлять их деятельность в «правильное русло».

Кроме присмотра за общественностью, Уполномоченный по правам человека в ЧР сосредоточился на двух аспектах: требованиях расследовать преступления прошлых лет и заявлениях об ущемлениях прав чеченцев в настоящее время за пределами Чечни. Нарушения же прав человека на территории республики сегодня остаются вне поля его внимания.

Много лет Нухажиев настаивает на проведении работ по опознанию тел без вести пропавших, организации на территории Чечни идентификационной лаборатории, а также активизации работ по разминированию территории республики. Много лет с аналогичными требованиями выступают и «мемориальцы». Но есть принципиальные различия в работе. Во-первых, мы не только говорим, но и добиваемся расследования конкретных преступлений, используя для этого, в частности, жалобы в Европейский суд по правам человека. Во-вторых, мы не ограничиваемся временными рамками, мы не игнорируем проблему исчезновений людей, пыток и бессудных казней, происходящих в современной Чечне.

Понимая, что совсем отрываться от современности нельзя, Нухажиев нашел оригинальный выход, направив свою правозащитную энергию за пределы Чечни. Сама жизнь в последние месяцы дает ему обильную пищу для бурной деятельности и резких заявлений: то чеченских подростков избили в лагере детского отдыха в Краснодарском крае, то проезжавшие через Ингушетию автобусы с футбольными болельщиками из Чечни забросали камнями, то в Москве убили молодого человека, а убийцами оказались чеченцы. Борьба с образом чеченцев как «кровожадных дикарей» (выражение самого Нухажиеваприм. ПЦ «Мемориал»; см. сайт Уполномоченного по правам человека в ЧР, 2.8.2010) вне пределов республики, независимо от степени участия самих чеченцев в подобных инцидентах, стала одной из главных и излюбленных тем официального правозащитника. Именно сюда Нухажиев требовательно перенаправляет внимание независимых правозащитников (сайт Уполномоченный по правам человека в ЧР, 2.8.2010).

Удивительную способность не замечать бревна в собственном глазу, но зорко следить за соблюдением прав человека вне пределов своей республики демонстрирует случай с задержанием и избиением ингушскими милиционерами в г. Карабулак РИ уроженца Чечни Зелимхана Читигова. 21 июля 2010 г. Нухажиев потребовал от президента РИ возбудить уголовное дело в отношении превысивших должностные полномочия ингушских «силовиков» (сайт Уполномоченного по правам человека в ЧР, 21.7.2010). Случай с Читиговым демонстрирует «оперативность» работы аппарата Уполномоченного по правам человека в ЧР. Здесь на похищения и пытки З. Читигова отреагировали почти спустя три месяца: молодой человек был задержан 28 апреля 2010 г. Его родители немедленно обратились в офис ПЦ «Мемориала» в Назрани, и информация об инциденте была размещена на нашем сайте (www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2010/04/m205850.htm). В адрес генерального прокурора РФ был направлен официальный запрос. По запросу была проведена прокурорская проверка, возбуждено уголовное дело в отношении неустановленных сотрудников милиции, допустивших насилие в отношении Читигова; наконец, 1 июля Читигов был отпущен под подписку о невыезде. Данные о развитии событий вокруг З. Читигова были опубликованы «Мемориалом» 21 июня (www.memo.ru/2010/06/21/2106101.htm). И лишь после всего этого о похищении узнал Нухажиев, который «не замедлил» выразить свое возмущение и потребовал возбудить уголовное дело, а ведь оно уже давно было возбуждено!..

В данной связи уместно напомнить Н. Нухажиеву, что жители Ингушетии также регулярно вывозятся чеченскими «силовиками» на территорию Чечни, подвергаются там пыткам, исчезают бесследно. Исчезают на территории Чечни и сами чеченцы, хотя статистически отразить это все сложнее – как из-за проблематичности работы «мемориальцев» в республике, так и из-за того, что жители напуганы и отказываются обнародовать свои проблемы.

Уполномоченный по правам человека в ЧР мог бы вмешаться и в очередной «перегиб» на ниве борьбы за нравственность чеченцев. В июне стало известно, что по Грозному на машинах разъезжают неизвестные люди и стреляют в девушек с непокрытыми головами из пейнтбольных ружей. Пострадавшие по своим каналам выяснили, что одна из машин принадлежит сотрудникам оперативно-розыскной части МВД ЧР (www.memo.ru/2010/06/10/1006101.htm). Узнав об этом, президент Чечни Кадыров лишь одобрил «начинание», обещав объявить благодарность стрелкам… (www.memo.ru/2010/07/08/0807101.htm).

Не кажется ли Нухажиеву, что именно здесь следует требовать от властей полного и объективного расследования преступлений? Нет, ему так не кажется. А правильным он считает вручить министру внутренних дел ЧР А. Алханову и его заместителю Р. Эдилову медали «За защиту прав человека» с формулировкой «За весомый вклад в дело защиты конституционных прав граждан, развитие сотрудничества в области прав человека и активное участие в строительстве гражданского общества» (сайт Уполномоченного по правам человека в ЧР, 20.7.2010).

Вооруженное сопротивление: полный разгром или новый виток войны?



В борьбе с террористическим подпольем на Северном Кавказе в последние месяцы наметился существенный прогресс. Уничтожен или задержан целый ряд известных боевиков, в последние годы стоявших у руля экстремистского движения в регионе: Саид Бурятский, Анзор Астемиров и многие другие. Летом чувствительные удары по верхушке боевиков продолжились. В начале июня было объявлено о задержании в Ингушетии одного из главных руководителей подполья Али Тазиева (он же Ахмед Евлоев) по кличке Магас, который несколько лет возглавлял чрезвычайно активное сопротивление в Ингушетии (Коммерсант, 10.6.2010). Редчайший за последние годы случай задержания боевика столь высокого уровня живым, очевидно, дал быстрый положительный эффект. 11 июня было объявлено об уничтожении уже в Чечне крупной группы боевиков. Позднее появились сообщения, что в ее составе находился иорданец Ясир, известный как специалист взрывного дела (ИА Грозный-Информ, 13.6.2010). Официальные органы утверждали, что показания о местоположении подельников дал задержанный Магас. Всего, по данным ФСБ, за первую половину 2010 г. было нейтрализовано 240 рядовых боевиков и 11 их лидеров (ИА Интерфакс, 15.6.2010).

Возможно, что эти успехи федеральных и местных силовых структур способствовали новому расколу в стане вооруженных противников России на Северном Кавказе.

Вскоре после пленения Магаса, в июне 2010 г., лидер северокавказских боевиков Доку Умаров выступил с видеообращением к «муджахедам», в котором признал, что «наступили трудные времена для джихада в наших краях» (Hunafa.com, 16.7.2010). А 2 августа на сайте «Кавказ-центр» был размещен видеоролик, в котором Умаров неожиданно сообщил, что, в связи с плохим состоянием здоровья, он передает власть в «Имарате Кавказ» некоему Асламбеку Вадалову – малоизвестному боевику, некоторое время назад назначенному заместителем («наибом») Умарова. Состоявшаяся передача власти неожиданно подтвердила многократные заявления Р. Кадырова о том, Умаров тяжело болен, брошен, одинок, никем не управляет и уже «готов взорвать себя от отчаяния» (Кадыров ссылался на перехваченную флеш-карту, которую, по его утверждению, Умаров отправил своему представителю на Украине) (из интервью Русской службе новостей, 16.6.2010, ИА Грозный-Информ, 13.6.2010).

Однако через день в этой истории произошел новый поворот. В своем очередном видеоролике Умаров дезавуировал собственное заявление и вернул себе статус «амира Имарата Кавказ». В ролике, размещенном на сайте «Кавказ-Центр», было объявлено, что предыдущее заявление было «полностью сфабриковано». За информационный прокол от должности был отстранен «директор информационного департамента Имарата Кавказ» Мовлади Удугов (Коммерсант, 13.8.2010).

В последующие дни события развивались стремительно, обнажая глубину дезорганизации в стане боевиков. Чеченские боевики и воюющие вместе с ними арабские ваххабиты заявили о выходе из подчинения Доку Умарову, оскандалившемуся противоречивыми заявлениями об отставке и возвращении. Кадры запечатлели около 50 участников незаконных вооруженных формирований, рассевшихся на холме. В первом ряду оказались два чеченских полевых командира — Асламбек Вадалов и Хусейн Гакаев. Рядом с ними — араб Муххадан, занимающийся, по данным МВД и ФСБ, подготовкой террористов-смертников (Коммерсант, 14.8.2010). Вскоре со своими заявлениями выступили боевики Кабардино-Балкарии, Ингушетии и Дагестана, поддержавшие Умарова и призвавшие «братьев» из Чечни не вносить раскол в их «борьбу» (Hunafa.com, 11.8.2010).

Характерные формулировки обращений северокавказских «муджахедов» друг к другу (например: «Мы исходим из той информации, которая дошла до нас, и, конечно, не знаем всех нюансов»Hunafaom, 6.8.2010) говорят о том, что между их группировками нет устойчивой связи, не то что координации и соподчинения. Тем не менее, развернувшаяся летом дискуссия наглядно демонстрировала кризис институтов «Имарата Кавказ»: чеченские боевики указывали на то, что Умаров «проявил неуважение к меджлису» (представительный орган управления), а их оппоненты, в частности, «кадий» (верховный судья) «Имарата Кавказ» Магомедали Вагабов (Сайфуллах), призвал боевиков «не препираться», делая акцент на том, что присягу Умарову надлежит соблюдать, пока он не совершит «явный куфр», т.е. предательство в пользу российских властей (Джамаат Шариат, 8.8.2010).

Вся эта история, несомненно, нанесла серьезный урон имиджу руководства боевиков. Однако к концу лета дискуссии на страницах экстремистских интернет-изданий утихли, и, судя по всему, сторонникам Умарова удалось вернуть под свой контроль, по крайней мере, информационное пространство. Собственно, даже в разгар скандала оно вполне контролировалось ими: основные интернет-ресурсы боевиков, представляющие все «вилайяты» «Имарата», такие, как Кавказ-Центр, Hunafa, Guraba, Islam Din, Джамаат «Шариат» (последний с недавних пор именуется «Кавказским джихадом») и др., заняли сторону Умарова. Фрондирующая же часть боевиков размещала свои заявления на малоизвестном «вайнахском» форуме www.lamanserlo.com, совсем не специализирующемся только на исламской и экстремистской тематике (форум полон анекдотов, «приколов» и т.п.).

Едва ли боевики сильно сплочены сейчас, и вряд ли реально существует единый центр командования террористическими атаками. Судя по тому, что Умаров быстро реагирует на изменения обстановки в Дагестане (по его опубликованным распоряжениям) и почти не реагирует на события в Ингушетии, Чечне и Кабардино-Балкарии, центр усилий боевиков «Имарата» переместился в Дагестан. Там же представители правоохранительных органов несут сейчас наибольшие потери (см. таблицу ниже).

Примечательно, что, если новый «амир» Дагестана был назачен «омрой» (указом) Умарова уже через 10 дней после гибели 20 августа 2010 г. «старого» - М. Вагабова (Кавказский джихад, 1.9.2010), то о назначении нового «амира» Ингушетии после пленения Магаса ничего не известно уже три месяца. 11 августа на сайте ингушских боевиков Hunafa.com было размещено единственное заявление некоего «амира» и «валия» Ингушетии Адама, о котором ничего не известно. О назначении его Умаровым сайты боевиков не сообщали. Кто все-таки руководит ингушскими боевиками на сегодняшний момент, не ясно. 23 августа в ходе спецоперации в с. Плиево был убит 23-летний Илез Гарданов, который, как утверждают в республиканском УФСБ, являлся главарем плиевской подпольной группы и с недавних пор возглавлял все подполье на территории республики (Ингушетияру.Org, 31.8.2010). Еще более экзотическая ситуация в Кабардино-Балкарии, где местный «амир» Абдуллах и вовсе «унаследовал» «ношу амирства» от Анзора Астемирова, который ему эту должность завещал, перед своей гибелью в марте 2010 г. (из видеообращения «амира» Абдуллаха на сайте Hunafa.com, 15.8.2010).

После скандала в стане боевиков комментарии российских высокопоставленных чиновников в адрес Умарова и перспектив всего экстремистского движения на Северном Кавказе становились все более саркастическими. Пищу этому своими противоречивыми и безграмотными заявлениями давал и сам Умаров. Когда Умаров взял на себя организацию взрыва частного автомобильного гаража недалеко от офиса «Газпрома» в Москве 9 августа, и вовсе заговорили о его психической неадекватности (Коммерсант, 13.8.2010).

Однако вскоре боевикам удалось вновь громко заявить о себе. 17 августа произошло сразу два крупных теракта. Первый взрыв произошел в центре Пятигорска – столице вновь образованного Северо-Кавказского федерального округа. Возле кафе на людном Кировском проспекте была взорвана начиненная от 30 до 40 кг взрывчатки легковая машина. К счастью, никто не погиб, но число пострадавших достигло 30 чел. (РИА Новости, 17.8.2010, 18.8.2010). За несколько часов до этого террорист-смертник подорвал себя на посту ДПС на административной границе Северной Осетии и Ингушетии. Погибли двое милиционеров, еще трое были ранены.

В конце лета боевики продемонстрировали способность концентрировать достаточно мощные силы и наносить чувствительные удары по противнику. Впечатляющей демонстрацией этого было ночное нападение 29 августа на родовое село Р. Кадырова Центорой (Хоси-Юрт), в котором, к тому же, в этот момент находился сам Кадыров. По понятным причинам село считалось до последних пор самым безопасным местом в Чечне. Боевики силой от 30 чел. (по официальным данным), до 60 чел. (по данным сайта Кавказ-Центр) ударили по спящему селению, причем, по утверждению боевиков, они пробились до рубежа в 150 метров от резиденции президента ЧР. Боевики успели сжечь несколько домов (по их данным 10) и автомобилей. Боевики утверждают, что в нападении объединили силы сразу три отряда. Данные о взаимных потерях сильно разнятся. Президент ЧР утверждал, что бой был скоротечным и 12 боевиков быстро были уничтожены огнем снайперов. Со стороны милиционеров, по словам Кадырова, погибло 2 человека. Позднее СКП была озвучена информация о гибели 6 милиционеров и ранении 18 чел. и, кроме того, ранении еще 7 мирных жителей (Кавказский узел, 30.8.2010). Кадыров с этим утверждением категорически не согласился, признав, что осколками были ранены только 4 мирных жителя. Боевики же утверждают, что убили по крайней мере 15 милиционеров (из них 5 чел. были убиты адресно), а сами потеряли пятерых человек (Кавказ-Центр, 29.8.2010). Боевики объявили, что использовали новую для себя «афганскую» тактику, когда вместе с обычным партизанским отрядом действует группа «шахидов», прикрывающая отход остальных (Кавказ-Центр, 30.8.2010). Факт самоподрыва нескольких боевиков подтвердили и в региональном СКП (Кавказский узел, 30.8.2010).

Вполне вероятно, что нападение на Центорой не согласовывалась с Доку Умаровым и было призвано продемонстрировать самостоятельность и силу отколовшегося крыла боевиков.

Еще один очаг острой напряженности – Кабардино-Балкария, где уже едва ли не ежедневно происходят нападения на представителей органов правопорядка и власти. А 21 июля произошел крупный теракт на инфраструктурном объекте – Баксанской ГЭС, в результате которого были убиты двое охранников, ранеными оказались несколько служащих станции. Несколькими взрывами были разрушены два из трех гидроагрегатов и система управления станцией. Теракт оказался возможным во многом благодаря вопиющей беспечности и халатности охранников (Коммерсант, 21.7.2010, Власть, 26.7.2010). Нельзя не обратить внимание на устойчивый рост числа жертв среди «силовиков» в Кабардино-Балкарии. Этим летом было убито 14 и ранено 17 чел. (см. таблицу). Между тем, летом прошлого года было только 8 раненых, осенью 2009 г. – 4 убитых и 6 раненых, зимой 2009/2010 г. жертв не было, но весной 2010 г. убитыми числилось уже 7 силовиков и 10 были ранены.)


Таблица. Потери представителей правоохранительных органов и военнослужащих по сообщениям российских информационных агентств

летом 2010 г.




Июнь

Июль

август

ВСЕГО




Убито

ранено

убито

ранено

убито

ранено

убито

ранено

Чечня

3

6

8

13

9

33

20

52

Ингушетия

4

7

3

16

2

4

9

27

Дагестан

21

18

23

14

12

21

56

53

КБР

3

2

5

11

6

4

14

17

РСО-А













2

3

2

3

КЧР







1










1




ВСЕГО

31

33

39

54

31

65

102

152


За этот же период в зоне вооруженного конфликта на Северном Кавказе погиб 31 мирный житель и 109 были ранены.

Для сравнения, весной 2010 г. в результате терактов и боестолкновений с боевиками погибли 64 представителя силовых структур и 135 чел. были ранены. Основная масса потерь (32 убитых и 60 раненых) пришлась на Дагестан. Летом 2009 г. 142 чел. были убиты и 208 чел. ранены. Основная масса потерь (47 убитых и 114 раненых) тогда пришлась на Ингушетию. Последний факт наиболее примечателен: число нападений на милиционеров в Ингушетии после задержания их многлетнего лидера Магаса существенно сократилось; потери силовых органов сократились многократно. Видимо, дают положительный эффект не только курс на физическое устранение подполья, но и усилия президента РИ Ю.-Б. Евкурова по организации профилактической и разъяснительной работы с молодежью и их родственниками. Станет ли эта тенденция устойчивой – покажет будущее.


  1. Дагестанское подполье



На фоне раздрая в стане чеченских боевиков, всегда бывших «локомотивом» сопротивления российскому государству на Северном Кавказе, теперь на передний план выдвинулась ситуация в Дагестане, где временами счет погибшим и пострадавшим в боестолкновениях и терактах с обеих сторон порой велся на десятки ежесуточно. Например, только 16 июня в разных районах республики были уничтожены 10 боевиков. При этом погибли 5 «силовиков» и еще 9 были ранены (Комммерсант, 17.6.2010).

Резкое осложнение обстановки в Дагестане в последние месяцы связывали с деятельностью его лидера дагестанского подполья Магомедали Вагабова, считающегося, в частности, организатором взрывов в московском метро в марте этого года. В последнее время он выступал под именем Сайфуллах Губденский (чаще – просто Сайфуллах, не путать с убитым этой весной «амиром» Кабардино-Балкарии Анзором Астемировым, тоже носившем прозвище Сейфуллах – «Меч Аллаха»), а должность его с 15 июля 2010 г. именовалась «кадий Имарата Кавказа и амир Дагестанского фронта», а также «валий Вилайата Дагестан». На эти должности он был назначен Доку Умаровым (Джамаат Шариат, 13.8.2010). Отказ Вагабова от светского имени, публикация на сайте дагестанских боевиков его объемной биографии, в которой особо подчеркивались его глубокие познания в области мусульманского богословия и арабского языка, полученные, к тому же, в Пакистане (Джамаат Шариат, 8.8.2010, 13.8.2010), наталкивали на мысль о том, что 35-летний Вагабов выдвигается на вакантную после гибели Саида Бурятского роль духовного лидера боевиков.

Показать организованность и скоординированность дагестанских боевиков была призвана запись «шуры» дагестанских «амиров», состоявшейся 30 июля 2010 г. в связи с назначением Сайфуллаха «амиром Дагестанского фронта». На видеокартинке – семеро «амиров» во главе с Вагабовым, командующие всеми «секторами» «Дагестанского фронта», а также один командир «спецбатальона». Еще двое «амиров» отсутствуют «по уважительным причинам». Закадровый голос объявил, что в каждом секторе «фронта» будут назначены «кадии» - шариатские судьи (Джамаат Шариат, 30.7.2010). Должность «кадия» прежде не упоминалась в номенклатуре должностей боевиков, насколько ее можно себе представить по сообщениям их сайтов.

Менее чем через месяц после «шуры», 21 августа, в результате спецоперации в с. Гуниб М. Вагабов и четверо его соратников были убиты. Новым «амиром» и «валием» Дагестана 1 сентября Умаров объявил «амира» Хасана (Исрапила Велиджанова), прежде руководившего «Южным сектором Дагестанского фронта» (Кавказский джихад, 1.9.2010).

Отразится ли гибель Вагабова на активности боевиков – судить рано. Пока боевики Дагестана бодро рапортуют на страницах своего сайта «Джамаат Шариат», объявленного 18 августа 2010 г. официальным органом «Вилайата Дагестан», о том, что «зона в несколько сот квадратных километров, начиная от предгорного Буйнакска, включая несколько горных районов, находится практически под полным контролем моджахедов». Утверждается, что из рядов милиции происходит массовое увольнение сотрудников, в то время как свыше ста молодых людей в Дагестане только за первую половину этого года ушли «на джихад» (Джамаат Шариат, 16.8.2010).
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

«Мемориал» icon«Мемориал» получил премию имени Серхио Виейры де Мелло
Кракове (Польша) Обществу «Мемориал» была вручена премия имени Серхио Виейры де Мело
«Мемориал» iconЛ. В. Вахнина (Правозащитный центр «Мемориал»)
Незаконное использование труда военнослужащих по призыву в целях, не обусловленных исполнением обязанностей военной службы
«Мемориал» iconС. А. Ларьков (нипц “Мемориал”, Москва)
«ниспровергателями». Она и сейчас воспринимается такой, какой была создана в умах и настроении современников 70 лет назад советской...
Разместите кнопку на своём сайте:
поделись


База данных защищена авторским правом ©docs.podelise.ru 2012
обратиться к администрации
ЖивоДокументы
Главная страница